Павлик Морозов и его последователи

Павлик Морозов и его последователи

После «подвига» Павлика Морозова газета «Пионерская правда» писала: «На смену ему. идут и еще придут новые сотни и тысячи ребят»; или «Миллионы Павликов учатся в школах. » В 1930-х годах советское руководство культивировало и поощряло среди детей практику доноса не только на соседей, но и на родителей.

В тогдашнем издании «Детское коммунистическое движение» в каждом номере публиковались истории о подобных «геройских действиях» пионеров (с именами, датами, портретами). А главное приводились тексты доносов на учителей, вожатых, друзей и родителей. Предшественники и подражатели Павлика Морозова были нужны властям в сложных условиях коллективизации, однако дети, которые решались на донос, оказывались беззащитны перед самосудом, вершившимся над ними родными и соседями.

Пионеры на охране колхозного хлеба

Весной 1934 года Оля Балыкина выдала своего отца и его друзей, которые воровали и продавали зерно. Мысль сообщить о преступлении пришла к ней только после вступления в пионерскую организацию, где ей объяснили, каким должен быть настоящий пионер. Отец Оли и еще 16 человек были осуждены на длительные сроки заключения. В один из вечеров девочку сильно избили, ее даже пришлось отправить в санаторий для поправки здоровья. Во время Отечественной войны Балыкина стала сотрудничать с немцами, за что отсидела в лагере 10 лет.

Школьник Проня Колыбин донес на мать, которая собирала на колхозном поле колосья и зерна, чтобы прокормить его самого. За разоблачение матери мальчика отблагодарили путевкой в «Артек». Пионер Ростовской области Дима Гордиенко сдал семью соседей, подбиравшие опавшие колосья пшеницы. Мужа расстреляли, а жене присудили 10 лет с конфискацией имущества. За «подвиг» Дима получил именные часы, пионерский костюм, сапоги и подписку на газету «Ленинские внучата».

Многих пионеров убивали односельчане или родственники осужденных. За доносы на верующих зарезали донецкого мальчика Витю Гурина, а на зажиточных крестьян села — Василису Килину. Кычана Джакыпова убили за сигнал на священника; Михаила Дьякова — за то, что он настучал на колхозников, которые не вышли на работу; подростка Николая Рябова — за донос на брата, который отвинтил гайку от колхозной сеялки. Еще за пять лет до Морозова с Павликом Тесля из полтавского села Сорочинцы расправились односельчане, которые отомстили ему за то, что он предал собственного отца.

Коля Мяготин – сфабрикованный Морозов

Пока власти готовили показательный процесс по делу убийц пионера Павлика Морозова, в селе Колесникове Курганской области произошло очередное преступление. Колю Мяготина растила мать, вдова красноармейца. Из-за того, что в доме не хватало еды, она отдала мальчика в детский дом, где его приняли в пионеры. Когда Коля вернулся в родную деревню, раскулачивание уже закончилось. Богатых крестьян выслали, но осталось много пьяниц, хулиганов и людей, враждебно настроенных по отношению к власти большевиков.

Незаметный мальчик-пионер слушал и запоминал разговоры взрослых. Обо всем же услышанном Коля сообщал в сельский совет, который потом и разбирался с неблагонадежными элементами. О том, кто разоблачает деревенских, им в свою очередь поведал друг Коли Петя Вахрушев. «Пионерская правда» впоследствии пафосно писала, что Коля Мяготин, исполняя свой пионерский долг, рассказал сельскому совету, как бывшие кулаки крали хлеб, портили колхозный инвентарь, воровали и калечили скот. В октябре 1932 года кулаки Фотей Сычев и братья Вахрушевы застрелили 13-летнего героя.

После развала СССР Генеральная прокуратура и Президиум Верховного суда дважды пересматривали это дело. Оказалось, что расхитителей колхозного имущества не было. Коля и его приятель Петя Вахрушев сами воровали семена подсолнуха с поля. И во время кражи подростков заметил охранник-красноармеец, который и убил Мяготина из ружья.

Затем при помощи Вахрушева было сфабриковано дело, направленное на нейтрализацию неугодных сельскому совету лиц. В декабре 1932 года за «убийство» пионера расстреляли пять человек, шестеро получили по 10 лет тюрьмы, а один приговорен к одному году принудительных работ. Петя Вахрушев, обвинивший родных братьев, бесследно исчез, а мать Коли нашли повешенной в лесу.

Ятыргин, сын Вуны: чукотский Павлик Морозов

Во время раскулачивания в Чукотском округе в поселок Анадырь из центра приехали два уполномоченных большевика. Они прибыли для борьбы с местными эксплуататорами и для создания колхоза, в который будут входить чукчи. Местным жителям планы пришлых людей не понравились, и ночью чукчи их убили.

Мальчик Ятыргин сын Вуны подслушал разговор, из которого узнал, кто совершил убийство, что они сбежали на Аляску и что тем же путем вместе со стадами оленей собираются уйти из СССР в Америку их семьи. Ятыргин украл собачью упряжку и сбежал в город, где доложил обо всем в милиции. Всех виновных власть покарала. Мальчика же соседи ночью подкараулили и ударили несколько раз топором, после чего бросили его в яму умирать. Но Ятыргин выжил, и когда его в благодарность за содеянное принимали в пионеры, ему дали новое имя и фамилию – Павлик Морозов.

За время сталинских репрессий официально были зарегистрированы 56 убийств детей-доносчиков. Пропаганда использовала трагедию в своих целях и ставила убитых подростков в пример подрастающему поколению.

Украина

Свідомий
Свидомый

Сообщений: 108967

В начале славных дел. Как СССР растил армию юных стукачей

Об этом должен знать каждый украинец. Это те ценности которые нам пытаются навязать силой .Мы должны понимать кто управляет РФ и откуда все эти Медведчуки, Рабиновичи, Бойки, Шарии в Украине. На каких ценностях они воспитывались.

Павлик Морозов и его команда. Как страна «где так вольно дышит человек» растила армию малолетних стукачей, делая из них героев для советских детей.

Каждый фанат «совка» с ностальгией вспоминает как он был пионером, опепируя стандартным набором мифологизированных пропагандой образов «счастливого детства»:веселые праздники, походы, песни у костра, тимуровцы, уважение к старшим… Совсем забывая о каждодневной пропаганде, идеологической муштре, создании искаженной картины мира с повсеместными «врагами», подавлении всякого свободомыслия, ежедневной установке «быть как все, не выделяться», и, конечно же о поощряемом доносительстве, будь то разбивший стекло одноклассник Вовка или собственные ррдители. О последнем мы сегрдня и поговорим.

История доносительства в России имеет давние и глубокие корни. К началу XIX века в Российской империи была широко развернута система платных агентов полиции. При Александре II обсуждалась даже идея воспитания доносчиков с юных лет. В проекте, предложенном монарху, указывалось на необходимость начинать работу с доносчиками в самом юном возрасте, с гимназии: обратить внимание на гимназистов, которые доносят на товарищей, поощрять их, оказывать помощь при поступлении в университет, а по окончании учебы брать как опытных и образованных агентов на работу в полицию. Александр II отверг проект. В среде знатных и образованных людей XIX века слово «донос» все-таки имело крайне негативную моральную окраску, а фискалы вызывали общее презрение.

Зато ею с удовольствием воспользовались люмпены-большевики. Приобщение детей к доносительству, при большевиках получило мощную государственную поддержку. Воспитание доносчиков стало важным направлением идеологической деятельности. Донос подавался как «новое качество советских людей»: как их «открытость и честность», как «критика, способствующая улучшению жизни», как «необходимое средство для достижения великой цели», в которую многие из доносчиков всех возрастов, обработанные советской пропагандой, искренне верили.

Несколько поколений советских детей выросло на мифе о пионере Павлике Морозове. Когда его историю, причем в интерпретации советской пропаганды, узнавали люди на «бездуховном» Западе, они видели в ней трагедию ребенка, которому одни взрослые люди промыли мозги, а другие взрослые, вместо того, чтобы свернуть шеи большевистским пропагандистам, мальчишку убили. Никакого героизма и подвига ни один здравомыслящий человек здесь не увидит. Но только не захватившие власть красные террористы.

Павлик был сделан национальным героем огромной страны и преподнесен советской детворе, как новый идол и пример для подражания. У взрослых были террористы Ленин и Сталин, партия и комсомол. У юного поколения — их ровесник доносчик. «Пионерская правда» писала: «Павлик не щадит никого: попался отец — Павлик выдал его, попался дед — Павлик выдал его. Павлика вырастила и воспитала пионерская организация». О Павлике Морозове написано три десятка книг, сотни брошюр, листовок и плакатов, о нем слагались поэмы и песни.

Свідомий
Свидомый

Сообщений: 108967

Первым песню о Павлике написал сразу же ставший известным молодой холуй сталинского режима Сергей Михалков (основатель династии кремлевских придворных лизоблюдов).

Был с врагом в борьбе Морозов Павел

И других бороться с ним учил.

Перед всей деревней выступая,

Своего отца разоблачил!

Поднимал рассвет зарницы знамя.

От большого тракта в стороне

Был убит Морозов кулаками,

Был в тайге зарезан пионер.

И к убийцам ненависть утроив,

Потеряв бойца в своих рядах,

Про дела погибшего героем

Не забыть ребятам никогда!.

Рвение Михалкова не осталось незамеченным и он стал секретарем Союза писателей России. Сочинял он и стихотворения-доносы, требуя в них смертной казни врагам народа. Впрочем, Михалков не был одинок.

«Борьба с мелкими вредителями — сорняками и грызунами — научила ребят бороться и против крупных, двуногих. Здесь уместно напомнить подвиг пионера Павла Морозова, мальчика, который понял, что человек, родной по крови, вполне может быть врагом по духу и что такого человека — нельзя щадить», — писал в то же время другой «певун Кремля» Максим Горький.
У доносительского жанра литературы быстро появились многочисленные приверженцы: Демьян Бедный, Александр Безыменский, Бруно Ясенский, и т.д.

Имя самого «юного героя» присваивали улицам, школам и кораблям, на его примере воспитывали юную смену. По указанию Сталина в 1948 году в Москве юному герою был поставлен памятник, а его именем названа улица. В связи с открытием памятника группа представителей творческой интеллигенции в коллективном обращении в «Пионерской правде» призвала всех детей страны продолжать делать то, что делал Морозов. Коллективное обращение подписали самые известные писатели, драматурги и поэты того времени: Александр Фадеев, Леонид Леонов, Самуил Маршак, Всеволод Иванов, Валентин Катаев, Всеволод Вишневский, Сергей Михалков, Лев Кассиль, Анатолий Софронов, Михаил Пришвин, Агния Барто, Сергей Григорьев, Борис Емельянов, Лазарь Лагин. Авторы обращения подчеркивали, что те дети, которые будут следовать путем Павлика Морозова, «станут героями, учеными и маршалами. На цоколе памятника был текст: «Павлику Морозову от московских писателей».

Свідомий
Свидомый

Сообщений: 108967

Это то, о чем знают все. Но далеко не все знают, что у пионера-доносчика, благодаря усилиям советской пропаганды, сразу появилось множество подражателей.

Подготовка к показательному процессу по делу об убийстве Павлика Морозов была в разгаре, когда в селе Колесникове Курганской области застрелили из ружья другого мальчика — Колю Мяготина.

Событие это, судя по официальным данным, выглядело так.Его мать, вдова красноармейца, отдала Колю в детский дом, так как его нечем было кормить. Там мальчик стал пионером, а позже вернулся к матери. Богатых крестьян уже раскулачили и выслали, но в селе остались пьяницы и хулиганы. Коля прислушивался к разговорам взрослых и «обо всём, что видел и узнавал, он сообщал в сельский совет». Друг Коли Петя Вахрушев донёс на него классовым врагам, то есть сообщил родным, кто доносчик.

«Пионерская правда» в деталях описала убийство Коли. «Кулаки старались развалить молодой, ещё не окрепший колхоз: портили колхозный инвентарь, калечили и воровали колхозный скот. Пионер Коля Мяготин стал писать о происках кулаков в районную газету. Об одном из случаев крупной кулацкой кражи колхозного хлеба он сообщил в сельский Совет. В октябре 1932 года кулак Фотей Сычёв подговорил подкулачников, хулиганов братьев Ивана и Михаила Вахрушевых убить пионера. Выстрел в упор навсегда оборвал жизнь 13-летнего пионера».

За прошедшие 80 лет дело об убийстве зауральского подростка дважды опротестовывалось Генеральной прокуратурой, и Президиум Верховного суда дважды пересматривал это дело. В результате окончательная картина убийства пионера-героя Коли Мяготина оказалась совсем не такой, как описывалась в книжках. Никаких расхитителей колхозного зерна Коля не разоблачал, напротив, сам промышлял кражами семян подсолнухов с колхозного поля.

Читайте также  Куда исчезла сельдь иваси

За очередным таким занятием его и застал красноармеец, охранявший поле. В результате перебранки вспыливший сторож выстрелил в Колю, а 12-летний приятель подростка Петя Вахрушев сумел убежать. Сначала Вахрушев рассказал всю правду, но на втором допросе неожиданно изменил показания, сказав, что Колю убили два его старших брата. Таким образом, в убийстве обвинили братьев Вахрушевых и по ходу дела разоблачили еще несколько якобы причастных к расхищению зерна и смерти Коли кулаков.

В декабре 1932 года выездная сессия Уральского областного суда в Кургане по делу об убийстве Коли Мяготина приговорила пятерых жителей села Колесниково к расстрелу, шесть человек — к десяти годам лишения свободы и одного — к году принудительных работ. Сразу после суда Петя Вахрушев исчез без следа, ещё через неделю нашли повешенной его мать, а убитого мальчика, подобно Павлику Морозову, объявили пионером и героем.

В 1999 году по протесту Генеральной прокуратуры Президиум Верховного суда Российской Федерации по делу об убийстве Коли Мяготина реабилитировал как невиновных десять человек. Двоим осуждённым состав преступления был переквалифицирован из политической статьи в уголовную. Решением Курганской городской думы от 16 февраля 1999 года табличка на памятнике, воздвигнутом Коле Мяготину, на которой говорилось о зверском убийстве пионера-героя кулаками, была снята.

Были среди «пионеров-героев», конечно, и девочки. Например, жительница Татарской АССР Оля Балыкина написала в ОГПУ письмо, в котором раскрыла «преступные замыслы» своих родителей. Ее отец вместе с пособниками воровали с поля хлеб,хотели сделать запасы для своих семей,чтобы не пришлось голодать, боялись, что колхоз все заберет себе, при этом порой брали с собой «на дело» и саму Олю. В итоге, вступив в пионерский отряд, девочка решила разоблачить отца и «снять камень с души».

Главные фигуранты дела получили по 10 лет строгого режима, остальным дали меньшие сроки. Девочку отправили в детский дом, где она взяла себе другое отчество – чтобы ничего не напоминало об отце. Какое-то время к девочке проявлялось повышенное внимание – про нее писали в прессе, местный драматург даже написал про ее «подвиг» пьесу «Звезда», которая ставилась в казанских театрах.

Но жизнь совестливой доносчицы не сложилась. В деревне ее сразу же невзлюбили, а потому, когда после войны выяснилось, что девушка жила на оккупированной территории, соседи написали на нее донос. В итоге Ольге Балыкиной пришлось отбыть тот же срок, что когда-то и ее отцу – 10 лет лагерей.

Свідомий
Свидомый

Как трагедию Павлика Морозова использовали советские и антисоветские силы

Мать мальчиков Татьяна Морозова четырьмя днями ранее отправилась из Герасимовки в Тавду продавать теленка. Павлик и Федя же собрались в лес по ягоды, там хотели заночевать и вернуться домой на следующий день. Но когда мать вернулась из Тавды, детей еще не было. Перепуганная женщина попросила соседей помочь ей с поисками и вскоре перед ними предстала страшная картина.

Акт осмотра тел составил участковый милиционер Яков Титов в присутствии фельдшера Городищевского медпункта П. Макарова и понятных Петра Ермакова, Авраама Книги и Ивана Баркина. В документе, в частности, говорилось:

Кто мог убить детей? Односельчане не долго терялись в догадках. Татьяну встретила на улице ее свекровь – бабушка Павлика и Феди, которая, усмехаясь, сказала женщине: «Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!». Этими словами свекровь фактически и задала вектор поиска предполагаемых преступников для следствия. Вскоре были арестованы дед, бабка и двоюродный брат мальчиков по линии их отца Трофима Морозова. При обыске в доме деда и бабки мальчиков нашли одежду, выпачканную в крови. Отпираться было бесполезно.

Незадолго до зверского убийства, произошедшего в Герасимовке, все село обсуждало судьбу председателя сельсовета Трофима Морозова. Бывший командир Красной Армии, Трофим после демобилизации вернулся в село и, как человек заслуженный, стал председателем сельского совета. Но на этом ответственном посту вчерашний красноармеец проявил себя очень плохо – он начал брать взятки, решая за деньги, как сказали бы сейчас, любой вопрос. Где шальные деньги, там и бытовое разложение – Трофим стал много пить, хулиганил, избивал жену и четырех детей, а затем вообще бросил семью и ушел жить к другой женщине.

При этом Трофим Морозов пользовался безусловной поддержкой своих родственников, а последние были тоже еще «тот подарочек». Дед Павлика Сергей Морозов был человеком жестоким и грубым, имел в селе дурную славу, а до революции служил в жандармерии (по другим данным – тюремным надзирателем). Бабку Ксенью подозревали в конокрадстве. Отец Трофима и сам мог избить внуков или сноху. Но так долго продолжаться не могло, тем более, что и режим в стране становился все более жестким. Трофима Морозова арестовали. Естественно, его родня тут же решила, что виноваты во всем Татьяна и ее дети, особенно Павлик.

Распространена точка зрения, что Павел Морозов якобы написал на отца заявление в милицию. На самом деле, никакого заявления не было, да и вряд ли 12-летний на тот период мальчик сообразил бы его написать. Все дело в том, что когда в 1931 году Трофима все же арестовали и судили, Павел Морозов в качестве свидетеля был приглашен в суд. Он подтвердил, что его отец Трофим пил, регулярно бил жену и детей, брал взятки от крестьян-кулаков. Но судья даже не дал Павлику договорить, поскольку 12-летний мальчик считался малолетним и не имел права давать показания в суде. Соответственно, и в документах по осуждению его отца показания Павлика не фигурировали.

К моменту суда Трофим уже не занимал должность председателя сельского совета Герасимовки. Но судили его не только за старые должностные преступления – укрывательство кулаков от обложения налогами, но и за то, что уже не будучи главой сельсовета, он занимался продажей документов спецпереселенцам, бежавшим с мест поселения.

Трофим Морозов был приговорен к десяти годам лишения свободы. Естественно, родственники Трофима восприняли это очень болезненно и ополчились против Павлика. Дед и крестный отец прямо угрожали убить мальчика, а заступавшуюся за него мать Татьяну избивали. Согласно версии обвинения и суда, 3 сентября 1932 года кулак Арсений Кулуканов, узнав, что Павлик Морозов и его брат Федя ушли за ягодами, договорился с Данилой Морозовым об убийстве Павла и позвал также Сергея Морозова.

Когда Данила Морозов пришел домой, он рассказал деду о планах Кулуканова, после чего они отправились на поиски детей. Завидев Павлика и Федю, Данила Морозов вынул нож и ударил Павла. Федя, попытавшийся бежать, был пойман Сергеем и зарезан Данилой. После этого Данил увидел, что Павлик еще жив и добил его несколькими ножевыми ударами.

Поскольку Павлик Морозов был членом пионерской организации, его убийство идеально вписывалось в кампанию по борьбе с кулачеством. Семейной драмой в глухом уральском селе власть воспользовалась в пропагандистских целях. Процесс над предполагаемыми убийцами Павла и Федора Морозовых проходил в Тавде в клубе имени Сталина. Данил Морозов подтвердил все предъявленные ему обвинения. Сергей Морозов то соглашался со своим участием в убийстве мальчиков, то отрицал его. Главными уликами, которые, по мнению обвинения, свидетельствовали о причастности Сергея и Данилы к убийству мальчиков, были хозяйственный нож, найденный у Сергея Морозова, окровавленная одежда, замоченная Ксенией. Наличие окровавленной одежды Ксения объясняла тем, что Данила якобы в этот день зарезал теленка как раз для Татьяны Морозовой.

Уральский областной суд согласился с версией обвинения, признал виновными в убийстве Павла Морозова и его брата Федора Сергея Морозова – отца Трофима и родного деда детей, 19-летнего двоюродного брата детей Данилу. Бабушка детей Ксения Морозова была признана соучастницей убийства, а крестный отец Павла, приходившийся ему дядей, Арсений Кулуканов – организатором и руководителем убийства. Арсений Кулуканов и Данила Морозов были расстреляны по приговору суда, а восьмидесятилетние Сергей и Ксения Морозовы скончались в тюрьме. К чести суда, стоит отметить, что еще один дядя Павлика – Арсений Силин, обвинявшийся в соучастии в убийстве детей – после изучения судом документов дела был оправдан.

Отец Павлика Трофим Морозов, который в 1931 году был приговорен к десяти годам лишения свободы, тем не менее, отсидел всего три года. Он участвовал в строительстве Беломорско-Балтийского канала и вернулся домой, награжденный орденом за ударный труд. Вскоре он перебрался из села в Тюмень.

Татьяна Морозова после убийства ее сыновей покинула село. Она боялась встречи с Трофимом Морозовым. В конечном итоге, уже после войны, Татьяна обосновалась в Алупке, где и прожила до своей смерти в 1983 году. У Павла и Феди были еще два брата – Алексей и Роман. Роман погиб на фронте во время Великой Отечественной войны (по другой версии – получил инвалидность и вскоре умер от ран). Алексею Морозову посчастливилось выжить и прожить большую жизнь. Он проживал в Алупке с матерью и о своем родстве с легендарным Павликом Морозовым заговорил публично лишь в конце 1980-х годов.

Жертва зверского убийства, Павлик Морозов в контексте начатой кампании по раскулачиванию был объявлен героем и превратился в «икону» всесоюзного масштаба. Ему ставили памятники, называли в его честь улицы, парки и скверы. Мальчик из далекого села удостоился слов Максима Горького «это чудо нашей эпохи». Понятно, что власти в то время была очень выгодно раскручивать эту трагическую историю. Убийство кулаками двух детей рассматривалось как лишнее подтверждение преступной, зверской натуры кулачества, его готовности к любым преступлениям.

В то же время, официальная пропаганда утверждала, что Павлик якобы сам донес на отца, занимавшегося укрывательством кулаков, а потом боролся и с другими кулаками в селе. Пионеров Советского Союза призывали брать с Павлика Морозова пример – сообщать «органам» о любых неблаговидных поступках, пусть бы даже их совершали родственники. В основу раскручиваемого образа Павлика Морозова было положено доминирование государственных («общественных») интересов над личными, семейными. Если родной отец преступник, значит о его деятельности нужно сообщить в «органы» — вот такой вывод из трагической истории с Павликом Морозовым могли сделать советские пионеры.

Естественно, в конце 1980-х годов, когда определенные силы на Западе и внутри страны вплотную занялись т.н. «развенчанием мифов советской пропаганды», особое внимание было уделено и Павлику Морозову. В Великобритании увидела свет книга писателя Юрия Дружникова «Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова»». В ней автор пытался «развенчать культ» Павлика Морозова – писал, что Павлик не был пионером, был очень малограмотным мальчиком, донес на родного отца и заслужил в селе всеобщую ненависть. При этом Дружников отрицал факт убийства мальчика его родными.

В книге, не случайно вышедшей в Великобритании, обосновывалась версия убийства Павлика Морозова как спланированной провокации ОГПУ. В ней, как писал Дружников, участвовали помощник уполномоченного ОГПУ Спиридон Карташов и двоюродный брат Павлика Иван Потупчик, работавший на ОГПУ в качестве осведомителя. Именно они и организовали убийство детей, а в качестве преступников выставили родственников Павла, которые под избиениями и пытками были вынуждены сознаться в убийстве ребят. Целью провокации, по мнению автора книги, было получение формального повода для начала настоящего террора против крестьян по всей стране.

На рубеже 1980х – 1990-х годов получило распространение и еще более зловещее объяснение этой трагедии. «Демократическая» общественность утверждала, что тринадцатилетний мальчик своими действиями, мол, сам спровоцировал великовозрастных родственников на такое страшное преступление. Из-за Павлика Морозова, «сдавшего отца», Герасимовка вскоре стала колхозом, пострадали крепкие крестьянские хозяйства. Но вряд ли убийцы Павлика Морозова задумывались о будущем крестьянских хозяйств. Они руководствовались банальной местью, страхом за собственное нажитое добро и личной неприязнью к матери Павлика Татьяне Морозовой и всем ее детям. Ну и, в конце концов, что может оправдать убийство 13-летнего Павлика и его 8-летнего младшего брата, которого вообще ни в чем нельзя было обвинить. Но о таких материях «разоблачители культа» почему-то не задумывались или, что вернее, не хотели задумываться.

Читайте также  Что едят ящерицы

Естественно, что версию о необходимости реабилитировать убийц мальчиков подхватили разнообразные «правозащитники». В 1999 году председатель Курганского общества «Мемориал» Иннокентий Хлебников, выступая от имени дочери Арсения Кулуканова Матрёны Шатраковой, направил в Генеральную Прокуратуру Российской Федерации ходатайство с просьбой пересмотреть решение Уральского областного суда, приговорившего родственников Павла Морозова к расстрелу.

Однако Генпрокуратура пришла к выводу, что убийство Павлика и Феди Морозовых носило чисто уголовный характер, соответственно их убийцы не подлежат реабилитации по политическим основаниям и не являются политически репрессированными. Заключение Генеральной Прокуратуры было направлено в Верховный Суд Российской Федерации, который и принял решение отказать в реабилитации лицам, осужденным за убийство Павла и Федора Морозовых.

Павлик Морозов: герой, иуда, жертва?

Автор фото, Public domain

В жизни все было не так

14 ноября исполнилось 100 лет Павлику Морозову — пожалуй, самому известному советскому пионеру.

По официальной версии, он в возрасте 13 лет разоблачил преступления отца-кулака и был за это убит его родственниками.

Павлика сделали культовым героем. Его имя было занесено в Книгу почета Всесоюзной пионерской организации под № 001.

На созданной в 1952 году картине художника Никиты Чебакова подросток в красном галстуке, высоко подняв голову, бросает гневные слова в лицо бородатым мракобесам. На самом деле, галстук Павлик не надевал ни разу.

  • Юбилей пионерии: от скаутизма до наших дней
  • История на bbcrussian.com

У Павлика нашлись последователи.

16 марта 1934 года «Пионерская правда» опубликовала письмо Оли Балыкиной, начинавшееся словами: «Довожу до сведения органов ОГПУ, что в деревне Отрада творятся безобразия. » и заканчивавшееся: «Я вывожу всех на свежую воду. Дальше пускай высшая власть делает с ними, что хочет».

Автор фото, Фото ТАСС

Танкер «Павлик Морозов» в порту Баку, 1981 год

Девочка перечислила всех, кто, с ее точки зрения, нарушал что-либо, не забыв и собственного отца.

Проня Колыбин донес на мать, которая пошла в поле за опавшими зернами, чтобы накормить его самого. Мать посадили, сына отправили отдыхать в Артек.

Митя Гордиенко ловил голодных в поле несколько раз. После его доноса на некую супружескую пару муж был приговорен к расстрелу, а жена к десяти годам лагерей. Митя получил именные часы, пионерский костюм, сапоги и годовую подписку на местную газету «Ленинские внучата».

В 1936 году Совнарком СССР постановил воздвигнуть монумент Павлику Морозову в Александровском саду возле Кремля. Правда, в итоге его поставили спустя 12 лет в детском парке на Пресне.

В августе 1991 года памятник снесли. Отношение к бывшему герою развернулось на 180 градусов. «Не будь Павликом Морозовым!» — говорят нынче старшие маленьким ябедам.

Писатель Юрий Дружников издал разоблачительную книгу «Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова». Рок-группа «Крематорий» написала песню «Павлик Морозов» о том, что от таких все наши беды.

Между тем расследование, проведенное уральской журналисткой Евгенией Медяковой, привело к совершенно неожиданному результату: Павлик вообще не совершал того, что ему приписывали, и к аресту отца отношения не имел.

Неблагополучная семья

Отец Павлика, столыпинский переселенец Трофим Морозов в 1910 году обосновался в деревне Герасимовке Тобольской губернии и женился. Павел был старшим из пятерых детей.

Автор фото, Getty Images

Единственная сохранившаяся фотография Павлика Морозова хранится в музее его имени в родной Герасимовке

По воспоминаниям его брата Алексея, отец «любил одного себя, да водку». Морозов-старший сначала пил и дрался с женой, потом ушел к другой женщине. Так что основания его не любить у Павла имелись и без политики.

В пионерской организации мальчик никогда не состоял по причине отсутствия в селе таковой.

Отношения с родственниками отца, обвинявшими в разрыве мать Павла Татьяну, доходили до скандалов и драк.

На подростка свалились все мужские заботы по хозяйству. По воспоминаниям его школьной учительницы Лидии Исаковой, он часто пропускал уроки из-за работы в поле.

«Некоторым сейчас Павлик кажется эдаким напичканным лозунгами мальчиком в чистенькой пионерской форме. А он из-за бедности эту форму и в глаза не видел, в пионерских парадах не участвовал, портретов не носил, и здравицу вождям не кричал», — рассказывала она.

Трофим Морозов был не кулаком, а бедняком, почему и стал председателем сельсовета. «Преступления» его заключались в том, что он выдавал сосланным за Урал кулакам из центральной России справки, позволявшие уехать и устроиться на завод или на стройку, то есть фактически спасал людей.

Правда, по воспоминаниям односельчан и материалам следствия, делал это не бескорыстно, а «за бланки с печатями три шкуры драл» деньгами и вещами.

22 ноября 1931 года в ходе милицейской облавы на станции Тавда был задержан спецпереселенец Зворыкин. При нем оказались два чистых бланка со штампами Герасимовского сельсовета, за которые, по его словам, он заплатил Трофиму Морозову 105 рублей.

Автор фото, Фото ИТАР-ТАСС

Дом Морозовых выглядит небогато

26 ноября Морозова арестовали и отдали под суд. Ничего особенно страшного, по меркам того времени, с ним не случилось: по приговору он получил 10 лет, но, отработав три года на строительстве Беломорканала, был досрочно освобожден и даже награжден орденом за ударный труд.

Выяснилось, что тем же самым промышляли еще несколько председателей местных сельсоветов.

На суде Павлик дал показания против отца, как и его мать, которая после освобождения Трофима Морозова уехала из села, боясь встречи с бывшим мужем. Но никаких следов его доноса на отца нет.

Версия, будто преследование Трофима Морозова началось с заявления Павлика, поданного 25 ноября 1931 года, возникла с легкой руки следователя по делу о его убийстве Елизара Шепелева.

Много лет спустя в интервью журналу «Человек и закон» находившийся к тому времени на пенсии Шепелев сказал: «Не могу понять, с какой стати я все это написал, в деле нет никаких подтверждений, что мальчик обращался в следственные органы и что именно за это его убили. Наверно, я имел в виду, что Павел дал показания, когда судили Трофима. Выходит, из-за моих неточно написанных слов мальчишку обвиняют в доносительстве!».

Трагедия в лесу

2 сентября 1932 года, то есть примерно через девять месяцев после ареста Трофима Морозова, Павел и его 8-летний брат Федор отправились в лес за ягодами и не вернулись. 6 сентября односельчанин нашел в осиннике их трупы с многочисленными ножевыми ранениями.

Суд постановил, что убийство совершили отец Трофима и, соответственно, дед мальчиков Сергей Морозов и их двоюродный брат 19-летний Данила, а подбил их на злое дело местный кулак Арсений Кулуканов. В качестве соучастницы проходила также бабушка Павла и Федора Ксения. Данилу Морозова и Кулуканова расстреляли, дед и бабушка умерли в тюрьме.

Местный журналист, недавний уполномоченный по коллективизации Петр Соломеин по заданию обкома партии быстро написал книгу про «отважного уральского орленка» и «озверевшее кулачьё», которая и легла в основу легенды о Павлике Морозове. Историю широко распропагандировали.

По данным историка-русиста, профессора Оксфордского университета Кэтрин Келли, дети стали жертвой имущественного спора между их дедом и матерью.

Вполне вероятно также, что убийцы действительно считали Павлика доносчиком — почему бы нет, если об этом писали в газетах и говорили по радио?

Историк: «Организация юных пионеров в середине 30-х стала кузницей осведомителей»

Настоящая история Павлика Морозова и его последователей.

Настоящая история Павлика Морозова и его последователей.

Картина А.В. Маркова. Павлик Морозов. 1953

Павлик Морозов стал «притчей во языцех» – во времена СССР его именем называли улицы, ставили памятники и посвящали стихи. Но правдива ли советская версия событий, и что стало с теми, кто повторил «подвиг Морозова»? Вспоминаем историю советского детского стукачества.

«Слава Богу мама наша, страдалица, умерла, не узнав позора»

Морозов в советское время был героем. Уже в 80-е многие историки поставили под сомнение советскую легенду. Исследователи выяснили, что показания, которые он дал на отца, никак не повлияли на судьбу мальчика.

Также оказалось, что семья была обижена на отца, Трофима – он бросил мать Павлика, Татьяну, с четырьмя детьми. Сам отец был взяточником и вором, о чем знала вся деревня.

Сам же Павлик пионером, скорее всего, не был. Да и совершил «подвиг», вероятно, не по коммунистическо-идеологическим соображениям, а из чувства обиды на отца и злости на предательство им односельчан. Убили же его, по разным данным, то ли ОГПУшники, чтобы запугать односельчан, то ли родственники, но из прагматичных соображений – чтобы отобрать надел земли.

Дело в том, что по традиции «приданое» полагалось только старшему сыну, то есть, отцу мальчика. Однако дед, сам подаривший землю, и двоюродный брат, были не прочь вернуть отданную землю себе, а Павлик этому мешал. Тогда они решили его убить – такое часто случалось в русских деревнях. Под раздачу попал и девятилетний брат Павлика Федя, которого тоже убили.

Еще один брат Павлика, Алексей Морозов, во время войны был летчиком. Несмотря на родство с «героем», 14 февраля 1942 года он был арестован и приговорен к 10 годам в ГУЛАГе по сфабрикованным обвинениям. Из его письма узнаем судьбу четвертого сына Морозова, Романа: «Слава Богу мама наша, страдалица, умерла, не узнав позора. Вы только представьте ее жизнь, она, как Россия, все испытала и вынесла: двух сыновей зарезали, третий, Роман, с войны вернулся инвалидом, недолго пожил, четвертого, меня, то есть, врагом народа объявили. »

Убийцы Павлика Морозова. Фото oblgazeta.ru

«Мой долг выполнен»

Судьба многих молодых людей, повторивших «подвиг Морозова», хорошо известна. Показательна история Оли Балыкиной. Она написала докладную ОГПУ на отца, который в голодное время воровал колхозное зерно. Из текста записки:

«Довожу до сведения органов ОГПУ, что в деревне Отрада творятся безобразия… Мой отец Григорий Семенович вместе с Кузнецовым, бригадиром первой бригады, и сродником, кулаком Фирсовым В. Ф., во время молотьбы и возки хлеба в город Спасск воровали колхозный хлеб… Мой долг выполнен. Отец мне грозит, но я этой угрозы не боюсь».

По доносу Оли арестовали 16 человек. Отец получил десять лет лагерей (вернулся ли он живым – неизвестно), а девочку поместили в детский дом, чтобы избежать расправы – односельчане, как и мать, возненавидели ее за предательство. В детдоме девочка сменила отчество на «Ильинична» – в честь Ленина.

Про «подвиг» местные власти сняли назидательный документальный фильм. Оля приезжает в Казань – ее встречают пионеры с приветственными плакатами. Партийный босс сообщает: «За героический поступок Наркомпрос постановил взять Олю Балыкину на иждивение государства». Улыбающейся, счастливой Оле все дарят подарки и приветствуют. Заканчивается фильм словами: «Я поступила так, как должен, по-моему, поступать каждый пионер».

В марте 1934 года о юной дозорнице написала газета «Пионерская правда». В статье автор говорит: «Пионер не должен колебаться, если кто-нибудь, даже его отец, вредит рабочему классу». Также сказано, что Олю избили и «здоровье ее надорвано». В числе двухсот лучших доносчиков союза ее отправили на два месяца «на оздоровление» в Артек.

В августе того же года о девочке вышла статья в журнале «Смена». А потом писатель Абдулла Алиш вместе с Абдуллой Ахметом посвятили ей пьесу «Йолдыз» (с татарского – звезда), которую ставили в театрах Казани.

Из статьи о Балыкиной в разных изданиях. 1934 год

Но в сталинском «раю» нет места пощады «классовым врагам». Во время войны с нацистами вчерашняя героиня оказалась в плену. По иронии судьбы, на нее донесли бдительные соседи, которые не забыли «подвиг». Балыкину сослали в ГУЛАГ, тоже на десять лет.

После возвращения из лагеря Ольгу реабилитировали, и она поселилась в городе Куйбышев в Татарстане (теперь – Болгар). Там она основала Куйбышевский краеведческий музей, собрала уникальную коллекцию документов и этнографических материалов. Иногда уезжала в Узбекистан к родственникам, но возвращалась.

Читайте также  Сколько лет Риму

Умерла в 1995 году во время путешествия на родину, похоронена в Челябинской области. После смерти ее попутчик привез в Болгар последний подарок Ольги Ильиничны – внушительный портфель найденных ею документов и материалов для музея.

Оля Балыкина в разные годы. Фото spas-rt.ru

Кузница осведомителей

Кроме Оли Балыкиной в Артек поехали и другие ребята. Проня Колыбин выдал ОГПУ свою мать, которая собирала колхозное зерно, чтобы накормить детей. Ее отправили в концлагерь.

Митя Гордиенко написал доносы на нескольких односельчан, которые собирали колоски. На суде он заявил, что «разоблачил воров колхозного хлеба» и обязался организовать пионерский отряд. По его доносам одного из мужчин расстреляли, а жену того отправили на 10 лет в лагеря – за это Мите выдали именные часы, пионерский костюм и сапожки, а также годовую подписку на газету «Ленинские внучата».

Многих детей, которые поддались зову пионерских изданий, убивали соседи или родственники. Павлик Тесля, еще до Морозова выдавший «отца-кулака», убит односельчанами. Никита Слипко – 13 лет от роду – «застал в поле граждан, ворующих колхозный хлеб», за что зарезан серпом.

Двенадцатилетний Гена Якимов создал «детский штаб борьбы с кулачеством», за что также был убит. Кычан Джакыпов выдал местного муллу – за это его зарезали. Женя Брилева писала доносы на «кулаков» в местные газеты и была расстреляна.

А белорусский мальчик из села Рудничи Гомельской области «вскрыл пастуха, издевавшегося над колхозными коровами и утопившем нескольких в болоте». Согласно официальной сводке: «замучен в лесу».

Таких детей – десятки и сотни. Убивали их за то, что они выдавали людей ОГПУ-НКВД или милиции. Из них 56-ти присвоено звание «пионеров-героев».

В СССР 30-х из пионеров «ковали» чекистских стукачей. Наркомпрос издал указ, в котором постановил, что дети могут выдавать своих родителей, если они ими недовольны. А каждый ребенок мог доложить учителю о том, что родители его не устраивают, и школа на этом основании должна была подать на них в суд.

В книге «Юные дозорники» некто Е. Смирнов рассказывал о том, как найти врагов народа. Прилагалась подробная инструкция, куда о них сообщать и как высылать письма так, чтобы их не перехватили. А Гусев, редактор «Пионерской правды», написал книгу «Деткоры в школе». Автор советует детям «следить за учителем» и бороться за качество преподавания, а если что не так – смело писать доносы чекистам или в газеты.

В конце 1934-го выходит книга «Дозорные урожая». Из рецензии на нее: «о героях, которые не останавливаются перед разоблачением собственных отцов-расхитителей, о героях, которые, рискуя жизнью, борются с кулаками и защищают каждый колос колхозных полей, — об этих ребятах нужды героические книги!».

Автор рецензии призывает детей «бороться за свой колхоз» и писать для ровесников произведения, что «зажгут сотни и тысячи других пионеров».

Статьи-доносы и о дозорных в «Пионерской Правде». 1934 год

По свидетельству кандидата исторических наук Ильи Василевского, «по сути, организация юных пионеров в середине тридцатых годов стала кузницей осведомителей». А особо отличившихся в борьбе заносили в «Красную книгу имени XVII съезда Коммунистической партии», созданную газетой «Пионерская правда».

Газеты пестрели статьями о подвигах «юных дозорных», разоблачавших «кулаков» и «вредителей». «Засветившимися» в таких статьях занималось ОГПУ и милиция.

Страсти по пионеру. Кем был Павлик Морозов – героем или предателем?

14 ноября 1918 года на Урале родился мальчик, которому суждено было стать первым пионером-героем СССР, и одной из самых спорных фигур советской истории.

Для современной российской молодежи слово «пионеры» звучит примерно так же, как «динозавры». О существовании в Советском Союзе массовой детской организации, в работу которой были вовлечены практически все школьники, начиная с класса, молодые россияне знают лишь понаслышке.

Первый герой пионерии

В то же время почти все, кто старше 30 лет, успел лично застать этот особый пласт советской культуры, связанной с идеологическим воспитанием молодежи.

У советских пионеров, помимо взрослых, примерам которых рекомендовалось следовать, были свои герои — подростки с красными галстуками, пожертвовавшие жизнями ради собственных идеалов, убеждений и во имя Родины.

Начало галерее положил, безусловно, Павлик Морозов. В отличие от многих других, Павел Трофимович Морозов остался в народном фольклоре, хотя закрепившаяся за ним слава «предателя отца» никоим образом не отражает реального положения вещей.

Согласно канонической советской версии, Павлик Морозов был одним из организаторов первого пионерского отряда в деревне Герасимовка Тобольской губернии. В 1931 году, в разгар борьбы с кулачеством, Павел свидетельствовал против своего отца, Трофима Морозова, который, будучи председателем сельсовета, сотрудничал с кулаками, помогал им уходить от налогообложения, а также прятал хлеб, подлежащий сдаче государству. На основании этих показаний принципиального пионера Трофим Морозов был осужден на 10 лет.

В сентябре 1932 года кулаки, среди которых были родной дед Павла и двоюродный брат мальчика, в лесу зверски убили пионера и его родного младшего брата Федора.

По делу об убийстве Павлика Морозова были осуждены четыре человека — родные дед и бабушка погибших мальчиков, а также двоюродный брат Данила и крестный Арсений Кулуканов, приходившийся ему дядей. Непосредственный исполнитель преступления Данила Морозов и один из «заказчиков» убийства Арсений Кулуканов были расстреляны, а престарелые Ксения и Сергей Морозовы приговорены к тюремному заключению. Интересно, что один из обвиняемых, Арсений Силин, был полностью оправдан.

Если в советское время Павлик Морозов представлялся как «несгибаемый борец за идеалы», то в период перестройки критики характеризовали его как «стукача, предавшего родного отца». Под сомнение ставились и обстоятельства смерти пионера.

Что же известно на сегодняшний день?

Отец и сын

Павлик Морозов действительно был одним из первых пионеров в деревне Герасимовке. Деревня была расколота — с одной стороны, чрезвычайная бедность одних, с другой, зажиточность так называемых «кулаков», противников советской власти, к которым относились и некоторые родственники Павла Морозова.

Отец Павла, Трофим Морозов, стал главой Герасимовского сельсовета, и в этой должности оставил о себе весьма дурную славу. Он отметился тем, что ныне называется «коррупцией» — присваивал имущество раскулаченных, помогал зажиточным односельчанам уклоняться от налогов, спекулировал справками, выдаваемыми спецпоселенцам.

Теплых чувств к отцу Павел не мог испытывать еще и потому, что Трофим Морозов бросил семью, уйдя к другой женщине. Мать Павла, Татьяна, осталась с четырьмя детьми на руках, фактически без средств к существованию. Родители Трофима, Сергей и Ксения Морозовы, ненавидели Татьяну за то, что она в свое время отказалась жить с ними общим домом и настояла на разделе. Не питали они теплых чувств и детям Татьяны, называя их, по воспоминаниям брата Павла, Алексея Морозова, не иначе как «щенками».

А уж после того как Павлик примкнул к пионерам, в глазах деда он и вовсе превратился в главный объект ненависти.

При этом самому Павлу было не до пионерских сборов: после ухода отца он стал главным мужчиной в семье и помогал матери по хозяйству.

В 1931 году дурная слава Трофима Морозова, уже покинувшего пост председателя сельсовета, дошла до слуха компетентных органов. На Морозова завели дело о злоупотреблениях. На суде показания о известных ей противоправных деяниях мужа дала Татьяна Морозова, а Павел лишь подтвердил слова матери, причем был остановлен судьей, который не счел нужным требовать обширных показаний от несовершеннолетнего. В итоге Трофим Морозов был осужден на 10 лет заключения.

Расправа

О его дальнейшей судьбе есть противоречивые сведения. «Разоблачители» Павлика Морозова утверждают, что его отец якобы был расстрелян в лагере в 1938 году, однако никаких подтверждений этому нет. По другим данным, Трофим Морозов, отбыв наказание, поселился в Тюменской области, где и прожил до конца своих дней, стараясь не афишировать свою связь с Павликом Морозовым.

Учитывая, что основные показания на бывшего мужа дала Татьяна Морозова, мстили родственники Трофима не Павлику, а ей. 2 сентября 1932 года Татьяна уехала по делам, а на следующий день Павел с младшим братом Федором отправились в лес за ягодами. Родственники отца сочли, что это удобный случай, и, подкараулив мальчиков в лесу, расправились с ними.

Павлу нанесли удар ножом в живот и сердце, а его брата Федора, который пытался убежать, сначала ударили палкой в висок, а затем добили ударом ножом в живот.

Поиски детей начались 5 сентября, по возвращении матери. Уже 6 сентября тела нашли в лесу. Убийцы не особенно пытались скрывать факт расправы. Мать Павла, Татьяна Морозова, потом вспоминала, что когда тела зверски убитых детей привезли в деревню, Ксения Морозова, мать бывшего мужа и родная бабушка погибших, сказала ей с усмешкой: «Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!»

Расследование, проведенное по факту убийства, позволило полностью доказать вину подозреваемых. Позднейшие попытки увидеть в убийстве братьев Морозовых «провокацию ОГПУ», не выдерживают никакой критики.

В 1999 году представители движения «Мемориал» и родственники осужденных за убийство братьев Морозовых пытались добиться пересмотра приговора. Однако Генеральная прокуратура России, рассмотрев дело, пришла к выводу, что убийство Павлика Морозова носит чисто уголовный характер, и убийцы осуждены обоснованно и не подлежат реабилитации по политическим основаниям.

Герой и жертва

Итак, пионер Павлик Морозов, объективно говоря, не был «стукачом и предателем отца». Отец Павла, Трофим Морозов, по сути, был коррупционером и крайне непорядочным человеком, бросившим собственных детей на произвол судьбы.

Говорить о родственниках Павла и Федора Морозовых, из мести организовавших и осуществивших зверское убийство несовершеннолетних, право, не хочется — о них все сказано в приговоре, обоснованность которого подтверждена Гепрокуратурой России.

Вся беда Павлика Морозова состоит в том, что в разгар острого противостояния в обществе в начале годов его трагическая гибель стала для власти знаменем, символом борьбы с теми, кто не разделяет ее идеалы и ценности.

Спустя полвека другая политическая сила с антисоветской направленностью станет с не меньшим рвением использовать трагическую судьбу Павлика в своих целях, поливая память подростка грязью.

С точки зрения своей эпохи, Павлик Морозов был подростком с твердыми убеждениями, который выступал против врагов существующего строя и за это был убит. С точки зрения сегодняшнего дня. Павлик Морозов — это подросток с твердыми взглядами на жизнь, который, как законопослушный гражданин, дал свидетельские показания в суде в отношении погрязшего в коррупции сотрудника местной администрации, за что и был убит представителями криминалитета.

Можно ли считать Павлика Морозова героем? На фоне современных реалий, когда многие граждане не решаются позвонить в полицию, когда под их окнами грабят и убивают, Павлик Морозов, безусловно, герой.

Павлик помогает

После гибели двоих сыновей, Павла и Федора, Татьяна Морозова навсегда уехала из Герасимовки. Другим ее детям тоже досталась тяжелая судьба — Гриша умер в детстве, Роман сражался с фашистами и умер от ран уже после войны, а Алексей был осужден как «враг народа», несколько лет провел в тюрьме и лишь позднее был реабилитирован.

Матери Павлика Морозова повезло — она умерла до перестройки, а вот Алексею Морозову пришлось в полной мере ощутить те потоки грязи и откровенной лжи, которые обрушились на его брата в период демократических изменений.

Парадокс заключается в том, что на родине Павла в деревне Герасимовка, где юный пионер, по версии разоблачителей, «предавал и стучал», к его памяти относятся чрезвычайно бережно. Там сохранился и памятник Павлику, и его музей. Местные жители приходят к памятнику, оставляют у него записки с со своими самыми сокровенными желаниями. Говорят, Павлик им помогает.

Материал был впервые опубликован 19/05/2013

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: