Кто разрушил Карфаген

Третья Пуническая война и гибель Карфагена

Когда в 149 году до н. э. римляне объявили Карфагену войну, они собирались не просто нанести ему поражение, а уничтожить этот город.

Первый год войны

После победы во Второй Пунической войне римляне запретили карфагенянам воевать за пределами своей территории. В то же время они позволили своему союзнику Масиниссе атаковать Карфаген. Попытка Карфагена дать бой Нумидии в 151 году до н. э. стала поводом к войне. Карфагеняне были настроены решить дело миром. Для этого они приговорили к смерти командующего в войне с Нумидией Гасдрубала. Полководец с верным ему войском обосновался в окрестностях города.

Римскими консулами 149 года до н. э. были избраны Луций Марций Цензорин и Маний Манилий. Они получили под своё начало 4 легиона, 4 тыс. конницы и неизвестное число союзнических отрядов. На Сицилии к Цензорину и Манилию прибыли карфагенские послы. Консулы потребовали выдать римлянам 300 заложников из знатнейших семей. Карфагеняне согласились.

Перед отплытием консулы получили тайные инструкции — вести войну до полного уничтожения. Хотя карфагеняне выдали заложников, Цензорин и Манилий высадились со своей армией недалеко от Утики. Этот пунийский город сразу перешёл на сторону Рима. Оттуда консулы выдвинули новое требование — карфагеняне должны выдать всё оружие.

Жители Карфагена согласились и на это. Историк Аппиан писал, как из Карфагена к римскому лагерю шёл караван с оружием и катапультами. Боевые корабли пунийцев были доставлены в гавань Утики и сожжены там.

Переговоры не закончились и на этом. Цензорин объявил послам, что карфагеняне должны покинуть свой город и переселиться на 80 стадиев от побережья. Это было уже слишком, и карфагеняне решили воевать. Они спешно готовились к обороне — ремесленники готовили доспехи и оружие. Ежедневно в мастерских производили 140 щитов, 300 мечей и 1000 снарядов для катапульт. После получения новостей карфагеняне устроили в городе резню. Были убиты некоторые из тех, кто предлагал выдать заложников, а также перебиты оказавшиеся в Карфагене италики. Были освобождены рабы, пополнившие армию. Пунийские женщины стали отдавать свои волосы для канатов. Кроме того, жители города переплавляли бронзовые статуи и снимали деревянные перекрытия домов, чтобы строить корабли.

Карфагеняне помирились с приговорённым к смерти Гасдрубалом. Полководца попросили не держать зла, когда страна на краю гибели. Гасдрубал остался со своей армией вне стен Карфагена. Кроме его войска за стенами действовал конный отряд Гамилькара Фамеи, задачей которого были нападения на римских фуражиров. Гарнизоном руководил ещё один Гасдрубал — внук царя Масиниссы.

Консулы потеряли некоторое время, ожидая сдачи города и ведя переговоры с Масиниссой. Затем они подошли к городу и начали первый штурм со стороны перешейка. Два штурма были отбиты. Кроме того, римлянам пришлось укрепить лагерь, опасаясь нападения Гасдрубала.

Затем римляне сумели пробить тараном брешь в стене. В результате упорного боя они были отброшены, а их осадные орудия сожжены. В то же время с помощью гружёных хворостом и паклей судов защитники города смогли уничтожить большую часть кораблей, осаждавших Карфаген с моря.

Римские фуражиры несли большие потери от налётов конницы Фамеи, поэтому консул Манилий решил переключить внимание на него и Гасдрубала. Манилий дважды нападал на крепость Неферис, где остановился Гасдрубал. Оба раза римляне отступали. В первый раз карфагеняне атаковали отступающих врагов, но были отброшены благодаря отряду военного трибуна Сципиона Эмилиана.

Во время этих событий умер старый царь Масинисса. Сципион Эмилиан отправился к его двору и разделил царство между его сыновьями. После этого один из них, Гулусса, с отрядом конницы присоединился к осаждающей армии.

Одновременно Эмилиан смог договориться с Гамилькаром Фамеей. Полководец с частью конницы перешёл на сторону римлян. Вместе со Сципионом перебежчик отправился в Рим. Сенаторы щедро наградили Фамею за предательство. Он получил пурпурное с золотой пряжей одеяние, золотую сбрую, а также 10 тысяч драхм. Ему обещали ещё, если он продолжит воевать на стороне римлян.

В 148 году до н. э. войну продолжили новые консулы — Луций Кальпурний Пизон Цесоний и Луций Гостилий Манцин. Полководцы взяли стратегию на подчинение других пунийских городов. Впрочем, в этом они не преуспели, и Пизон потратил всё лето на осаду Гиппона Диаритта.

Исход войны оставался нерёшенным. На сторону Карфагена перебежал один из военачальников Гулуссы с отрядом из 800 всадников. Братья Гулуссы, цари Миципса и Мастанабал, выжидали, не помогая римлянам.

Внутри города тоже шла борьба. Прибывший в Карфаген Гасдрубал на заседании совета обвинил в предательстве командующего гарнизоном внука Масиниссы. Якобы он помогал своему родственнику. В итоге внука Масиниссы забили камнями, и Гасдрубал получил под своё начало всю армию.

Сципион Эмилиан и завершение осады

Тем временем в Риме шли очередные выборы консулов. Сципион Эмилиан заслужил в кампании 149 года до н. э. репутацию хорошего военачальника. Полководцу было всего 38 лет. Несмотря на то, что он не был даже эдилом, его выбрали консулом.

В 147 году до н. э. Эмилиан прибыл в Африку и взял ведение войны в свои руки. Как описывает эти события Аппиан Александрийский, новый консул прибыл вовремя. Консул Манцин, командовавший флотом, сумел высадить легионеров и захватить неохраняемый участок городской стены. После первоначального успеха он оказался отрезан от основных сил. Когда на следующий день карфагеняне теснили его воинов, на помощь подошла эскадра Сципиона. Карфагеняне отступили, и Сципион смог принять на свои корабли уцелевших участников авантюры Манцина.

Полководец поменял стратегию — вновь главной целью стал сам Карфаген. Рядом с римским лагерем разбил свой лагерь Гасдрубал. Ночной атакой воины Сципиана преодолели крепостную стену и ворвались в Мегару, предместье Карфагена. Защитники города отступили. Сципион счёл этот район, усеянный каналами и садами, неудобным для продолжения наступления (римляне в нем не ориентировались) и отвёл свои войска. Тем не менее атака имела психологический эффект — римляне впервые вошли в город. Гасдрубал смог ответить только жестокой казнью пленных легионеров на глазах у их товарищей.

Затем воины Сципиона захватили укреплённый лагерь Гасдрубала и взяли город в полную осаду. С помощью построенных укреплений Сципион отрезал город от материка. Теперь защитники лишились подвоза продовольствия по суше.

Гасдрубал начал тайные переговоры. Сципион гарантировал пощаду и сохранение собственности самому пунийскому полководцу и десяти близким к нему семьям.

Карфагеняне смогли подготовить 50 триер и множество кораблей поменьше. Этот флот они вывели в море через вновь прорытый проход из гавани. Морское сражение не принесло победы ни одной стороне. Особенно хорошо себя показывали маленькие и быстроходные корабли защитников. Но позже они же и погубили флот.

При возвращении пунийского флота в гавань образовался затор, потому что первыми к гавани подошли многочисленные лёгкие суда. Римляне воспользовались этим, атаковали и уничтожили большую часть построенного флота.

До наступления зимы Сципион взял крепость Неферис, которая попортила римлянам крови в первый год войны. После этого оставшиеся пунийские города либо были взяты, либо сдались.

Весной 146 года до н. э. осада продолжилась. Сначала римляне захватили Котон, гавань Карфагена. Оттуда они начали пробиваться к Бирсе — укреплённому району города. Улицы, ведущие к Бирсе, были застроены шестиэтажными домами, которые соединялись деревянными перекрытиями. Эти дома римляне брали штурмом.

Во время этих событий Сципион провёл древний религиозный ритуал эвокации. Он обращался к богам Карфагена, прося их оставить обречённый город на произвол судьбы и переселиться в Рим, где их будут ждать храмы, алтари и жертвоприношения.

Наконец, римляне вышли к стенам последней цитадели. Через несколько дней жрецы храма Эшмуна пришли к Эмилиану с просьбой сохранить жизни уцелевших карфагенян. Из Бирсы вышло больше 50 тысяч пунийцев. Им сохранили жизни, но сделали рабами.

Последние карфагенские воины и римские перебежчики укрепились в храме Эшмуна на склоне горы над Бирсой. Вместе с ними в храме укрылся Гасдрубал со своей семьёй. Впрочем, полководец вскоре сдался на милость захватчиков. Его жена зарезала их детей на глазах у римлян, а затем покончила с собой. Перебежчики, не ждавшие милости от Сципиона, подожгли храм и погибли.

Несколько дней римляне грабили город. Позже в Африку прибыла сенатская комиссия. Она разделила земли уничтоженного государства. Часть территорий получили Нумидия, Утика и другие пунийские города, перешедшие на сторону Рима. Кроме того, была образована провинция Африка, которой управлял римский магистрат в ранге претора. Место, где был Карфаген, распахали и засеяли солью.

Спустя столетие Юлий Цезарь принял решение отстроить Карфаген как римский город. Это случилось уже после его смерти. В эпоху Римской империи Карфаген был центром провинции Африка и одним из крупнейших город Средиземноморья.

Как был разрушен Карфаген: другое мнение

Когда один из карфагенских военачальников с нескрываемым волнением произнес: «Римская конница возвращается на поле боя!», Ганнибал на секунду прикрыл глаза, осознав, что все кончено. Ощутил ли знаменитый полководец, что именно здесь, в раскаленных и безжизненных песках Африки в эти самые минуты не просто решается судьба сражения, а определяется будущая история, в которой его великому городу уже не будет места?

Со школьной скамьи мы привыкли представлять себе храбрых карфагенян, героически защищающих родные стены и улицы от римских завоевателей, жестоких и беспощадных. При перелистывании страниц учебника (да и не только учебника) в нашем воображении вырисовывался образ Ганнибала – благородного и бесстрашного полководца, погубленного коварными римлянами.

Что ж, перед нами псевдоисторический миф о якобы благородном Карфагене, имеющий немного общего с действительностью. Нет, нет, этот город действительно был велик, но можем ли мы называть его благородным? И так ли прекрасна и величественна была цивилизация, закат которой начался 19 октября 202 года, когда в битве при Заме римские легионы нанесли жестокое поражение армии непобедимого до того Ганнибала?

Возможно, кому-то мои слова покажутся преувеличением, но по значению в мировой истории это сражение можно сравнить с битвой на Курской дуге, после которой всему миру стало окончательно ясно: крах германской военной машины неизбежен. Тогда же, в III веке до Рождества Христова античная и будущая европейская цивилизации были спасены от страшного мира, имя которому Карфаген.

Собственно, его основателями были финикийцы, коих римляне именовали пунами, отсюда и название – Пунические войны. Финикийцы, создавшие высококультурную и технически развитую цивилизацию, поклонялись Ваалу (другими словами – Молоху) – богу плодородия. Само имя Ганнибал переводится как любимец Ваала.

Что же ужасного и мрачного нес римскому миру Карфаген? Дело в том, что жители этого города – утонченные эстеты и образованные граждане – устраивали массовые человеческие жертвоприношения своему идолу, бросая в отверстую пасть Ваала, внутри которой находилась раскаленная печь… младенцев, причем в жертву – нередко добровольно – приносили, как правило, детей аристократии, политиков и военачальников. И именно поэтому, а не вследствие торгового могущества пунов, старый римский сенатор Катон Старший произнес свою знаменитую фразу: «Карфаген должен быть разрушен!».

Наконец, в 146 году до Р. Х. в результате долгой и жестокой борьбы созданная в Северной Африке финикийская цивилизация, которую с полным правом можно назвать чумой античного мира, была разрушена римскими легионами, а место, где стоял Карфаген, предано заклятию…

Читайте также  Самые известные представители семейства псовых

Однако противостояние Карфагенской державы и Римской республики интересно не только борьбой – в полном смысле этого слова – света и тьмы, но и рождением новой тактики, во многом определившей дальнейшее направление в развитии военного искусства. Именно ей и посвящена данная статья.

Почему именно Рим, а, скажем, не Македонское царство или тот же Карфаген стали господствовать в Средиземноморье? Одна из причин – это тактическое преимущество легионов над своими противниками. И впервые оно проявилось именно в битве при Заме, решившей судьбу не только Карфагена, но и всего античного мира.

Господствовавший в то время тактический порядок построения войск был прост: в центре – тяжелая пехота, перед ней – легкая, на флангах развертывалась конница. Карфагеняне располагали также слонами, выставленными ими при Заме в центре своих боевых порядков. Обычно сражение начинала конница, имевшая задачу опрокинуть кавалерию противника и зайти в тыл его пехоте, правда, этот маневр был далеко не прост в исполнении. Дело в том, что нередко, оттеснив с поля боя вражескую конницу, всадники-победители вместо атаки фланга и тыла неприятельской пехоты обращали все свое внимание на преследование кавалерии противника или спешили к его обозу.

Каковы же были силы сторон в битве при Заме? В распоряжении Сципиона находились порядка 25–30 тысяч пехотинцев и около 6–8 тысяч всадников. Армия Ганнибала насчитывала 35 тысяч пехотинцев и 2–3 тысячи всадников плюс 80 слонов, внешне являвшихся грозной силой. Однако в данном случае необходимо принимать во внимание то, что эти животные были совсем недавно приведены из внутренней Африки и еще плохо обучены.

Как мы видим, в битве при Заме преимущество в кавалерии оказалось на стороне римлян. Численное превосходство в пехоте, напротив, имели карфагеняне.

Вообще необходимо отметить, что Ганнибал выступал в карфагенском сенате против сражения: слишком много необученных новобранцев служили в его армии, он даже вел переговоры со Сципионом о перемирии, которые, впрочем, ни к чему не привели.

Ганнибал и Сципион построили свои армии в три линии. Ганнибал составил первую линию из наемников, вторую – из карфагенских граждан, третью и наиболее сильную – из ветеранов знаменитого похода в Италию. Последние имели колоссальный боевой опыт войны в Пиренеях и на апеннинских полях, многие из них не знали поражений и верили в счастливую звезду своего полководца. Боевой дух второй линии был также высок. Но не только на мужество своих воинов рассчитывал Ганнибал. Выставленные впереди слоны должны были оттянуть на некоторое время столкновение фаланг: карфагенский военачальник стремился выиграть время и дождаться, когда римская и союзная ей нумидийская конницы оттеснят его кавалерию и, увлеченные преследованием, покинут поле сражения.

Тактическое мастерство его ветеранов и выставленные перед фронтом слоны позволили бы осуществить этот непростой маневр. Собственно, именно благодаря грамотному маневрированию на поле боя карфагенский полководец и хотел нейтрализовать численное преимущество противника и выиграть сражение.

Сципион в этой битве несколько изменил боевой порядок своих войск – они были построены не в шахматном порядке, а манипулы (основное тактическое подразделение легиона) стояли одна за другой, образуя сплошной фронт.

Казалось бы, Ганнибал сделал все возможное для победы, сражение началось по запланированному карфагенским полководцем сценарию: римская и нумидийская кавалерии отбросили карфагенскую конницу и увлеклись ее преследованием, впрочем, возможно, сам Ганнибал приказал своим всадникам отступить и даже покинуть поле боя при соприкосновении с более многочисленным противником. Так или иначе, в начале битвы на некоторое время фланги карфагенской пехоты были в безопасности.

Кроме того, Ганнибал бросил в атаку слонов, которые, правда, не принесли существенного вреда римской пехоте: Сципион развернул впереди своей фаланги метальщиков копий, помимо этого при помощи труб и рожков римляне дезориентировали и оглушили грозных животных, часть которых повернула обратно и стала давить собственную пехоту.

Основную роль в сражении фаланг играли первые линии, следующие шеренги должны были восполнять из своих рядов потери первой линии и сохранять фронт, оказывать моральное воздействие на передовые ряды.

Итак, римская конница бросилась преследовать неприятеля. Ганнибал тут же воспользовался ситуацией, приказав второй линии, разделившись на две части, двинуться вправо и влево с целью атаковать фланги и тыл римлян. Таким образом Ганнибал планировал повторить маневр, который принес ему блестящую победу в битве при Каннах в 216 году до Р. Х., – именно после этого все классические операции на окружение стали называть «Каннами».

Итак, вторая шеренга, которой командовал лично Ганнибал, стала грамотно осуществлять непростой маневр по выдвижению в направлении флангов противника. Однако дальше произошло то, чего карфагенский полководец никак не ожидал. В битве при Каннах римляне построили свою пехоту в один огромный квадрат: мощный, но лишенный возможности маневрировать и обеспечить собственные фланги и тыл, что, собственно, и привело к страшному разгрому и гибели большей части армии.

На этот раз Сципион поступил иначе: напомним, что подобно своему противнику он также построил армию в три линии, причем, как и Ганнибал, во второй линии он поставил испытанных в боях ветеранов, жаждавших отомстить врагам за разорение Италии и взять реванш за страшные поражения.

Когда Сципиону донесли о маневре карфагенян, римский полководец приказал своей второй линии удлинить фронт первой. Таким образом, вместо беззащитных флангов и тыла ветераны Ганнибала вынуждены были вести фронтальный бой с неприятельской пехотой. Это отнюдь не означало, что победа неизбежным образом ускользала из рук Ганнибала, но он терял драгоценное время: в любой момент конница противника могла возвратиться на поле боя и атаковать уже беззащитные фланги и тыл его армии: ведь третья линия оказалась уже короче второй. Карфагенянам оставалось одно: сокрушить римлян фронтальной атакой до возвращения неприятельской кавалерии.

Однако с пунами сражалось уже не гражданское ополчение, как при Каннах, а закаленные в многолетних войнах римские ветераны, а если говорить более точно – профессионалы, ибо только они были способны осуществить столь сложный и требующий хорошей выучки маневр, как выдвижение второй линии на уровень первой.

Битва приняла ожесточенный характер, оба полководца – один с тревогой, а другой с надеждой – ожидали возвращения римской конницы. И в решающий момент, когда, возможно, ветераны Ганнибала стали уже теснить легионеров Сципиона, римская кавалерия появилась на горизонте, атаковав тыл карфагенской пехоты. Скованные фронтальным сражением пуны не имели возможности перестроиться лицом к неприятельской кавалерии, а третья линия, к тому времени ставшая уже второй, не могла обеспечить тыл передовой фаланги.

Атакованные с флангов и тыла карфагеняне были разбиты, оставив на поле битвы свыше 10 тысяч воинов, 33 знамени и 11 слонов, потери римлян составили порядка 1500 человек. Военное могущество пунической державы было сломлено, а Ганнибал перестал считаться непобедимым полководцем благодаря примененной римлянами эшелонной тактике.

Битва же при Заме интересна прежде всего тем, что оба полководца пытались решить исход сражения в свою пользу именно с помощью тактического применения второй линии.

Эшелонная тактика стала новым словом в военном искусстве и ее не раз на полях сражений будут применять талантливые полководцы, усовершенствуя и развивая. Например, во многом именно благодаря эшелонной тактике Цезарь разбил Помпея в битве при Фарсале в 48 году до Р. Х.

Карфаген. Война на уничтожение

Гамилькар Барка – не только отец великого Ганнибала, но и спаситель Карфагена в тяжелейшее для города время. Его деятельность предвосхитила победы сына.

Первая Пуническая война: горе побеждённым!

В истории Средиземноморья противостояние римлян и карфагенян занимает особое место. Именно Пунические войны позволили Риму превратиться в настоящую мировую державу и заложить основу дальнейшей экспансии как на востоке, так и на западе. Однако если события Второй Пунической войны с её знаменитыми сражениями и противостоянием великих полководцев издавна вызывали интерес у исследователей, то дела ей предшествующие и сегодня часто остаются в тени. Первая Пуническая война, несмотря на отдельные успехи неприятеля, оказалась выиграна римлянами. Карфагенянам пришлось покинуть Сицилию и выплатить колоссальную контрибуцию, что существенно снизило экономический и стратегический потенциал африканской республики, вооружённые силы которой основывались на наёмных воинских контингентах.

Карта Первой Пунической войны

Военные реформы середины 250-х гг. до н. э., проводившиеся талантливым стратегом Ксантиппом, не были доведены до конца, и богатый Карфаген прибегал к найму всё большего количества наёмников. Когда в 241 г. до н. э. был заключён мир и пунийское войско покинуло Сицилию, в Африку переправились несколько крупных наёмных отрядов, сражавшихся на фронтах войны. Вопреки обязательствам, солдаты не получили причитающегося вознаграждения: опустевшая за время войны казна не могла покрыть выплату всех долгов, так как только в виде контрибуции полагалось выплатить несколько тысяч талантов серебра. Командовавший на Сицилии Гамилькар Барка был удалён от дел и сложил с себя полномочия главнокомандующего, а обманутые наёмники решились на открытый бунт. Наёмники были основой армии пунийцев, но не единственным её элементом – помимо них под знамёнами Баала сражались как сами граждане города, так и воины союзнических и покорённых народов — ливийцы, нумидийцы и другие. Сами наймиты представляли собой разнородный контингент со всего Средиземноморья, что хотя усложняло управление армией, но придавало ей гибкость и возможность полководцу набрать войска для решения конкретных задач. Однако на этот раз это сыграло негативную роль: набранные со всего света наёмники говорили на разных языках, так что договориться с ними было не так-то просто, и карфагенянам приходилось прибегать к услугам переводчиков.

Карфаген должен быть разрушен!

Против Карфагена, кроме того, сыграла собственная элита, представители которой вместо того, чтобы расплачиваться с наёмниками по отдельности или, по крайней мере, попытаться сыграть на противоречиях между ними или отослать часть отрядов, пока остальные находились ещё на Сицилии (комендант Лиллибея предусмотрительно отправлял войска небольшими партиями, напрасно надеясь на благоразумие политиков), дождались, когда вся армия соберётся в городе и лишь тогда начали переговоры о сроках выплаты и размере жалования. С большим трудом удалось уговорить воинов подождать сбора средств в Сикке — городе-крепости на границе с нумидийцами в 200 км от Карфагена. Лидеры республики надеялись, что на дальних рубежах от наёмников будет меньше проблем, но на деле всё оказалось иначе: оставленные без присмотра войска быстро разложились, и вскоре ни о каком подчинении центру речи быть не могло. Пунийцам стали припоминать все их посулы и обещания, щедро раздаваемые командующими перед сражениями, так что вскоре процесс ожесточения войска против собственных нанимателей стал необратимым. Нужно сказать, что солдатские восстания вообще и выступления наёмников в частности не были чем-то особенным в то время. Достаточно вспомнить разбойников-мамертинцев — бывших наёмников сицилийского царя Агафокла, терзавших Сицилию и Южную Италию незадолго до начала Пунических войн и едва не погубивших царя Пирра и его слонов.

Как погиб Карфаген

Это произошло 2161 год назад…
В течение одного ужасного 146 года до нашей эры погибли два цветущих центра древней культуры: Коринф и Карфаген. Погибли от мечей и огня древних римлян-завоевателей, первых империалистов, создавших первую Империю на Земле.
Сегодня Древний Карфаген, как и Древняя Греция, переживает не лучшие времена.
Современный Тунис, построенный в течение многих веков на руинах Карфагенского государства, и Новая Греция снова оказались, в один год, под ударом! Им снова диктуют условия! Их снова пытаются поставить на колени!
…146 год до новой эры, ахейская война, взятие римлянами и сожжение Коринфа, конец независимости греков.
А что в этот год произошло в Карфагене?
Напомним, что попытки великого Ганнибала, патриота свой родины, провести реформы в Карфагене не удались из-за противодействия олигархии, купленной Римом. Напомним, как предостережение.
И вспомним некоторые страницы Истории Человечества…
Третья Пуническая война и разрушение Карфагена
Во втором веке до нашей эры Карфаген скоро оправился от последствий Второй Пунической войны. Богатства его все еще огромной территории, простиравшейся на восток до Кирены (руины которой находятся в уничтоженной бомбежками НАТО и наемниками США Ливийской Джамахирии), продолжали оставаться источником больших доходов граждан Карфагена.
Правящая партия (та самая, которая предала Ганнибала и заставила его покинуть Карфаген) старалась жить в мире и с Римом, и со своим непосредственным соседом — Масиниссой, царем Нумидии.
(Опять историческая параллель: в 2011 году президент Туниса Бен Али тоже был вынужден покинуть Карфаген и отправился, как и Ганнибал, на Восток. И пусть все парралели , как говорится, «хромают», но есть над чем подумать. Здесь и далее примечания публикатора).
Однако существование Карфагена вызывало в Риме постоянную тревогу: слишком сильны были воспоминания о ганнибаловой войне, чтобы римляне могли скоро их забыть. Пока во внешней политике продолжались сципионовские традиции, дальше смутных опасений дело не шло. Положение стало меняться после III македонской войны. Она послужила началом больших сдвигов в области римской политики: хищник стал показывать когти. Это сейчас же сказалось и в отношениях к Карфагену.
В 153 г. в Карфагене побывал старик Катон, римский сенатор, в качестве главы посольства, отправленного для урегулирования споров Карфагена с Масиниссой. Когда он собственными глазами увидел цветущее состояние Карфагена, мысль о разрушении города стала его idee fixe. Катоновский лозунг «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam» («Я думаю, что Карфаген нужно разрушить») получил решительную поддержку тех кругов римской элиты, для которых беспощадная агрессия стала знаменем внешней политики.
(Опять историческая параллель: разве сегодня беспощадная агрессия не стала знаменем внешней политики Соединенных Штатов Америки?)
Чтобы объявить войну Карфагену, нужно было найти подходящий предлог и создать соответствующее настроение в римском обществе. Прекрасную роль здесь мог сыграть Масинисса.
(Его царство Нумидия было по соседству с Карфагеном, ну, как Украина и Россия, и их границы… Опять параллель напрашивается…)
Договор 201 г. до новой эры, подписанный после Второй пунической войны, был так сочинен победителем-Римом, что не определил точных границ между Нумидией и Карфагенским государством, что служило источником бесконечных споров и вызывало частые присылки римских комиссий. Чем враждебнее к Карфагену становились в Риме, тем наглее вел себя Масинисса.
(Снова параллель! Чем враждебнее Обама, тем наглее Порошенко!)
В конце концов терпение карфагенян лопнуло. Во главе карфагенского правительства оказались вожди демократической партии, являвшиеся сторонниками более твердой политики по отношению к соседям. И когда в 150 году до н.э. нумидяне вновь напали на карфагенскую территорию (очередная мелкая провокация, вроде тех, которыми занимаются каждый день киевские каратели против Новороссии!), то против них выслали войско под начальством Гасдрубала, одного из лидеров демократов, который прогнал мародеров.
Искомый повод для объявления Римом войны Карфагену был найден: как же так, эти ужасные карфагеняне напали против соседнего царства без разрешения римского сената?
В Риме начались военные приготовления. Испуганное карфагенское правительство, детище местных олигархов, немедленно забило отбой: Гасдрубал был приговорен (. ) к смертной казни (ему, впрочем, удалось бежать и собрать на карфагенской территории собственное войско), а в Рим отправили посольство, которое свалило всю вину на Гасдрубала. Но в сенате признали объяснения карфагенян недостаточными. Была объявлена война (149 г.до н.э.).
(Увы, нет исторической параллели: все свои новые войны Соединенные Штаты Америки начинали против арабских и африканских стран без объявления войны!)
Карфагенское правительство решило сдаться без всяких условий.Якобы для того, чтобы спасти Карфаген от разрушения. Тогда римский сенат объявил, что он гарантирует карфагенянам сохранение свободы, земли, собственности и государственного строя под условием выдачи в месячный срок 300 заложников из числа детей правящих семей и выполнения дальнейших распоряжений посланных римских консулов. Заложники были немедленно выданы, и их судьба трагична.
Когда консулы высадились в Африке, то они предъявили Карфагену новое требование сдать все оружие и боевые припасы. Это распоряжение также было выполнено. Наконец, последовал страшный ультиматум: город Карфаген должен быть разрушен; его жители имеют право выбрать себе новое место для поселения, , но за15 км от берега моря.
Когда это бесчеловечное требование стало известно в городе, гнев и отчаяние охватили карфагенян. Они перебили находившихся в городе римлян, должностных лиц, по требованию которых были отданы заложники и вывезено из города все оружие.
К римским консулам ими было отправлено посольство с просьбой о месячном перемирии, якобы для отправки своих послов в Римдля дальнейших переговоров.. Консулы, нисколько не сомневаясь, что Карфаген не сможет защищаться, отложили штурм.
Карфаген получил драгоценную отсрочку. Приговоренному к смерти Гасдрубалу, который со своей армией находился вне города, олигархи дали амнистию и обратились к нему с мольбой «помочь родному городу в минуту смертельной опасности». Все население днем и ночью ковало оружие, строило метательные машины, укрепляло высокие оборонительные стены города. Женщины отдавали свои волосы на изготовление канатов для баллист и других боевых машин. Для пополнения городского ополчения освободили всех рабов. В город свозили продовольствие.
Когда же римская армия появилась под стенами города, консулы с ужасом увидели, что они опоздали и что Карфаген готов к обороне.
Первые два года осады (149-й и 148-й до н.э.) прошли для римлян без всякого успеха: взять город штурмом оказалось невозможным, в нем находилось много продовольствия, а карфагенская армия, отряды которой действовали и вне стен города, мешала полной изоляции города. Римлянам даже не удалось парализовать активные боевые действия карфагенского флота. Масинисса мало помогал римлянам, так как был недоволен их политикой: он сам намеревался завладеть Карфагеном. В конце 149 г. он скончался….
(Тогда говорили, что римляне «помогли» своему союзнику отправиться к праотцам….)
Среди высших римских офицеров был военный трибун Публий Корнелий Сципион Эмилиан, усыновленный сыном Сципиона Африканского. Впервые он выдвинулся еще в Испании, под Карфагеном приобрел репутацию блестящего офицера, не раз выручавшего римлян своей личным мужеством. Один факт показывает, каким уважением пользовался Сципион: умирающий 90-летний Масинисса попросил Сципиона приехать в Нумидию для раздела власти между тремя его сыновьями. Сципион решил эту задачу в интересах Рима: под Карфагеном появились новые нумидийские войска.
В 148 г. римскому сенату стало ясно, что необходимо любой ценой довести до конца позорно затянувшуюся осаду непокорного Карфагена. Для этого решили повторить тот удачный опыт, который когда-то проделали со Сципионом Африканским.
«Удачный» для Рима, но печальный для самого Сципиона Африканского, победившего в 202 году до н.э., в битве при Зама самого Ганнибала: его обвинили в предательстве, он был вынужден покинуть Рим, долго искал и встретился все-таки с Ганнибалом, который тоже скитался по чужбинам. И скончались они в один год… И оба вдали от своих стран, которым они так верно служили…
На 147 год хитрые римские сенаторы избрали консулом Сципиона Эмилиана, хотя по возрасту и стажу он еще не подходил для этой должности (ему было около 35 лет), и специальным постановлением поручили ему ведение войны в Африке.
Прибыв с новыми подкреплениями, Сципион штурмом взял предместье Карфагена и затем осадными работами добился полного окружения города с моря и суши. Полевая карфагенская армия была разбита. Зимой 147/46 г. всякая связь осажденных с внешним миром прервалась. В городе наступил стращный голод.
К весне 146 г. голод и болезни произвели в Карфагене такие опустошения, что Сципион смог начать общий штурм. На одном участке стены, который почти не защищался ослабевшим от голода гарнизоном, римлянам удалось проникнуть в гавань. Затем они овладели примыкавшим к гавани рынком и стали медленно подвигаться к Бирсе, «карфагенскому Кремлю». Много дней и ночей длились бои на узких улицах города. Карфагеняне мужественно защищали свои дома, превращенные в крепости. Агрессоры вынуждены были проламывать стены.
Озверевшие римляне никого не щадили. Наконец, атакующие прорвались к Бирсе. Там укрылись последние защитники — около 50 тысяч человек. Они стали молить Сципиона о пощаде…
Сломленный мучениями начальник обороны Гасдрубал вышел из Бирсы и встал на колени перед Сципионом. Тот пообещал сохранить карфагенянам жизнь, хорошо зная решение римского сената: «все карфагеняне должны быть мертвы или стать рабами».
Только 900 человек не захотели сдаться: они подожгли Храм Баала, находившийся в «Кремле», и погибли в огне.
Последних защитников Карфагена возглавляла жена Гасдрубала, имя которой История не запомнила…
Сдавшиеся в плен были проданы в рабство.
Комиссия, присланная из римского сената, вместе со Сципионом должна была окончательно решить судьбу Карфагена. Сам Сципион стоял за то, чтобы сохранить город. Но в сенате взяла верх непримиримая точка зрения Катона (сам он умер в 149 г., не дожив до осуществления своей самой заветной мечты). Сципиону приказали полностью уничтожить город, засыпать его землей и, предав вечному проклятию то место, на котором он стоял, провести по нему плугом борозду.
Семнадцать дней и ночей горел подожженный со всех сторон Карфаген. Сципион стоял на соседнем холме (теперь там находится жемчужина тунисского туризма – Сиди Бу Саид) и, не выдержав, пролил скупую слезу. На вопросы своего окружения он молвил: «Боги не простят нам то, что мы сделали с Карфагеном. Мой Рим ждет та же участь!»
В это время закончился и род Катона: его единственный наследник погиб, мужественно защищая Утику, маленький городок-порт, союзник Карфагена. Руины Утики находятся в тридцати километрах на запад от руин Вечного Карфагена.
Такая же трагическая судьба постигла и другие города, которые до конца держали сторону Карфагена. На территории исчезнувшего Карфагенского государства была создана Проконсульская провинция Африка. Наследники Масиниссы, ставшие вассалами Рима, тоже получили клочки от Карфагена.
Так, в течение ужасного 146 года до нашей эры погибли две цветущие древние цивилизации: Карфаген и Коринф. Судьба жителей свободного Коринфа была не менее ужасна…
Сам вечный Рим был уничтожен через пять веков от рук варваров, предков европейцев…
Послесловие
Прошли века, Коринф был возрожден, стал христианским, но сошел с истинного пути. И тогда апостол Павел обратился к коринфянам с Посланиями, пытаясь образумить.
Во втором Послании коринфянам (глава 11, стихи 12-13) Павел сурово осуждал так называемых «ангелов света»:
«Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И не удивительно: потому что сам сатана принимает вид ангела света. А потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды».
Сегодня Сатана правит бал в США, надев на себя тогу «исключительности» и узурпировав в мировых СМИ «право на правду»…

Читайте также  Как в Москве вызвать скорую

Карфаген не возрожден до сих пор, хотя об этом мечтал Хабиб Бургиба, основатель первого, после древнего Карфагена, независимого государства в Северной Африке, Тунисской Республики. Сегодня над ней нависла новая опасность, опасность быть поглощенной так называемым псевдоисламским «Халифатом», чудищем, рожденным стратегами США.
И выстоит ли сегодня Греция с Коринфом и другими античными городами, отстоит ли она свое суверенное право решать самой свои внутренние дела – тоже вопрос…
И все это не может не волновать тех, кто обеспокоен судьбами Человечества, История которого полна ПРОЯВЛЯЮЩИМИ все и вся параллелями…

Евгений Ларин, Тунис, на руинах Карфагена, 2 июля 2015 года

Разрушение Карфагена. Как римляне уничтожали заклятых врагов в Африке?

Войны 264-146 гг. до н.э. между Римом и пунийцами, населяющими финикийское государство Карфаген (территорию современного Туниса), историки назвали Пуническими. В последней из них, третьей войне, великий город, выстроенный купцами и моряками, был полностью уничтожен.

Даже после проигрыша в двух предыдущих войнах этот торговый, экономически развитый город сумел быстро возродиться, что вызвало серьезное опасение Рима, его ближайшего конкурента. На одном из заседаний сената, рассматривающего споры финикийцев, глава комиссии Марк Катон сумел убедить присутствующих, что Карфаген продолжает представлять угрозу для республики. Осталось лишь найти повод для развязывания войны. И такой повод очень скоро нашелся.

Карфаген — великий город купцов и мореплавателей

Давний враг пунийцев Нумидия, покоренная карфагенской армией в III в. до н.э. и вновь ставшая независимой благодаря помощи римлян в 201 г. до н. э., поняв, что любые жалобы карфагенян сенатом игнорировались, перешел от нападений к прямым захватам соседних территорий. Но когда терпение у финикийцев закончилось, и они решили дать отпор нумидийскому царю Массиниссе, Рим тут же предъявил им претензии. Ведь согласно договора 201 г. они не имели права вести войны.

Легионеры во главе с консулом Цензорином прибыли в Утику, поселение вблизи Карфагена. Первым требованием римлян была сдача оружия. Местные жители согласны были на любые условия в обмен на мирное урегулирование вопроса и безропотно передали римлянам 2 тыс. катапульт и около 200 тыс. боекомплектов оружия. Но главным требованием сената было полное разрушение Карфагена. Его жителям было предложено основать новое поселение в любом другом месте не ближе 10 миль от морского побережья. Рим решил полностью уничтожить своего торгового соперника. Ведь экономическое благосостояние города полностью зависело от морской торговли.

Взяв месяц на раздумье, финикийцы начали тайно готовиться к войне. Хотя Карфаген был неплохо укреплен, в условиях полной секретности они приступили к усилению защиты города до максимально возможной. Жители города спешно изготовляли новое оружие, катапульты и баллисты, укрепляли стены, запасались продовольствием, вооружали население и изыскивали средства для вербовки наемников. Женщины плели канаты для метательных машин из собственных волос.

Бой за Карфаген с римскими легионами

Первый штурм был отбит. Римляне потеряли при этом немало солдат. Поддержки со стороны нумидийского царя Массиниссы они не получили. Ведь укрепление Рима в северной Африке, по соседству с его царством, было ему ни к чему.

Город смог обороняться в течение 2 лет. За это время карфагеняне во время вылазок смогли завербовать новую армию и стали нападать на римлян. Переломный момент наступил с прибытием консула Сципиона Эмилиана. Он привел в порядок войска, восстановил ослабшую дисциплину, удалив наиболее злостных ее нарушителей, и провел реорганизацию легионов. Полководец дал команду разрушить внешнюю стену города, а для закрытия гавани возвести дамбу. Но жители Карфагена сумели прорыть новый канал и неожиданно для римлян выйти в море. Но это их не спасло. Сципион не только его разрушил, но и возвел вокруг города стену из камня высотой около 2 м, на которую установил метательные машины. По центру возведенного укрепления располагалась наблюдательная башня. Таким образом, город был полностью отрезан от сообщения с внешним миром и поставок продовольствия. В Карфагене начался голод.

Последние защитники Карфагена

Весной 146 г. начался штурм. Римляне воспользовались тем, что восточные подступы к городу со стороны моря были плохо охраняемы. Перебравшись через стены, легионеры заняли рыночную площадь и начали продвигаться по крышам домов по 3 улицам. Спустя неделю город был почти полностью захвачен за исключением крепости Бирса, но и она вскоре капитулировала. Сципион, обещавший даровать жизнь защитникам цитадели (их было около 50 тысяч), продал сдавшихся в плен жителей города в рабство.

Командующий Гасдрубал с римскими перебежчиками и самыми отчаянными карфагенянами засел в храме бога врачевания Эшмуна. Выморить их голодом не удалось – патриоты города, решившие, что лучше погибнут, чем сдадутся врагу, подожгли здание. В последнюю минуту струсивший Гасдрубал выбежал из храма и стал молить о пощаде. Его жена прокляла предателя и, бросив в огонь собственных детей, кинулась вслед за ними.

700-летний город по приказу сената был разрушен до основания. В его центре в знак проклятья легионеры начертили плугом огромную борозду. Рим получил полную власть над Средиземноморьем.

В дальнейшем Юлий Цезарь намеревался возвести на месте Карфагена собственную колонию, но не успел. После его смерти она была все же построена и названа «колонией Юлия». На вершине Бирсы были возведены роскошные здания и храмы. Со временем город занял второе место по величине после Рима. Повторное разрушение Карфагена произошло в 698 г. при взятии его арабами. Камни из стен города были перевезены в Тунис. В последующих столетиях мраморные и гранитные декоративные элементы зданий были использованы для украшения итальянских и британских соборов. Сегодня на территории древнего Карфагена находится город-музей, носящий имя Картаж, место паломничества туристов. Здесь же находится резиденция президента Туниса и крупнейший государственный университет страны.

Карфаген должен быть разрушен: кому принадлежат эти слова и что они значат

«Карфаген должен быть разрушен » (Carthaginem esse delendam) – в переносном смысле так говорят о навязчивой идее, к которой возвращаются независимо от темы разговора, о решимости радикально разобраться с реальной или мнимой проблемой.

Это крылатое выражение возникло в Древнем Риме. Рассказывали, что Марк Порций Катон (Катон Старший) любое свое выступление в римском сенате заканчивал словами: «А кроме того я утверждаю, что Карфаген должен быть разрушен».

Карфагенское государство было давним врагом Рима. После двух побед римлян в войнах с карфагенянами город продолжал существовать и процветал, и многим это не давало покоя. В итоге его захватили вновь и на этот раз уничтожили полностью, как и призывал Катон.

Бюст римского патриция, прежде отождествлявшийся с Катоном Старшим. Wikimedia

Пунические войны, Катон Старший и разрушение Карфагена

Карфаген – древний город, основанный на северном побережье Африки колонистами-финикийцами из Тира в IX–VIII вв. до н.э. Город играл важную роль в торговле, его могущество и аппетиты росли. Карфагеняне стремились подчинить Сицилию и вскоре перешли дорогу Риму, усилившемуся после победы над Пирром Эпирским (от него нам осталось выражение «пиррова победа»).

Читайте также  К чему снится, как изменил девушке

Римляне трижды воевали с карфагенянами в ходе Пунических войн и трижды выигрывали.

В Первую Пуническую войну (264–241 гг. до н.э.) Карфаген потерял Сицилию и в дальнейшем договорился о разделе сфер влияния с римлянами. Но мир продержался недолго.

Во второй Пунической войне (218–201 до н.э.) карфагенский полководец Ганнибал едва не одолел римлян, но в итоге был разбит. Карфаген потерял все земли за пределами Африки, его могущество оказалось сломлено.

Однако город продолжал существовать, успешно торговал и переживал экономический подъем. В ту пору в Карфагене побывал римский политик и писатель Катон Старший. Это был выходец из простонародья, возвысившийся в годы Второй Пунической войны, ярый враг карфагенян, аскет и ненавистник роскоши. Пораженный богатством Карфагена, Катон решил, что этот источник опасности нужно ликвидировать.

Поэтому-то каждую свою речь Катон заканчивал словами «А кроме того, я полагаю, что Карфаген не должен существовать», повествует Плутарх.

За войну с Карфагеном стоял Катон. Ему случилось побывать в Африке, чтобы уладить какой то спор Карфагена с Массиниссой. Процветание Карфагена потрясло его. Выступая в сенате после возвращения, он протянул сенаторам горсть фиг:

Фиги были прекрасны.

– А они сорваны в Африке. И вас не тревожит, что в трех днях езды от вас есть край, где родятся такие фиги?

После этого любую свою речь в сенате – о галльских раздорах, о женских нарядах, о межевании, о водопроводах, о чем угодно – Катон неизменно заканчивал словами:

– Кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен.

М.Л. Гаспаров. «Капитолийская волчица»

Катон Старший показывает сенаторам карфагенские фиги. Иллюстрация: Stefano Bianchetti / Corbis via Getty Images

Катон был не единственным, кто так думал. Вскоре римляне начали третью Пуническую войну (149–146 гг. до н. э.). Силы в этот раз были неравны. Карфаген просил мира на любых условиях, но римляне заявили, что город должен быть разрушен. Тогда жители решили драться до конца.

Город продержался в осаде три года. Когда римляне пошли на приступ, уличные бои шли шесть дней и шесть ночей. В итоге Карфаген был захвачен. Его сожгли и сровняли с землей, а уцелевших жителей обратили в рабство.

Но Катон Старший насладиться победой не успел – он умер еще в начале войны, в 149 году до н.э.

Римляне вспахивают плугом землю, на которой стоял Карфаген. The Print Collector via Getty Images

При Юлии Цезаре и его наследнике Октавиане Августе Карфаген был возрожден, уже в качестве римской колонии. Он еще не раз бывал захвачен иноземцами, а в конце VII века н.э. Карфаген взяли арабы и он был разрушен окончательно.

«Карфаген должен быть разрушен». Примеры употребления

Могу и Карфаген разрушить, и гордиевы узлы мечом рассекать.
А.П. Чехов. «Самообольщение»

Но теперь, когда мы здесь беседуем попросту, позвольте вас уверить, что если Карфаген еще не разрушен, то скоро обязательно разрушится, и только благодаря вам.
Л.Н. Андреев. «Москва. Мелочи жизни»

Я уже много писал о проблемах отсутствия свободы перемещения, но это тот Карфаген, который должен быть разрушен.
А.Д. Сахаров. «Мир через полвека»

Карфаген следовало разрушить, и этим разрушением был он настолько поглощен, что о других, материальных сторонах жизни никогда не думал.
Андрей Седых. «Далекие, близкие. Воспоминания»

А теперь дайте продудеть мое заунывное «Карфаген должен быть разрушен».
Анатолий Найман. «Славный конец бесславных поколений»

Команда Гайдара видела задачу в том, что «Карфаген должен быть разрушен» – собственность должна быть приватизирована…
Кирилл Рогов. Между демократией и свободой // «Неприкосновенный запас» (2003)

«Карфаген должен быть разрушен» – то есть для «экономического чуда» нужны структурные реформы, твердит Минэкономразвития.
Татьяна Рыбакова. Остановка роста // «Известия» (2003)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: