Сколько длилась оборона Брестской крепости

Оборона Брестской крепости

Гарнизон пограничной крепости Брест одним из первых принял на себя удар гитлеровского нашествия. Советские солдаты оказали такое упорное и яростное сопротивление, которого немцы ещё не видели во время своих завоеваний европейских стран.

Защитники Брестской крепости в течение недели сдерживали натиск немецких войск, которые численно значительно превосходили их, несмотря на то, что эти атаки имели серьёзную поддержку артиллерии и авиации.

Гитлеровцы сумели завладеть основными укреплениями, но локальные очаги сопротивления продолжались ещё несколько недель, даже в условиях катастрофической нехватки боеприпасов, медикаментов, продовольствия.

Героическая оборона Брестской крепости стала первым сражением войны, в котором советские солдаты показали свою решимость сражаться до последнего. Битва убедительно показала: блицкриг, хорошо срабатывавший в европейских странах, в СССР может застопориться или оказаться совсем неудачным.

  1. Брестская крепость – История
  2. Осада Брестской крепости – Вопрос хронологии
  3. Оборона Брестской крепости кратко самое главное
  4. Брестская крепость: сколько держалась она после взятия самой цитадели
  5. Брестская крепость ВОВ – Итоги героической обороны

Брестская крепость – История

История брестской крепости началась в XIX веке – в качестве укреплённого пункта на западных рубежах Российской империи. В годы революционного хаоса и гражданской войны часть российских территорий (в том числе и Брест) заняла Польша. В 1939 году Западная Белоруссия, вместе с Брестом, была присоединена к Советскому Союзу.

К началу Великой Отечественной крепость, разумеется, уже не выполняла функций военного укрепления. Её постройки использовали как казармы, госпиталь и жилые помещения. Когда вермахт напал на Брест, в крепости размещалось около 8 тысяч военнослужащих, около трёхсот офицерских семей, много медицинского и обслуживающего персонала.

Осада Брестской крепости – Вопрос хронологии

Штурм Брестской крепости начался на рассвете 22 июня 1941 года. К полудню того же дня командование 45-й дивизии вермахта, участвовавшей в операции, уже планировало подавить сопротивление советских пограничников и красноармейцев. Не вышло.

Сколько дней длилась оборона Брестской крепости? Организованное сопротивление было подавлено в течение недели. Однако отдельные мелкие группы советских солдат и офицеров укрылись в подвалах и казематах, продолжая сражаться. Майор Пётр Гаврилов был захвачен в плен раненым 23 июля – через месяц после нападения на Брест.

Герои Брестской крепости бескомпромиссно дрались с численно превосходящими силами врага, надеясь на то, что скоро подоспеет подмога, и регулярные части Красной Армии погонят захватчиков прочь с территории СССР. Они не знали, и даже не могли себе представить, что уже никто сюда не придёт до 1944 года.

Интересно, что после Великой Отечественной войны целое десятилетие защита Брестской крепости была практически никому не известным эпизодом 1941 года. Лишь в середине 1950-х годов эту тему «раскрутил» писатель Сергей Смирнов, бывший военный репортёр. Он провёл собственное расследование, нашёл майора Гаврилова, других защитников крепости, сделал их подвиги достоянием общественности. Пётр Гаврилов получил Золотую Звезду Героя Советского Союза лишь в 1957 году.

После этого оборона Брестской крепости, кратко известная лишь узкому кругу лиц, стала широким полем деятельности для советских писателей и публицистов. Одним из самых известных литературных произведений на данную тему стала книга Бориса Васильева «В списках не значился» – о вымышленном лейтенанте Николае Плужникове, который якобы сражался с немцами, скрываясь в казематах Брестской крепости, вплоть до апреля 1942 года. По ней был поставлен спектакль, снят фильм.

Благодаря бурной деятельности писателей и публицистов, на вопрос – сколько длилась оборона Брестской крепости? – стали даваться самые разнообразные ответы, вплоть до самых фантастичных: 9 месяцев, или даже целый год. Но эти версии построены лишь на литературном вымысле и связи с реальностью не имеют.

Так сколько дней войны Брестской крепости держали оборону? Последним документально подтверждённым защитником цитадели был Пётр Михайлович Гаврилов, пленённый оккупантами 23 июля 1941 года.

Оборона Брестской крепости кратко самое главное

С самого начала, она была стихийной, эта оборона. Брестская крепость была застигнута врагами врасплох. Артиллерийский обстрел казарм и жилых домов, начатый в 4 утра, «вытряхнул» из них на улицы полуодетых, слабоорганизованных, плохо вооружённых или вовсе безоружных людей. Многие погибли, даже не успев сообразить, что происходит.

Однако те, кто остался в живых, не поспешили сдаться на милость агрессоров, а оказали им упорное сопротивление – даже в условиях хаоса и отсутствия чёткого командования. Изначально крепость штурмовали от тысячи до полутора тысяч военнослужащих 45-й пехотной дивизии вермахта.

Благодаря вероломству и неожиданности их нападения, единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать был не в состоянии, но и разбитый на несколько отдельных очагов сопротивления, он сражался яростно. Немцы понесли серьёзные потери и поняли, что оборона Бреста будет упорной. Они с удивлением убедились в том, что многие советские солдаты продолжают драться даже в самой безнадёжной ситуации, даже не рассматривая такого варианта, как плен.

22 июня было сделано 8 атак. Гитлеровские войска понесли значительные потери, но конечной цели своей так и не достигли. Прорвавшиеся в крепость штурмовые группы отозвали назад и создали по периметру блокадную линию, превратив военные действия из штурма в осаду.

23 июня немцы обстреляли крепость из артиллерии и провели её авиабомбардировку, после которой снова попытались штурмом взять цитадель и осуществить зачистку внутри неё. Эта попытка провалилась, и штурм превратился в затяжные кровопролитные бои.

Разрозненные отряды защитников крепости возглавили и сколотили в боевые группы люди, которые вошли в историю как Брест крепостные герои: капитан Иван Зубачёв (был взят в плен раненым 30 июня); старший лейтенант Александр Потапов (погиб 29 июня); лейтенант Анатолий Виноградов (попал в плен 24 июня); лейтенант Андрей Кижеватов (погиб 29 июня); полковой комиссар Ефим Фомин (погиб 26 июня).

24 июня атакующие сами попали в окружение: штурмовая группа гитлеровцев была блокирована в здании клуба (бывшей церкви) и была вынуждена срочно просить помощи. Тем не менее, в этот день, ценой больших потерь, немцы захватили большую часть крепости.

В последующие дни сопротивление продолжалось – несмотря на плотный натиск атакующих и артиллерийские обстрелы, чередующиеся с предложениями сдаться в плен. Продолжавшие сражаться красноармейцы не имели возможностей пополнить свои ряды и запасы, поэтому их силы таяли, а сопротивление постепенно угасало.

Была проведена бомбардировка Брестской крепости 22-мя 500-килограммовыми авиабомбами и одной супер-бомбой 1800 кг. Начались пожары. Несколько групп защитников попытались прорваться из крепости, но их участники, в большинстве своём, погибли или были пленены врагами. Вырваться удалось лишь немногим.

В течение 29-30 июня организованное сопротивление было подавлено. Оставшиеся мелкие группы и отдельные защитники прятались в казематах и совершали редкие вылазки, нанося неожиданные удары по оккупантам. Последним из таких защитников был пленён майор Гаврилов (23 июля).

Брестская крепость: сколько держалась она после взятия самой цитадели

Но сопротивление гитлеровским войскам продолжалось и после того, как закончилась оборона Брестской крепости. Дата его завершения точно не известна. Ведь те, кто вырвался из цитадели, ушли в партизанские отряды и продолжили сражаться с врагом до конца.

Таких людей было очень немного: большинство военнослужащих погибли или были пленены в первую неделю боёв.

Брестская крепость ВОВ – Итоги героической обороны

Только ценой огромных усилий и потерь немцы взяли Брест. Оборона 1941 года наглядно показала, что блицкриг ждёт в Советском Союзе провал. Наши войска потеряли при обороне крепости около 1,5 тысяч человек убитыми и 7223 человека пленными, 80% из которых погибли в плену. Агрессоры были поражены смелостью защитников Брестской крепости и отвагой, с которой те дрались.

Брестская крепость история обороны стала широко известной и была описана в середине 1950-х годов писателем Сергеем Смирновым, при поддержке Константина Симонова. После этого героические сражения 22-30 июня 1941 г. стали одним из ярких примеров мужества советских войск, вошедших в мировую историю. А Брест получил почётное наименование «крепость-герой».

История подвига. 10 вопросов и ответов об обороне Брестской крепости

22 июня 1941 года жизнь советских людей изменилась навсегда. Началась война, принесшая нашему народу тяжелейшие испытания, страшные потери, нечеловеческие муки. Встал вопрос даже не о судьбе государства, а о будущем народов, его населявших.

Его, этого будущего, могло и не быть. Планы гитлеровцев предполагали планомерное сокращение численности населения тех, кого они причислили к «низшей расе».

Скептики, впрочем, утверждают, что история обороны Брестской крепости была мифологизирована, и в действительности гитлеровцы добились успеха на этом направлении достаточно быстро. В нашем материале мы попробуем ответить на самые распространенные вопросы об одном из первых эпизодов Великой Отечественной войны.

Как, когда и кем была построена Брестская крепость?

Планы строительства оборонительных сооружений на территориях, приобретенных Российской империей после раздела Польши, появились еще в конце XVIII века. Однако эпоха наполеоновских войн отложила эти планы. Проект строительства Брест-Литовской крепости в итоге был утвержден лишь в 1830 году, а практические работы начались еще тремя годами позже.

Автором проекта крепости был Карл Иванович Опперман, руководство работами было поручено командиру Западного инженерного округа генерал-майору Ивану Ивановичу Дену, а высший надзор за ходом строительства был возложен на генерал-фельдмаршала князя Ивана Федоровича Паскевича.

26 апреля 1842 года над крепостью 1-го класса Брест-Литовск был торжественно поднят крепостной штандарт. В момент открытия она была одним из самых совершенных укреплений России, которое соответствовало своему предназначению и всем требованиям обороны.

В последующие десятилетия крепость несколько раз подвергалась модернизации, в том числе в начале Первой Мировой войны. К весне 1915 года крепость стала одной из наиболее подготовленных русских крепостей, а также одной из самых сильных крепостей Евроы. Однако в последний момент было принято решение крепость не оборонять, а ценное имущество вывезти. В ночь на 13 августа 1915 года в ходе общего отступления крепость была оставлена и частично взорвана русскими войсками.

Почему в 1915 году русская армия сдала Брестскую крепость без боя?

Военная стратегия XIX века плохо сочеталась с реалиями XX века. С появлением тяжелой артиллерии, авиации, танков оборона с упором на крепости стала гораздо менее эффективной. В условиях так называемого «Великого отступления» русской армии в 1915 году Брестская крепость рисковала остаться изолированной в глубоком тылу противника без шансов выдержать долгую осаду. Именно в такой ситуации оказалась Новогеоргиевская крепость, располагавшаяся на территории современной Польши. Ее гарнизон сумел сковать значительные силы немцев, однако ее осада продолжалась всего десять дней. Противник обложил крепость, захватив все её западные форты, затем начал бомбить с аэропланов и обстреливать из тяжёлых орудий, после чего взял штурмом внутренние форты. В Новогеоргиевске сдались в плен 83 000 человек, в том числе 23 генерала и 2100 офицеров. В качестве трофеев противнику достались 1204 орудия и более миллиона снарядов. Дабы Брест не разделил печальную участь Новогеогиевска, от его обороны решили отказаться.

Правда ли, что в 1939 году Брестскую крепость от гитлеровцев успешно обороняли поляки?

В 1921 году по Рижскому миру Брест и Брестская крепости отошли к Польше. После нападения Третьего Рейха на Польшу начальником Брестского гарнизона был назначен отставной генерал Константин Плисовский, который сформировал из имевшихся в его распоряжении подразделений общей численностью 2000—2500 человек боеспособный отряд в составе 4 батальонов (три пехотных и инженерный) при поддержке нескольких батарей, двух бронепоездов и некоторого количества легких французских танков «Рено FT-17». Непосредственная оборона Бреста от 19-го бронетанкового корпуса генерала Гейнца Гудериана началась 14 сентября 1939 года. Занять Брестскую крепость штурмом немцы так и не смогли. Поляки, отразив семь атак и потеряв до 40 процентов личного состава, 17 сентября ушли через Буг в Тереспольское укрепление и оттуда в Тересполь.

Какие советские подразделения находились в Брестской крепости к утру 22 июня 1941 года?

К 22 июня 1941 года в крепости дислоцировалось 8 стрелковых батальонов, 1 разведывательный, 1 артиллерийский полк и 2 артиллерийских дивизиона (ПТО и ПВО), некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознаменного Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона конвойных войск НКВД, штабы частей, всего около 9 тысяч человек.

Как долго продолжалась оборона Брестской крепости в 1941 году?

Споры возникают по причине того, что нет согласия в вопросе о том, что можно считать обороной как таковой.

В руинах казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР была обнаружена надпись «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина», датированная 20 июля 1941 года. Последний официальный немецкий рапорт о боестолкновении в крепости датирован 23 июля: «В середине дня 23.07 команда по уборке подверглась обстрелу из каземата у Северных ворот, стреляли оставшиеся блокированные враги. Ранено 5 человек. Во время последовавшего за этим событием прочесывания крепости ранен ещё один солдат. В плен взят 1 русский старший лейтенант».

В то же время уже к вечеру 24 июня немцы овладели большей частью крепости, за исключением участка кольцевой казармы возле Брестских ворот цитадели, казематов в земляном валу на противоположном берегу Мухавца и расположенного на Кобринском укреплении Восточного форта. Кольцевые казармы пали 26 июня, бои в Восточном форте прекратились 30 июня после нанесения ударов сверхтяжелыми авиабомбами. С этого момента можно говорить только об отдельных очагах сопротивления и одиночных попытках прорыва из крепости.

Правда ли, что большая часть военнослужащих, находившихся в Брестской крепости, не принимала участие в обороне и сдалась в плен?

Действительно, 22-24 июня в плену оказались несколько тысяч советских солдат, находившихся в Брестской крепости. Объяснялось это просто — лишенные руководства, оружия, доступа к воде бойцы считали свое положение безвыходным. Иногда им просто нечем было сражаться с хорошо вооруженным противником. Но там, где командиры успели взять ситуацию под контроль, шла упорная борьба с гитлеровцами. Отлично проявили себя пограничники, бойцы батальона конвойных войск НКВД и другие подразделения. В сложившихся условия почти все державшие оборону формирования оказывались сводными, составленными из тех, кто смог добраться до той или иной позиции.

Читайте также  Что может дать служба в ВДВ

Правда ли, что советское командование не планировало защищать Брестскую крепость?

На самом деле помещения крепости, начиная с 1939 года, использовались для размещения войск, выступая в качестве казарм и складов, а не объектов обороны.

Большинство советских частей, находившихся в Брестской крепости, согласно плану действий в случае начала войны, должны были ее покинуть, отправившись в районы сосредоточения. Из числа войск, размещавшихся в крепости, для её обороны предусматривался лишь один стрелковый батальон, усиленный артдивизионом. Поэтому с началом атаки гитлеровцев основная часть советских сил стала выходить из крепости, действуя по ранее утвержденному плану. Да и в дальнейшем руководство рассчитывало на прорыв, после которого была надежда выйти на соединение с основными силами. К сожалению, большинство участников попыток прорыва были либо убиты, либо взяты в плен гитлеровцами.

Правда ли, что в Москве ничего не знали о боях в Брестской крепости?

Действительно, не знали практически ничего. Подразделения, успевшие отойти на восток, не имели информации о тех, кто остался. То, что сопротивление немцам оказывалось, командование знало, но никаких данных о его продолжительности, ожесточенности и судьбе выживших советских бойцов не было. В феврале 1942 года в районе села Кривцово на Орловщине советские войска добивали остатки немецких частей, ранее потерпевших поражение под Ливнами. Среди захваченных трофеев оказался и целый архив штаба немецкой дивизии. Во время его разбора нашли документ, озаглавленный «Боевое донесение о взятии Брест-Литовска». Из него советскому командованию впервые стало известно об упорном сопротивлении, оказанном гитлеровцам защитниками Брестской крепости. Однако восстанавливать общую картину событий пришлось в течение многих лет, опираясь как на немецкие документы, так и на воспоминания выживших участников обороны.

Как сами гитлеровцы оценивали результаты боев за Брестскую крепость?

Немецкие документы свидетельствуют: немцы считали эти бои крайне тяжелыми, потребовавшими усилий, которых не требовалось во время предыдущих кампаний в Европе.

Командир 45-й дивизии вермахта Фриц Шлипер писал: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе». Начальник генштаба сухопутных войск вермахта Франц Гальдер записал в своем дневнике: «Майор фон Бюлов доложил свои впечатления о действиях танковой группы Гудериана, при штабе которой он состоит офицером связи. Подтверждается, что 45-я пехотная дивизия, по-видимому, зря понесла в районе Брест-Литовска большие потери».

Было назначено расследование действий командования 45-й дивизии, которое, впрочем, серьезными санкциями не обернулось.

Правда ли, что один из руководителей обороны Брестской крепости Петр Гаврилов впоследствии был репрессирован?

Командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии майор Петр Гаврилов 22 июня 1941 года возглавил группу бойцов из 1-го батальона своего полка и мелких разрозненных подразделений 333-го и 125-го стрелковых полков, во главе которой сражался на валу у Северных ворот Кобринского укрепления. С 24 июня Гаврилов стал руководителем обороны Восточного форта. Майор продолжал сражаться даже после того, как организованное сопротивление прекратилось. Именно его, тяжелораненого, немцы захватили в плен 23 июля. Гаврилов считается последним защитником крепости из тех, о ком известно достоверно.

Врач, лечивший майора в плену, вспоминал: ««Пленный был в командирской форме, но она превратилась в лохмотья. Он был ранен, истощён так, что не мог даже глотать, врачам пришлось применить искусственное питание. Но немцы сказали, что этот человек всего час тому назад в одиночку принял бой в одном из казематов, убил нескольких гитлеровцев. Было ясно, что только из уважения к его храбрости пленного оставили в живых».

В 1955 году писатель Сергей Смирнов запустил на радио цикл передач «В поисках героев Брестской крепости», с которого и началось восстановление имен героев. В программах прозвучало и имя Петра Гаврилова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1957 года за образцовое выполнение воинского долга при обороне Брестской крепости и проявленные при этом мужество и героизм Гаврилову Петру Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Вплоть до самой смерти Петр Михайлович ездил по стране, занимался общественной работой, патриотическим воспитанием, рассказывал о своих боевых товарищах. Не стало героя в 1979 году. Согласно его завещанию, защитник крепости был похоронен на Гарнизонном кладбище Бреста.

Честная история обороны Брестской крепости в 1941

Основной источник — статья Дмитрия Боткина «Брестская крепость — честная история».

Воинам РККА 1941 года посвящается.

Предисловие.
Безусловно, любое государство и любая нация никогда не будут объективны в оценке тех или иных исторических событий: всегда будут скрывать не самые приятные события своей истории и приукрашивать те события, которые представляют нацию в выигрышном свете. И это нормально, такова природа человека. Проблема возникает, когда начинают историю откровенно фальсифицировать и придумывать то, чего не было вообще. Ещё хуже, когда это становится частью государственной политики. Власть должна задуматься: может ли она призывать граждан быть честными, если сама врет? До сих пор в некоторых учебниках истории написано, что крепость в 1941 держалась больше месяца. Концепция честной истории заключается в том, чтобы честно рассказывать о том, что было и чего не было. К тому же честность никак не умаляет подвига героических защитников крепости.

Честно – писать, что оборона Брестской крепости закончилась со сдачей Восточного форта 29 июня.

Нечестно – писать про месячную оборону, ссылаясь лишь на немецкий отчёт от 23 июля о пленении на территории крепости всего одного человека.

Честно – писать о том, что немецкие войска были поражены смелостью защитников Брестской крепости и отмечали отвагу, с которой те дрались.

Нечестно при этом не написать, что 80% гарнизона сдалось в плен в первые 3 дня обороны.

Честно – писать, что немецкие войска понесли значительные потери – 456 человек.

Нечестно — не написать, что наши войска потеряли примерно 1500 убитыми и 7000 пленными, 80% которых погибнет в плену

Хронология обороны Брестской крепости хорошо известна: штурм крепости начался 22 июня на рассвете, а уже 29 июня (на 8 день) был подавлен последний очаг сопротивления. Соотношение потерь тоже не тайна: немецкие войска за 8 дней боёв в крепости потеряли 456 своих солдат и офицеров. Наши войска в крепости потеряли около 1,5 тыс. убитыми, и около 7 тыс. попали в плен. К 22.06.1941 в крепости находилось примерно 8-9 тысяч личного состава. Это были подразделения 17-го погранотряда, подразделения 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, 8 стрелковых и 1 разведывательный батальоны, 2 артиллерийских дивизиона (ПТО и ПВО), некоторые подразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й и 42-й стрелковой дивизий, 33-го отдельного инженерного полка, и т.д.

22 июня 1941 года (1-й день обороны Брестской крепости).
Спящие советские военнослужащие были застигнуты врасплох очень мощным артобстрелом. Немцы планировали захватить крепость за несколько часов, но просчитались и уже в первый день войны вынуждены были отступить и перейти к осаде, понеся значительные потери. Уже в первый день войны в крепости перестал работать водопровод, а июнь выдался сухим и жарким. Несмотря на то что крепость со всех сторон окружала вода, у защитников крепости были большие проблемы с её добычей – немецкие пулемётчики заняли противоположные берега реки и не подпускали к воде никого ни днём, ни ночью. Положение обороняющихся осложняло и значительное количество гражданских людей в крепости (на территории крепости проживали около 300 семей командиров).

Крепость было поручено штурмовать 45-й пехотной дивизии вермахта при поддержке большого количества артиллерийских частей. К 9-00 22.06.1941 крепость была полностью окружена. Но постепенно гарнизон крепости пришёл в себя и начал оказывать сопротивление. Очень активно действовали советские снайперы, метким огнём они планомерно уничтожали немецких офицеров (жалобы на снайперов есть практически в каждом немецком боевом донесении). Более того, около 50 немцев оказались в окружении в здании клуба на Центральном острове.

После полудня немцы предприняли ещё несколько попыток штурма (в том числе с применением самоходок), чтобы деблокировать своих окруженцев и все-таки завершить операцию в первый же день, но они оказались безуспешными. Вечером начался отвод немецких частей из крепости. При этом главная задача дня, которая стояла перед дивизией, была выполнена: все мосты через Буг и Мухавец немцы захватили целыми и был захвачен весь Брест. За этот день 22 июня немцы потеряли 313 человек.

23 июня (2-й день обороны).
Учитывая, что Брестская крепость больше не являлась препятствием для продвижения немецких войск на восток, немецкое командование приняло решение больше не штурмовать её во избежание ненужных потерь, а с помощью артиллерийских обстрелов и агитации принудить оставшихся защитников крепости сдаться. В результате за этот день в плен сдались 1600 солдат Красной Армии. Однако значительная часть бойцов всё ещё продолжала сражаться – весь день и всю ночь предпринимались попытки вырваться из крепости (в большинстве случаев неудачные). Немцы в этот день потеряли 23 человека (ещё 12 умерли от ран в госпитале).

24 июня (3-й день обороны). Успехи предыдущего дня вдохновили немецкое командование на повторное использование отработанного сценария – обстреливать и призывать сдаваться. Но утром от окружённых третий день в клубе немцев, которые находились там уже два дня, по рации пришёл отчаянный зов о помощи. Было принято решение прорваться к ним силами батальона и попытаться вывести осаждённых. Эта попытка удалась, кроме того, немцы заняли множество важных участков крепости. К концу дня стало понятно, что осталось лишь несколько очагов сопротивления: Восточный форт, Дом офицеров, кольцевая казарма у Брестских ворот, казарма 333-го полка у Тереспольских ворот, и несколько казематов в земляном валу. Потери штурмующих – 52 человека.

25 июня (4-й день обороны). Последний активный день боёв. Немцы проводят зачистку Центрального острова. После подрыва нескольких отсеков Дома офицеров, последние его защитники сложили оружие. Продолжаются отчаянные попытки осаждённых вырваться из крепости. Потери немцев – 15 человек.

26 июня (5-й день обороны). Утром ликвидирован последний очаг сопротивления на Центральном острове. Потери немцев – 6 чел.

27 июня (6-й день обороны). Осада Восточного форта, зачистки других участков. Потери немцев – 1 чел.

28 июня (7-й обороны). Осада Восточного форта. Потери немцев – 0.

29 июня (8-й день). Подавлено сопротивление в Восточном форте, где долго держалась группа бойцов под командованием майора П.М. Гаврилова (командира 44-го СП). Из подвалов казарм 333-го полка у Тереспольских ворот группа А.Е. Потапова и присоединившиеся к ней пограничники А.М. Кижеватова предприняли попытку прорыва в сторону Западного острова. В ходе прорыва большинство его участников погибли или были захвачено в плен. Потери немцев – 0. Итак, крепость продержалась 8 суток.

По донесению командира 45-й ПД генерал-лейтенанта Шлипера, в районе крепости на 30 июня было взято в плен: 101 офицер, 7122 младших командиров и бойцов РККА. Вместе с тем Шлипер пишет: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе.»

2 июля (11-й день войны). 45-я пехотная дивизия покидает Брест.

Основная масса оставшихся в Брестской крепости военнослужащих не приняла участия в боевых действиях и в течение первых дней массово сдалась в плен. Активное сопротивление противнику оказала только незначительная часть гарнизона. Защитники крепости стихийно объединялись в различные боевые группы, действовавшие по большей части разрозненно. Это было героическая, но плохо организованная оборона с огромными потерями.

Безусловно, уместно сравнить оборону Брестской крепости силами РККА в 1941 с обороной той же крепости польской армией в 1939г. Всего в крепости насчитывалось 4 пехотных батальона, артдивизион и другие подразделения численностью до 4 тыс. солдат и офицеров. На вооружении они имели 12-16 танков «Рено ФТ-17», 18 полевых орудий, 8 зенитных орудий, 16 станковых пулеметов. Несмотря на слабые силы и уже фактически проигранную войну польское командование приказало подготовить крепость к обороне и защищать ее. 14 сентября немцы (части 19-го танкового корпуса Гудериана) атаковали крепость с ходу и были отброшены с большими потерями. 15 сентября немцы пошли на более подготовленный штурм и к концу дня прорвались в Цитадель. 16 сентября штурм продолжился при поддержке люфтваффе. В этот день, имея потери 40% личного состава, командующий обороной генерал Плисовский (расстрелян в здании харьковского управления НКВД в апреле 1940 года) отдал приказ идти на прорыв. В ночь с 16 на 17 польский прорыв был осуществлен успешно. В крепости прикрывать прорыв остался небольшой отряд, выбивать который пришлось уже частям Красной армии с 23-го по 27 сентября. В ночь с 26 на 27 последним польским защитникам крепости удалось прорваться из окружения. В ходе обороны крепости в плен сдались 8 польских офицеров и примерно 1200-1400 солдат; около 1000 погибли. Как видим, польские солдаты и офицеры защищали Брестскую крепость ничуть не менее упорно, отважно и долго, чем советские.

Честная история — это подлинное уважение к настоящим защитникам крепости. Вряд ли тем из них, кто чудом выжил на войне, в плену, нравилось бы послевоенное вранье про «оборону больше месяца». Честная история – это не только про наше прошлое, но и про наше будущее. И самое главное: это про признание и изучение сделанных ошибок, чтобы не повторять их в последующем. Правда нужна для того, чтобы катастрофа 1941 года больше не повторилась.

Оборона Брестской крепости

ЛЕГЕНДА СТАНОВИТСЯ БЫЛЬЮ

В феврале 1942 года на одном из участков фронта в районе Орла наши войска разгромили 45-ю пехотную дивизию противника. При этом был захвачен архив штаба дивизии. Разбирая документы, захваченные в немецком архиве, наши офицеры обратили внимание на одну весьма любопытную бумагу. Этот документ назывался «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска», и в нем день за днем гитлеровцы рассказывали о ходе боев за Брестскую крепость.

Читайте также  Что лучше Adobe Illustrator или Corel Draw

Вопреки воле немецких штабистов, которые, естественно, старались всячески превознести действия своих войск, все факты, приводимые в этом документе, говорили об исключительном мужестве, о поразительном героизме, о необычайной стойкости и упорстве защитников Брестской крепости. Как вынужденное невольное признание врага звучали последние заключительные слова этого донесения.

«Ошеломляющее наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови, — писали штабные офицеры противника. — Эта простая истина еще раз доказана при взятии Брестской крепости. Русские в Брест-Литовске дрались исключительно настойчиво и упорно, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».

Таково было признание врага.

Это «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска» было переведено на русский язык, и выдержки из него опубликованы в 1942 году в газете «Красная звезда». Так, фактически из уст нашего врага, советские люди впервые узнали некоторые подробности замечательного подвига героев Брестской крепости. Легенда стала былью.

Прошло еще два года. Летом 1944 года, во время мощного наступления наших войск в Белоруссии, Брест был освобожден. 28 июля 1944 года советские воины впервые после трех лет фашистской оккупации вошли в Брестскую крепость.

Почти вся крепость лежала в развалинах. По одному виду этих страшных руин можно было судить о силе и жестокости происходивших здесь боев. Эти груды развалин были полны сурового величия, словно в них до сих пор жил несломленный дух павших борцов 1941 года. Угрюмые камни, местами уже поросшие травой и кустарником, избитые и выщербленные пулями и осколками, казалось, впитали в себя огонь и кровь былого сражения, и людям, бродившим среди развалин крепости, невольно приходила на ум мысль о том, как много видели эти камни и как много сумели бы рассказать, если бы произошло чудо и они смогли заговорить.

И чудо произошло! Камни вдруг заговорили! На уцелевших стенах крепостных строений, в проемах окон и дверей, на сводах подвалов, на устоях моста стали находить надписи, оставленные защитниками крепости. В этих надписях, то безымянных, то подписанных, то набросанных второпях карандашом, то просто нацарапанных на штукатурке штыком или пулей, бойцы заявляли о своей решимости сражаться насмерть, посылали прощальный привет Родине и товарищам, говорили о преданности народу и партии. В крепостных руинах словно зазвучали живые голоса безвестных героев 1941 года, и солдаты 1944 года с волнением и сердечной болью прислушивались к этим голосам, в которых были и гордое сознание исполненного долга, и горечь расставания с жизнью, и спокойное мужество перед лицом смерти, и завет о мщении.

«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюбов, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941. Умрем, но не уйдем!» — было написано на кирпичах наружной стены близ Тереспольских ворот.

В западной части казарм в одном из помещений была найдена такая надпись: «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои. Июль. 1941».

В центре крепостного двора стоит полуразрушенное здание церковного типа. Здесь действительно была когда-то церковь, а впоследствии, перед войной, ее переоборудовали в клуб одного из полков, размещенных в крепости. В этом клубе, на площадке, где находилась будка киномеханика, на штукатурке была выцарапана надпись: «Нас было трое москвичей — Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву: умрем, но не уйдем отсюда. Июль. 1941».

Эту надпись вместе со штукатуркой сняли со стены и перенесли в Центральный музей Советской Армии в Москве, где она сейчас хранится. Ниже, на той же стене, находилась другая надпись, которая, к сожалению, не сохранилась, и мы знаем ее только по рассказам солдат, служивших в крепости в первые годы после войны и много раз читавших ее. Эта надпись была как бы продолжением первой: «Я остался один, Степанчиков и Жунтяев погибли. Немцы в самой церкви. Осталась последняя граната, но живым не дамся. Товарищи, отомстите за нас!» Слова эти были выцарапаны, видимо, последним из трех москвичей — Ивановым.

Заговорили не только камни. В Бресте и его окрестностях, как оказалось, жили жены и дети командиров, погибших в боях за крепость в 1941 году. В дни боев эти женщины и дети, застигнутые в крепости войной, находились в подвалах казарм, разделяя все тяготы обороны со своими мужьями и отцами. Сейчас они делились воспоминаниями, рассказывали много интересных подробностей памятной обороны.

И тогда выяснилось удивительное и странное противоречие. Немецкий документ, о котором я говорил, утверждал, что крепость сопротивлялась девять дней и пала к 1 июля 1941 года. Между тем многие женщины вспоминали, что они были захвачены в плен только 10, а то и 15 июля, и когда гитлеровцы выводили их за пределы крепости, то на отдельных участках обороны еще продолжались бои, шла интенсивная перестрелка. Жители Бреста говорили, что до конца июля или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба, и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен их армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат.

Таким образом, становилось ясно, что немецкое донесение о занятии Брест-Литовска содержало заведомую ложь и что штаб 45-й дивизии противника заранее поспешил сообщить своему высшему командованию о падении крепости. На самом же деле бои продолжались еще долго. В 1950 году научный сотрудник московского музея, исследуя помещения западных казарм, нашел еще одну надпись, выцарапанную на стене. Надпись эта была такой: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» Подписи под этими словами не оказалось, но зато внизу стояла совершенно ясно различимая дата — «20 июля 1941 года». Так удалось найти прямое доказательство того, что крепость продолжала сопротивление еще на 29-й день войны, хотя очевидцы стояли на своем и уверяли, что бои шли больше месяца. После войны в крепости производили частичную разборку развалин и при этом под камнями нередко находили останки героев, обнаруживали их личные документы, оружие.

Смирнов С.С. Брестская крепость. М., 1964

БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ

Построенная почти за столетие до начала Великой Отечественной войны (возведение основных укреплений было завершено к 1842 г.), крепость давно утратила в глазах военных стратегическое значение, поскольку не считалась способной выдержать натиск современной артиллерии. Как следствие, объекты комплекса служили, в первую очередь, для размещения личного состава, который в случае войны должен был держать оборону за пределами крепости. При этом план по созданию укрепленного района, учитывавший новейшие достижения в области фортификации, по состоянию на 22 июня 1941 г. не был полностью реализован.

На момент начала Великой Отечественной войны гарнизон крепости состоял в основном из подразделений 6-й и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса РККА. Но он существенно сократился ввиду участия многих военнослужащих в плановых учебных мероприятиях.

Операция немцев по захвату крепости была начата мощной артиллерийской подготовкой, разрушившей значительную часть строений, уничтожившей большое число бойцов гарнизона и поначалу заметно деморализовавшей уцелевших. Противник быстро закрепился на Южном и Западном островах, а штурмовые отряды появились на Центральном острове, однако не сумели занять казармы в Цитадели. В районе Тереспольских ворот немцы встретили отчаянную контратаку советских бойцов под общим командованием полкового комиссара Е.М. Фомина. Авангардные подразделения 45-й дивизии вермахта понесли при этом серьезные потери.

Выигранное время позволило советской стороне организовать упорядоченную оборону казарм. Гитлеровцы вынуждены были оставаться на занятых позициях в здании армейского клуба, откуда некоторое время не могли выбраться. Огнем были остановлены и попытки прорыва подкрепления противника по мосту через Мухавец в районе Холмских ворот на Центральном острове.

Помимо центральной части крепости постепенно росло сопротивление в других частях комплекса зданий (в частности, под командованием майора П.М. Гаврилова на северном Кобринском укреплении), причем бойцам гарнизона благоприятствовала плотная застройка. Из-за нее враг не мог вести прицельный артиллерийский огонь с близкого расстояния, не подвергаясь опасности самому быть уничтоженным. Располагая только стрелковым оружием и незначительным числом артиллерийских орудий и бронетехники, защитники крепости пресекли продвижение противника, а в дальнейшем, когда немцы осуществили тактическое отступление, заняли оставленные противником позиции.

Вместе с тем, несмотря на провал быстрого штурма, за 22 июня силам вермахта удалось взять всю крепость в кольцо блокады. До ее установления покинуть крепость и занять предписанные оборонительными планами рубежи сумело, по некоторым оценкам, до половины списочного состава размещенных в комплексе частей. С учетом потерь за первый день обороны, в итоге крепость защищали порядка 3,5 тыс. чел., блокированных в разных ее частях. Как следствие, каждый из крупных очагов сопротивления мог рассчитывать только на материальные ресурсы в непосредственной близости от себя. Командование объединенными силами защитников было возложено на капитана И.Н. Зубачева, заместителем которого стал полковой комиссар Фомин.

В последующие дни обороны крепости противник упорно стремился занять Центральный остров, но встречал организованный отпор гарнизона Цитадели. Только 24 июня немцам удалось окончательно занять Тереспольское и Волынское укрепления на Западном и Южном островах. Артиллерийские обстрелы Цитадели чередовались с налетами авиации, в ходе одного из которых винтовочным огнем был сбит немецкий истребитель. Защитниками крепости также были подбиты не менее четырех вражеских танков. Известно о гибели еще нескольких немецких танков на импровизированных минных заграждениях, установленных красноармейцами.

Против гарнизона противником применялись зажигательные боеприпасы и слезоточивый газ (в распоряжении осаждающих имелся полк тяжелых химических минометов).

Не менее опасной для советских солдат и гражданских лиц, находившихся с ними (в первую очередь, жен и детей офицеров), оказалась катастрофическая нехватка еды и питья. Если расход боеприпасов удавалось компенсировать за счет уцелевших арсеналов крепости и трофейного оружия, то потребности в воде, продовольствии, медикаментах и перевязочных материалах удовлетворялись на минимальном уровне. Водоснабжение крепости было разрушено, а ручной забор воды из Мухавца и Буга был практически парализован огнем противника. Ситуация дополнительно осложнялась непрекращающейся сильной жарой.

На начальном этапе обороны идея пробиться за пределы крепости и соединиться с основными силами была оставлена, поскольку командование защитников рассчитывало на скорый контрудар советских войск. Когда эти расчеты не оправдались, начались попытки прорыва блокады, однако все они завершились неудачей из-за подавляющего превосходства частей вермахта в живой силе и вооружении.

К началу июля, после особенно масштабной бомбардировки и артиллерийского обстрела, противнику удалось захватить укрепления на Центральном острове, уничтожив тем самым главный очаг сопротивления. С этого момента оборона крепости утратила целостный и скоординированный характер, и борьбу с гитлеровцами продолжали уже разрозненные группы в разных участках комплекса. Действия этих групп и одиночных бойцов приобретали все больше черт диверсионной активности и продолжались в ряде случаев до конца июля и даже до начала августа 1941 г. Уже после войны в казематах Брестской крепости была найдена выцарапанная кем-то из советских защитников надпись «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина. 20 июля 1941 г.»

Большинство уцелевших защитников гарнизона попали в немецкий плен, куда еще до прекращения организованной обороны были отправлены женщины и дети. Комиссар Фомин был расстрелян немцами, капитан Зубачев умер в плену, майор Гаврилов пережил плен и был уволен в запас в ходе послевоенного сокращения армии. Оборона Брестской крепости (после войны получила звание «крепости-героя») стала символом мужества и самопожертвования советских солдат в первый, самый трагический период войны.

Асташин Н.А. Брестская крепость // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010.

Как происходила оборона Брестской крепости

Репродукция картины/РИА «Новости»

Кривоногов П.А. «Защитники Брестской крепости», 1951 год

В феврале 1942 года советские войска в ходе Елецкой наступательной операции разгромили четырехпехотную дивизию вермахта. При этом был захвачен архив штаба дивизии, в документах которого были найдены очень важные бумаги — «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска». «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе», — говорилось в донесении командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера. Именно тогда советские войска узнали правду о боях за Брестскую крепость.

Разгромить в кратчайшие сроки

Ранним утром 22 июня 1941 года после авиационной и артиллерийской подготовки немецкие войска перешли границу СССР. В тот же день войну СССР объявили Италия и Румыния, чуть позднее — Словакия, Венгрия и другие союзники Германии. Большая часть советских войск была застигнута врасплох, и поэтому в первый день была уничтожена значительная часть боеприпасов и военной техники. Также немцы получили полное господство в воздухе, выведя из строя более 1,2 тыс. самолетов Советской армии. Так началась Великая Отечественная война.

По плану нападения на СССР «Барбаросса», немецкое командование рассчитывало в кратчайшие сроки разгромить Советскую армию, не дав ей опомниться и организовать скоординированное сопротивление.

Одними из первых сражаться за Родину стали защитники Брестской крепости. Накануне войны в лагеря на учения из крепости было выведено около половины численности личного состава. Таким образом, в Брестской крепости утром 22 июня было около 9 тыс. бойцов и командиров, не считая персонала и пациентов госпиталя. Штурм крепости и города Бреста был поручен 45-й пехотной дивизии генерал-майора Фрица Шлипера во взаимодействии с частями соседних боевых соединений. Всего в штурме участвовало около 20 тыс. человек. Кроме того, немцы имели преимущество и в артиллерии. Помимо дивизионного артполка, орудия которого не могли пробить полутораметровые стены укреплений, в нападении участвовали две 600-миллиметровые самоходные мортиры «Карл», девять мортир калибра 211 мм и полк реактивных многоствольных минометов калибра 158,5 мм. На момент начала войны советские войска просто не располагали подобным вооружением. По плану немецкого командования, Брестская крепость должна была сдаться максимум за восемь часов, и не более того.

Читайте также  К чему снится, как изменил девушке

«Солдаты и офицеры прибывали поодиночке в полураздетом виде»

Атака началась 22 июня 1941 года в 4.15 по советскому декретному времени ударом артиллерии и реактивных минометов. Каждые четыре минуты огонь артиллерии переносился на 100 метров восточнее. Ураганный огонь застал гарнизон крепости врасплох. В результате обстрела были уничтожены склады, прервана связь и нанесен значительный урон гарнизону. Чуть позже начался штурм укреплений.

Поначалу из-за неожиданной атаки гарнизон крепости не смог оказать скоординированного сопротивления.

«В районы сосредоточения по тревоге из-за беспрерывного артиллерийского обстрела, внезапно начатого врагом в 4.00 22.6.41 г., части дивизии компактно выведены быть не могли. Солдаты и офицеры прибывали поодиночке в полураздетом виде. Из сосредоточившихся можно было создать максимум до двух батальонов. Первые бои осуществлялись под руководством командиров полков товарищей Дородных (84 сп), Матвеева (333 сп), Ковтуненко (125 сп).»

(Донесение заместителя командира по политической части той же 6-й стрелковой дивизии полкового комиссара М.Н. Бутина.)

К 4.00 штурмовой отряд, потеряв две трети личного состава, захватил два моста, соединяющие Западный и Южный острова с Цитаделью. Однако, пытаясь взять крепость как можно быстрее, немецкие войска втянулись в ближний бой с использованием стрелкового оружия, что привело к большим потерям с обеих сторон.

Бои носили встречный характер. Во время одной из успешных контратак у Тереспольских ворот была почти полностью уничтожена немецкая штурмовая группа. К 7.00 группе советских войск удалось вырваться из крепости, но множеству военнослужащих прорыв так и не удался. Именно они и продолжили дальнейшую оборону.

Окончательно крепость была окружена к девяти часам утра. В боях в течение первого дня штурма 45-я пехотная дивизия, проведя не менее восьми масштабных атак, понесла небывалые ранее потери — только убитыми 21 офицер и 290 солдат и унтер-офицеров.

Отведя войска на внешние валы крепости, весь следующий день немецкая артиллерия проводила обстрел позиций защитников. В перерывах немецкие автомобили с громкоговорителями призывали гарнизон сдаться. Сдалось около 1,9 тыс. человек. Тем не менее остававшимся защитникам крепости удалось, выбив немцев из примыкающего к Брестским воротам участка кольцевой казармы, объединить два наиболее мощных из остававшихся в Цитадели очагов сопротивления. А еще осажденным удалось подбить три танка. Это были трофейные французские танки Somua S-35, вооруженные пушкой калибра 47 мм и обладавшие неплохим для начала войны бронированием.

Под покровом ночи осажденные попытались вырваться из окружения, но эта попытка провалилась. Почти все участники отрядов были пленены или уничтожены. 24 июня штаб 45-й дивизии доложил, что Цитадель взята и проводится зачистка отдельных очагов сопротивления. В 21.40 в штаб корпуса было доложено о взятии Брестской крепости. В этот день немецкие войска действительно овладели большей ее частью. Однако осталось еще несколько участков сопротивления, в том числе и так называемый «Восточный форт», который обороняло 600 бойцов под командованием майора Петра Михайловича Гаврилова. Он оказался единственным старшим офицером среди оборонявшихся. Большая часть командования была выведена из строя в первые минуты артобстрела.

«Пленный не мог даже сделать глотательного движения»

Несмотря на то что к 1 июля было разбито и рассеяно главное ядро защитников Цитадели, сопротивление продолжилось. Бои приобрели почти партизанский характер. Немцы блокировали участки сопротивления и пытались уничтожить защитников крепости. Советские бойцы, в свою очередь, пользуясь внезапностью и знанием укреплений, проводили вылазки и уничтожали захватчиков. Также продолжились попытки вырваться из окружения к партизанам, но сил для прорыва у защитников почти не оставалось.

Сопротивление таких одиночных разрозненных групп продолжалось практически весь июль. Последним защитником Брестской крепости считается майор Гаврилов, который, уже будучи тяжело раненным, попал в плен только 23 июля 1941 года. По свидетельству осматривавшего его врача, майор находился в крайней степени истощения:

«. пленный майор был в полной командирской форме, но вся одежда его превратилась в лохмотья, лицо было покрыто пороховой копотью и пылью и обросло бородой. Он был ранен, находился в бессознательном состоянии и выглядел истощенным до крайности. Это был в полном смысле слова скелет, обтянутый кожей.

До какой степени дошло истощение, можно было судить по тому, что пленный не мог даже сделать глотательного движения: у него не хватало на это сил, и врачам пришлось применить искусственное питание, чтобы спасти ему жизнь.

Но немецкие солдаты, которые взяли его в плен и привезли в лагерь, рассказали врачам, что этот человек, в чьем теле уже едва-едва теплилась жизнь, всего час тому назад, когда они застигли его в одном из казематов крепости, в одиночку принял с ними бой, бросал гранаты, стрелял из пистолета и убил и ранил нескольких гитлеровцев».

(Смирнов С.С. Брестская крепость)

Потери 45-й немецкой пехотной дивизии составили на 30 июня 1941 года 482 убитых, в том числе 48 офицеров, и более 1 тыс. раненых. Если учесть, что та же дивизия в 1939 году во время нападения на Польшу потеряла 158 убитыми и 360 ранеными, то потери были очень значительные. По донесению командира 45-й дивизии, немецкими войсками было взято в плен 25 офицеров, 2877 младших командиров и бойцов. 1877 советских военнослужащих погибло в крепости. К концу войны живых защитников Брестской крепости осталось около 400 человек.

Майор Гаврилов был освобожден из немецкого плена в мае 1945 года. Однако до середины 1950-х годов он был исключен из Коммунистической партии за утрату партбилета во время нахождения в концентрационных лагерях. Орденами и медалями были награждены около 200 защитников Брестской крепости, но лишь двое получили звание Героя Советского Союза — майор Гаврилов и лейтенант Кижеватов (посмертно).

Сколько дней Красная Армия выбивала еврофашистов из Брестской крепости

Советские защитники Брестской крепости столкнулись с врагом уже в первый день войны – 22 июня 1941 года. Только ко второй половине июля немецким войскам удалось окончательно сломить упорную оборону цитадели.

Через три года Брестскую крепость пришлось защищать уже отступавшим гитлеровцам.

Приступить к освобождению

Освобождение Бреста происходило в рамках Люблинско-Брестской операции, развернувшейся с 18 июля по 2 августа 1944 года. Ее выполнение было поручено маршалу Советского Союза Константину Рокоссовскому, возглавлявшему войска I Белорусского фронта.

На южном участке фронт выдвинулся далеко вперед и подошел вплотную к Ковелю. До Бреста оставалось не более 100 километров. Но и сопротивление врага обещало быть упорным.

Операция подразумевала нанесение серии концентрированных ударов в обход Брестского укрепрайона с разгромом группировки германских войск в Бресте и Люблине с дальнейшим выходом на варшавское направление. Нужно отметить, что к освобождению сел и городов Брестской области советские войска приступили еще до начала основной операции – месяцем ранее – в ходе Белорусской наступательной операции «Багратион».

На правом фланге наступления I Белорусский фронт ждало серьезное препятствие – здесь на линии Белосток – Брест немецкое командование попыталось организовать новый рубеж обороны. На отрезке более чем в 100 километров была создана мощная группировка, состоявшая из двух танковых и семи пехотных дивизий, шести дивизионных групп и двух отдельных бригад с десятком полков охраны.

Глубоко эшелонированный укрепрайон, усеянный дотами, дзотами и другими укреплениями долговременной и полевой фортификации, связанными между собой траншейными коммуникациями и тоннелями был образован и возле Бреста. Оборонительная линия была дополнительно прикрыта минными полями и проволочными заграждениями.

Особенно плотными рубежи обороны были на северо-восточной и восточной оконечностях города, где части РККА ждали три защитных вала, базировавшихся на старых крепостных фортах. Все дороги, ведущие в Брест с северо-востока, были заминированы.

Как вспоминал Герой Советского Союза генерал-лейтенант Александр Лучинский, в прошлом командующий 28-й армией,

«Мины были всюду: и на шоссейных дорогах, и на узеньких тропках, петлявших среди луговой поймы реки Лесная, и на железнодорожных насыпях». В связи с этим было принято решение уничтожить вначале группировку противника в районе Высоко-Литовска, дождаться подхода артиллерии и дополнительных комплектов боеприпасов и уже затем, обогнув Брест с севера, приступить к штурму города.

В кольце

Задача по освобождению Бреста была возложена на отдельные подразделения сразу трех армий – 28-й, 61-й и 70-й. Для генерал-полковника Василия Попова, назначенного на пост командующего 70-й армией, эта операция была особенной. В июне 1941 года он командовал 28-м стрелковым корпусом, куда входили 6-я и 42-я дивизии, части которых обороняли Брестскую крепость. Теперь пришло время поквитаться с противником за трагедию первых месяцев войны и потерю боевых товарищей.

Уже на ближних подступах к Бресту части Красной Армии столкнулись с ожесточенным сопротивлением полевой обороны, которой из глубины оказывали мощную поддержку крепостные форты. Противник здесь создал трехэшелонный оборонительный пояс: первая полоса проходила в 6 км от Бреста, вторая – в 3-х, третья – непосредственно по окраине города.

Несмотря на то, что еще в 1915 году царская армия в ходе Первой мировой войны при отступлении подорвала значительную часть фортификационных сооружений, вермахт грамотно использовал для обороны то, что хоть как-то сохранилось.

Попытка прорвать внешний пояс обороны противника была предпринята в ночь на 24 июля силами 1323-го полка 415-й стрелковой дивизии южнее реки Мухавец у населенного пункта Закий. Боестолкновение оказалось продолжительным и жестоким.

Непрерывно атакуя противника под шквалом огня, советские войска сумели прорваться к первой линии обороны, перед которой тянулась траншея с бетонированными блиндажами. Здесь к исходу дня и удалось закрепиться бойцам перед финальным штурмом Бреста.

О том с каким трудом преодолевали оборону противника части РККА рассказывал командир 1297-го стрелкового полка 160-й стрелковой дивизии 70-й армии подполковник А. В. Залевский.

По его словам, наиболее серьезным препятствием оказалась фортовая линия Брестской крепости: это был сплошной вал железобетонных укреплений, который позволял удерживать долговременную круговую оборону. Интенсивные кровопролитные бои здесь развернулись с 24 июля.

Причем немцы не только защищались, но и контратаковали. 1297-му стрелковому полку пришлось отразить 17 вылазок противника. Ситуацию удалось переломить лишь после того, как 1293-й полк отрезал оборонявшимся шоссе Кодень – Тересполь и занял один из фортов Брестской крепости.

Уже к вечеру 24 июля Брест оказался зажат в полукольцо. С востока, запада и юга фронт продолжал неотступно приближаться к городу. Правому флангу в итоге удалось обойти оборонительную линию противника и сформировать локальный «котел». 25 июля кольцо вокруг оборонявших город частей 86-й, 137-й и 261-й германских пехотных дивизий было окончательно сомкнуто.

Падение цитадели

Фронтовик Александр Кирчук, участвовавший в освобождении Бреста, вспоминал, как 27 июля над городом разносились звуки страшной канонады. Женщины-военнослужащие, пришедшие сюда с частями Красной Армии, сидели в окопе и молились.

Стихло все только к следующему утру. По дороге к Бресту, по словам Кирчука, лежало много убитых немцев и разбитой техники вермахта. Вся земля была испещрена воронками. Однако внутри города все еще продолжались бои.

Первой на территорию Брестской крепости 30 июля вступила группа разведчиков под командованием старшины Виктора Мишенина.

За неделю до этого подразделению Мишенина удалось пробраться на южную окраину города, когда части вермахта все еще оказывали сопротивление наступающим частям РККА. Все это время разведчики собирали точные сведения о дислокации и силах противника в крепости и передавали их по радиосвязи командованию, что позволило скорректировать огонь.

Одновременно с наблюдением за Брестской крепостью разведгруппа следила за ситуацией в расположившемся недалеко концлагере. Как только наступил подходящий момент, командир отдал приказ атаковать лагерь, где помимо гражданского населения были и военнопленные. Итогом успешной операции стало освобождение 300 узников.

Овладение крепостными укреплениями представлялось гораздо более сложной задачей. На подходе к оборонительным редутам завязался короткий бой, в ходе которого советские разведчики, уничтожив два взвода гитлеровцев, прорвались за стены цитадели.

К сожалению, укрыться практически было негде – вся внутренняя часть крепости лежала в руинах. Однако продолжая вести перестрелку с превосходящим силами противника, подразделение Мишенина все-таки продержалось до подхода основных сил 1295-го стрелкового полка. В ходе этого боя будущий герой Советского Союза Виктор Поликарпович Мишенин лично уничтожил 13 бойцов вермахта.

В тот же день 30 июля советскими войсками Брестская крепость была окончательно очищена от врага. Руины цитадели еще дымились, так как противник перед неизбежным падением крепости взорвал свои склады с горючим и боеприпасами. Добавили разрушений советская артиллерия и авиация, в течение нескольких дней нещадно бомбившие город.

Командиру разведроты 48-й гвардейской стрелковой дивизии 28-й армии Неустроеву штурм Бреста и Брестской крепости запомнился на всю жизнь. Войдя со своим подразделением в город, он нашел здесь лишь огромное пепелище, над которым возвышались почерневшие трубы, и улицы, заваленные трупами немецких солдат, изуродованными танками, пушками и минометами.

По данным советских историков, защищавшие Брест немецкие части в боях с РККА потеряли 7 тысяч убитыми, 110 тысяч попали в плен.

Наши войска полностью овладели городом и крепостью фактически через шесть дней после начала его штурма. Ускорить падение Брестской цитадели удалось силами небольшого разведывательного подразделения.

Это не идет ни в какое сравнение с героической обороной Брестской крепости красноармейцами летом 1941 года.

PS. А сколько же времени длилась оборона крепости в 1941-м красноармейцами? Я не знаю, как считать, как будет правильно, но я знаю, что Польшу немцы оккупировали за 32 дня, Бельгию– за 19 дней, Голландию – за 5 дней, Данию – за 1 день … а майор Гаврилов держал оборону крепости с 22.06.41 по 23.07.41


Майор Пётр Гаврилов, командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: