История вратарской хоккейной маски

Хоккейная маска: кто придумал, как изменилась, из чего делают, можно ли пробить шайбой

Маска вратаря – самый красивый элемент хоккейной экипировки, а иногда и настоящее произведение искусства. Она больше шайбы, ее видно с трибун, а в трансляциях вратаря дают крупным планом по десять раз за период. А еще киперы стильно сдвигают ее на затылок, когда пьют водичку.

Кто придумал первую маску?

С этим все просто – первые маски появились ровно в тот момент, как вратари поняли, что размазывать кровавые сопли по лицу и накладывать десяток швов после каждого матча совсем не круто.

Официальным изобретателем маски считается Жак Плант – семикратный обладатель приза лучшему вратарю НХЛ и легенда «Монреаля». Но и до Планта отдельные голкиперы выходили на лед в самодельных масках. Например, на Олимпиаде-1936 японский вратарь Тейджи Хонма выступал в маске, очень похожей на экипировку бейсбольных кэтчеров в 30-е.

Еще один первопроходец – Клинт Бенедикт из «Монреаль Марунс». В одном из матчей Бенедикту сломали нос и челюсть броском шайбы, так что он отправился в больницу, а спустя пару недель вернулся на лед в кожаной маске. Правда, она была неудобной, он выбросил ее спустя пару игр, получил шайбой в горло и навсегда закончил с хоккеем.

Маска Планта была другой – гладкая, из фибергласса, с прорезями для глаз и дыхания. Сейчас в это трудно поверить, но чтобы надеть маску в сезоне-1959/60, вратарю требовалось немалое мужество. Главный тренер «Монреаля» Гектор Блэйк запрещал Планту надевать маску на игры регулярки – только на тренировках.

1 ноября 1959 бросок игрока «Рейнджерс» сломал нос Планта, после чего вратарь отправился в раздевалку, а игру остановили на 45 минут. На лед Плант вернулся в маске, чем чрезвычайно выбесил тренера. Вратаря спасли победы – в маске Плант не проигрывал 18 матчей подряд. Эта серия заткнула журналистов и трибуны, которые называли вратаря трусом. После истории Планта вратари из НХЛ начали переходить на маски из фибергласса и превратили их в заметный элемент экипировки.

Альтернативой маскам из НХЛ стала «Маска Третьяка» – комбинация из шлема и решетки, которая лучше защищала глаза. В НХЛ одним из первых такую комбинацию использовал Берни Парент – после того, как ему прилетело крюком в глаз.

Современные маски стали появляться еще в 80-х – их называют «птичья клетка» за особую форму, которая позволяет меньше контактировать с шайбой и обеспечивает достаточную защиту лица и глаз. В юниорских лигах Северной Америки используются маски с более плотной решеткой, хотя в такой же всю карьеру играл и вратарь сборной России Максим Соколов.

Как их изготавливают?

Современная маска должна максимально защищать голову вратаря, обеспечивать ему надежный обзор и комфортное дыхание. Поэтому производители используют комбинацию из многослойного фибергласса с кевларовыми вставками – понравилось бы даже Брюсу Уэйну.

Стекловолокно используется из-за легкой формовки, устойчивости к повреждениям и небольшого веса. Кевлар усиливает общую конструкцию маски, но не увеличивает ее вес – такие же волокна используются при создании бронежилетов. У кевлара высокая сила внутреннего трения, которая позволяет эффективно рассеивать кинетическую энергию – он отлично подходит для противодействия шайбе, летящей со скоростью 100 км/ч.

Прокладки внутри маски делают из пены и каучука – они лучше поглощают импульс от удара и берегут голову. Сетку делают из сплава нержавеющей стали и титана – опять для того, чтобы обеспечить минимальный вес конструкции. В маске также делают специальные отверстия, которые снижают общий вес конструкции и обеспечивают дополнительную вентиляцию.

Отдельно стоит отметить дизайн современных шлемов – постепенно он превратился в настоящее искусство, а игроки дорожат контактами мастеров, чьи работы им понравились.

«Дизайн шлемов мне помогает придумывать жена, у иностранных вратарей кое-что подсматриваю. Для кого-то рисунок на маске – это способ выделиться, целый ритуал из покраски шлема делают. Художников обычно ищут через тех вратарей, у которых рисунок красивый – я так нашел мастера в Череповце, про него было много положительных отзывов, он за 2 недели справился с заказом», – рассказал Sports.ru Евгений Аликин из «Амура».

Дает ли маска абсолютную защиту?

Нет. И этот факт делает хоккейных вратарей самыми странными людьми на земле. Потому что в лучшем случае шайба оставляет звон в ушах, а в худшем все заканчивается рассечениями, сломанным носом и выбитыми зубами. Свежий пример – травма Маккензи Блэквуда из «Нью-Джерси»:

А Евгению Набокову в 2008-м щелчок погнул маску, после чего голкипер не смог продолжить матч.

«Я уже привык к тому, что шайба может в маску прилететь. Только звон, как будто кастрюлю надели и поварешкой стучат. Ну и шрам над бровью после сильного броска остался. Знаю вратарей, у которых после попаданий шторки падают – и они готовы клюшкой в ответ запустить. Но маска обычно выдерживает, даже если клюшкой на пятаке попадут. Главное, чтобы перо или черенок в глаз не засунули. Часто игроки специально в голову целятся, особенно на тренировках», – говорит Аликин.

Но эта темная сторона вратарской профессии остается тайной для зрителя – фанаты видят лишь великолепные сэйвы и бесстрашных парней, которых не пугает даже бросок Александра Овечкина.

Хоккейная маска: кто придумал, как изменилась, из чего делают, можно ли пробить шайбой

Маска вратаря – самый красивый элемент хоккейной экипировки, а иногда и настоящее произведение искусства. Она больше шайбы, ее видно с трибун, а в трансляциях вратаря дают крупным планом по десять раз за период. А еще киперы стильно сдвигают ее на затылок, когда пьют водичку.

Кто придумал первую маску?

С этим все просто – первые маски появились ровно в тот момент, как вратари поняли, что размазывать кровавые сопли по лицу и накладывать десяток швов после каждого матча совсем не круто.

Официальным изобретателем маски считается Жак Плант – семикратный обладатель приза лучшему вратарю НХЛ и легенда «Монреаля». Но и до Планта отдельные голкиперы выходили на лед в самодельных масках. Например, на Олимпиаде-1936 японский вратарь Тейджи Хонма выступал в маске, очень похожей на экипировку бейсбольных кэтчеров в 30-е.

Еще один первопроходец – Клинт Бенедикт из «Монреаль Марунс». В одном из матчей Бенедикту сломали нос и челюсть броском шайбы, так что он отправился в больницу, а спустя пару недель вернулся на лед в кожаной маске. Правда, она была неудобной, он выбросил ее спустя пару игр, получил шайбой в горло и навсегда закончил с хоккеем.

Маска Планта была другой – гладкая, из фибергласса, с прорезями для глаз и дыхания. Сейчас в это трудно поверить, но чтобы надеть маску в сезоне-1959/60, вратарю требовалось немалое мужество. Главный тренер «Монреаля» Гектор Блэйк запрещал Планту надевать маску на игры регулярки – только на тренировках.

1 ноября 1959 бросок игрока «Рейнджерс» сломал нос Планта, после чего вратарь отправился в раздевалку, а игру остановили на 45 минут. На лед Плант вернулся в маске, чем чрезвычайно выбесил тренера. Вратаря спасли победы – в маске Плант не проигрывал 18 матчей подряд. Эта серия заткнула журналистов и трибуны, которые называли вратаря трусом. После истории Планта вратари из НХЛ начали переходить на маски из фибергласса и превратили их в заметный элемент экипировки.

Альтернативой маскам из НХЛ стала «Маска Третьяка» – комбинация из шлема и решетки, которая лучше защищала глаза. В НХЛ одним из первых такую комбинацию использовал Берни Парент – после того, как ему прилетело крюком в глаз.

Современные маски стали появляться еще в 80-х – их называют «птичья клетка» за особую форму, которая позволяет меньше контактировать с шайбой и обеспечивает достаточную защиту лица и глаз. В юниорских лигах Северной Америки используются маски с более плотной решеткой, хотя в такой же всю карьеру играл и вратарь сборной России Максим Соколов.

Как их изготавливают?

Современная маска должна максимально защищать голову вратаря, обеспечивать ему надежный обзор и комфортное дыхание. Поэтому производители используют комбинацию из многослойного фибергласса с кевларовыми вставками – понравилось бы даже Брюсу Уэйну.

Стекловолокно используется из-за легкой формовки, устойчивости к повреждениям и небольшого веса. Кевлар усиливает общую конструкцию маски, но не увеличивает ее вес – такие же волокна используются при создании бронежилетов. У кевлара высокая сила внутреннего трения, которая позволяет эффективно рассеивать кинетическую энергию – он отлично подходит для противодействия шайбе, летящей со скоростью 100 км/ч.

Прокладки внутри маски делают из пены и каучука – они лучше поглощают импульс от удара и берегут голову. Сетку делают из сплава нержавеющей стали и титана – опять для того, чтобы обеспечить минимальный вес конструкции. В маске также делают специальные отверстия, которые снижают общий вес конструкции и обеспечивают дополнительную вентиляцию.

Отдельно стоит отметить дизайн современных шлемов – постепенно он превратился в настоящее искусство, а игроки дорожат контактами мастеров, чьи работы им понравились.

«Дизайн шлемов мне помогает придумывать жена, у иностранных вратарей кое-что подсматриваю. Для кого-то рисунок на маске – это способ выделиться, целый ритуал из покраски шлема делают. Художников обычно ищут через тех вратарей, у которых рисунок красивый – я так нашел мастера в Череповце, про него было много положительных отзывов, он за 2 недели справился с заказом», – рассказал Tribuna.com Евгений Аликин из «Амура».

Дает ли маска абсолютную защиту?

Нет. И этот факт делает хоккейных вратарей самыми странными людьми на земле. Потому что в лучшем случае шайба оставляет звон в ушах, а в худшем все заканчивается рассечениями, сломанным носом и выбитыми зубами. Свежий пример – травма Маккензи Блэквуда из «Нью-Джерси»:

А Евгению Набокову в 2008-м щелчок погнул маску, после чего голкипер не смог продолжить матч.

«Я уже привык к тому, что шайба может в маску прилететь. Только звон, как будто кастрюлю надели и поварешкой стучат. Ну и шрам над бровью после сильного броска остался. Знаю вратарей, у которых после попаданий шторки падают – и они готовы клюшкой в ответ запустить. Но маска обычно выдерживает, даже если клюшкой на пятаке попадут. Главное, чтобы перо или черенок в глаз не засунули. Часто игроки специально в голову целятся, особенно на тренировках», – говорит Аликин.

Но эта темная сторона вратарской профессии остается тайной для зрителя – фанаты видят лишь великолепные сэйвы и бесстрашных парней, которых не пугает даже бросок Александра Овечкина.

О хоккее

История вратарской маски

Запись опубликовал JS19 · 16 января, 2014

4 159 просмотров

Маски стали неотъемлемой частью амуниции вратаря сравнительно недавно – лишь во второй половине прошлого века. И далеко не все вратари с радостью приняли это изобретение, несмотря на то что постоянно получали шайбой по лицу.

Первым кто надел маску (вернее подобие маски) был вратарь «Монреаль Марунз» Клинт Бенедикт, игравший в 30-х годах XX века. Он, как и все его коллеги, постоянно получал травмы и в конце концов его терпение иссякло. В монреальском дерби 7 января 1930 года в матче между «Канадиенс» и «Марунз», Клинт Бенедикт получил перелом носа и скулы. Через месяц Бенедикт вышел на лед надев на лицо устрашающий панцирь из кожи и проволоки, закрывавший его нос, рот и лоб, но не глаза и уши.

Читайте также  Как исправить стыки на обоях

Клинт Бенедикт в своей маске

Долго играть в этом наморднике Бенедикт не смог – огромный кожаный «нос» мешал ему видеть. Ближе к концу того же сезона, шайба попала Бенедикту в горло, и вратарь-изобретатель был вынужден завершить карьеру. Как ни странно, его мужественный и трагический пример не послужил немедленным стимулом к усовершенствованию вратарской амуниции.

Следующим кто появился на льду в хоккейной маске был японский вратарь Тэйцзи Хонма.

Тэйцзи Хонма

Он носил очки, и совиные очертания этой кэтчерской маски подходили ему идеально.

Вратарская революция произошла только в 1959 году, и ее вождем стал один из величайших голкиперов всех времен и народов – легендарный Жак Плант из «Монреаль Канадиенс». Как и в случае с Бенедиктом, Плант надел маску не от хорошей жизни: однажды Жаку в очередной раз попали на тренировке шайбой по лицу, раздробив при этом скулу. Тогда он дал интервью монреальской радиостанции, в котором обратился к болельщикам с просьбой помочь ему найти подходящую маску. Один слушатель вызвался смастерить Жаку слепок из стекловолокна под контур его лица. Плант опробовал маску в предсезонном тренировочном лагере, что страшно не нравилось его тренеру Тоу Блейку. Он считал, что маска ограничит видимость голкипера и, создав у него чувство безопасности, не позволит правильно сфокусироваться на игре.

Однако 1 января 1959 года мощный щелчок игрока «Рейнджерс» Энди Басгейта завершился для Планта рассеченной щекой.

Жак Плант

Плант удалился в раздевалку, где ему были наложены швы (игру пришлось остановить на 45 минут), и отказался вернуться, пока ему не разрешат надеть маску. Блейк рвал и метал, но Плант был непреклонен. Он знал, что игрок его калибра может диктовать свои условия даже такому диктатору как Блейк. Тем более, что запасного вратаря у «Канадиенс» не было.

На Планта тут же посыпались упреки со всех сторон: болельщики насмехались над ним, пресса клеймила как труса, Тоу Блейк не оставлял попыток заставить снять маску, но Жак Плант не обращал на это никакого внимания.

В СССР маска появилась в 1962 году на многострадальном лице Анатолия Рагулина, вратаря воскресенского «Химика», брата знаменитого защитника ЦСКА и сборной СССР Александра Рагулина. Однажды на тренировке шайба угодила ему в бровь. Врачи вынесли приговор: повреждена глазная мышца, и нормальное зрение не восстановить. С хоккеем придется заканчивать. Но тренер «Химика» Николай Эпштейн уговорил Рагулина встать в ворота. Анатолий понимал, что лицо надо защитить, потому что даже малейшая травма могла привести к тяжелейшим последствиям. Словом, нужна маска. Но как ее сделать? Рагулина выручил знакомый специалист по ракетным двигателям. От металлического бюста Жданова в натуральную величину специалист по двигателям ножовкой отпилил головку, распилил ее вдоль, затылочную часть отбросил, а на лицевой на месте глаз, ноздрей и рта высверлил дырки. Маска готова! Рагулин не запомнил имени умельца, так что первая в истории советского хоккея маска осталась безымянной. Публика точно так же как и Планту, приклеила к Рагулину ярлык «трус».

Маска из стекловолокна, которую с таким трудом внедрил в НХЛ Жак Плант, имела множество недостатков. Она плотно прилегала к лицу и лишь слегка амортизировала удары шайбы, предохраняя вратаря от рассечений, но не от контузий. Она ломалась, то и дело скользила вверх-вниз, в ней страшно потело лицо, и к тому же она действительно, как и утверждали тогдашние критики, ограничивала переферийное зрение. А те, кто пытался снивелировать этот недостаток, расширяя отверстия, рисковал остаться без глаза.

В дальнейшем Плант изготовил новую маску, в стиле «кренделёк»(переплетения ее напоминали крендельки).

В подобной маске играли Кен Драйден и Данк Уилсон.

Изначально маски изготовлялись из стеклопластика и были либо коричневатые, некрашеные, либо чисто белыми. Но простой белый цвет многим казался примитивным. Первым голкипером, разукрасившим свою маску, был Джерри Чиверс. В течение сезона 1968/69 года Чиверс стал рисовать на своей маске шрамы которые он мог бы получить, если бы его лицо не защищала маска.

Джерри Чиверс

Первым вратарем, вышедшим на лед в цветной маске, был Дуг Фавел из «Филадельфии Флайерс». В ночь на Хеллуин его товарищи по команде шутки ради раскрасили его маску в ярко-рыжий цвет. Этот цвет напоминал знаменитую праздничную тыкву.

Дуг Фавел

А вот в раскрашенной в цвета клуба маске впервые появился вратарь «Нью-Йорк Айлендерс» Глен Рэш. Эту же маску можно считать первой художественно раскрашенной. А поработала над ней студентка художественного колледжа Линда Спинелла. На белой маске она изобразила остров Лонг-Айленд и буквы NY.

Глен Рэш

Вратари других команд тут же подхватили эту идею.

Вратарь «Лос-Анджелес Кингс» Роже Вашон сначала поэкспериментировал с отверстием для рта, прtвратив маску в ухмыляющуюся рожу. А потом выкрасил ее в цвета клуба, добавив себе на лоб целые две королевские короны.

Жиль Мелош из почившей в бозе команды «Кливленд Бэронс»

Естественно, новое веяние моды заставило многих призадуматься, можно ли на этом деле подзаработать деньжат. Причем многих вратарей тоже. Первым был ветеран Эд Джакомин, выступавший тогда за «Детройт Ред Уингз». Приехав в Город моторов, Джакомин подписал контракт с компанией, производившей автомобильные свечи, и стал рекламировать их продукцию. В какой-то момент Эд решил, что сможет содрать со своих спонсоров побольше денег, если начнет размещать рекламу прямо на игровой форме. То есть на маске — единственном предмете формы, открытом для свободного самовыражения. Джакомин нарисовал над глазами молнии, символизировавшие автомобильное зажигание, и планировал добавить рекламную надпись. Но лига запреила размещать рекламу на масках. Запрет на рекламу, кстати, остается в силе по сей день. Молнии, однако, остались, потому что напоминали эмблему «Детройта».

Одним из первых вратарей, чья маска должна была ввергать соперников в ужас, был Гари Симонс из канувшей в лету команды «Калифорния Голден Силз». На его маске была изображена змея. На маске Симмонса она появилась не зря — его еще со времен игр за фармклубы называли «Коброй». К сожалению, художник, которому Гари заказал этот революционный дизайн, наверное никогда не видел кобр вживую и снабдил эту рептилию хвостом гремучей змеи.

Еще более инфернальная маска была у Гари Бромли, игравшего за Ванкувер. Бромли за свою худобу получил кличку «Кости», и чем же еще ему было увенчать свою голову, как не реалистичным черепом?

Эти маски защищали лицо, но не защищали горло. Было найдено решение: удлинять подбородок маски.

Пока в Канаде и США вратари увлеченно раскрашивали свои маски из стекловолокна, Европа шла своим путем. Большинство европейцев уже выступали в шлемах и именно шлемы стали составляющей частью новой маски. Никаких ухищрений для изготовления этой маски не требовалось — вратари прикручивали к шлему сетку. Отличная видимость + великолепная защита лица. Одним из первых кто играл в подобном шлеме с сеткой был легендарный Владислав Третьяк.

По-настоящему «клетка» вступила в свои права в конце 1970-х, когда главные недостатки стекловолокна привели к тяжелым последствиям: вратари Джерри Дежарден и Берни Парент получили серьезнейшие травмы от попадания шайбы в глазное отверстие маски.

Этот вид маски просуществовал до конца 2000-х. Последними, чье лицо защищал этот шлем были Крис Осгуд и Доминик Гашек.

Эволюция хоккейной маски

Обсуждая историю появления и дальнейшего развития таких важных атрибутов хоккея, как шайба и клюшка, мы не можем пройти мимо защиты игроков, в особенности, лица и головы. Если историю появления хоккейного шлема вы уже знаете, то сейчас важно отследить достаточно интересный процесс эволюции хоккейной маски. Настолько важный и настолько необычный по своим свойствам элемент защиты, как маска, имеет за собой огромную историю и много интересных фактов. Когда появилась маска? Почему защиту лица решили ввести в большой спорт? Способна ли маска напугать противника? Именно на эти вопросы мы готовы ответить в данной статье.

Этапы появления

Если в современном хоккее вратарь просто не может выйти на поле без маски, то раньше голкиперы даже не думали о защите своего лица. Мало того, первые попытки защитить свое лицо от летящей в него шайбы казались чем-то недостойным и достаточно странным. В связи с этим вратари в первой половине ХХ века на регулярной основе травмировали себе голову, переживая множество операций по наложению швов.

Стоит вспомнить запоминающегося на лицо вратаря НХЛ Терри Савчука, который за свою карьеру пережил огромное количество операций, на его лицо наложили более 400 швов, что сделало его личность достаточно запоминающейся.

Также из-за отсутствия надежной защиты головы игрокам приходилось стоять на воротах в высокой стойке, которая совсем не похожа на современный стиль «баттерфляй». Но перемены начались уже в 1927 году, когда вратарь женской хоккейной команды Королевского университета города Кингстон в Канаде Элизабет Грэм вышла на матч в маске для фехтования.

Попытку защитить лицо предпринял и Клинт Бенедикт из клуба «Монреаль Марунз», так как за два матча регулярного чемпионата 192930 он смог заработать себе опасное рассечение головы, сотрясение мозга, сломанный нос и травму челюсти. Восстановление проходило очень долго, но в конечном итоге вратарь вышел на лед в странной маске с огромным носом, созданная из проволоки и кожи. Он отыграл в такой неудобной маске всего пять матчей и решил отказаться от новшества.

Но уже в 1936 году японец Тейджи Хонма, выступающий на Олимпийских играх в немецком Гармиш-Партенкирхене, вышел на лед в маске, которую использовали бейсболисты-кетчеры. Помимо всего прочего японский спортсмен носил очки и на полном серьезе опасался за их сохранность. Но защита не помогла японцам, и они проиграли оба своих матча – со сборной Швеции (0:2) и с будущими олимпийскими чемпионами британцами (0:3).

В 1950-е годы хоккеист Европы начали использовать защитные шлемы, которые сокращали возможность травмировать голову, но все еще не защищали лицо вратаря. А в 1954 году в НХЛ попытались ввести маски из прозрачного пластика, что, как задумывалось авторами, обеспечивало голкиперу безупречный обзор и достаточно хорошо защищало лицевую часть головы. Но на первых же играх выяснилось, что маска быстро запотевает, а игрокам просто нечем дышать, поэтому от идеи быстро отказались.

Переломный момент

С течением времени в Северной Америке появлялись все более точные, более сильные и опасные игроки, обладающие пушечными бросками и щелчками. Но руководству Национальной Лиги было совсем не важно об опасных нюансах, регулярно происходивших на площадке, пока дело не коснулось легендарного вратаря того времени – Жака Планта.

Многолетний страж ворот «Монреаль Канадиенс» Жак Плант – шестикратный обладатель Кубка Стэнли и семикратный лауреат «Везина Трофи» — приза лучшему голкиперу сезона в НХЛ. После сильнейшего броска нападающего «Нью-Йорк Рейнджерс» Энди Батгейта, который 1 ноября 1959 года сломал легендарному вратарю нос и ужаснейшим образом порвал щеку, наступил переломный момент в НХЛ. Жак был вынужден покинуть игру и отправился в раздевалку, где ему оперативно наложили швы и предприняли все необходимые меры.

Канадский вратарь решил, что быстрых швов недостаточно и отказался вновь выходить на площадку. Он поставил своему тренеру условие, желая выйти на игру в самодельной маске из стекловолокна, которая достаточно плотно прилегала к лицу. Спортсмен уже использовал эту маску на тренировках в связи с внезапным воспалением слизистой оболочки пазух носа. Такой ультиматум привел в бешенство Джозефа Блэйка – главного тренера «Монреаля».

Читайте также  Бабушкинский районный суд города Москвы

Тренер считал, что маска значительно снижает уровень концентрации вратаря и мешает видеть всю картину, происходящую на льду. Но Жак не отступал от своей позиции. Блэйку пришлось уступить, так как иного выхода просто не было (в то время вратари НХЛ не имели сменщиков, способных заменить их на матче).

Таким образом, Жак Плант положил начало революции, но до ее окончательного триумфа было еще далеко. Канадец получил от тренера разрешение носить свою фирменную маску лишь до тех пор, пока команда побеждает. Как следствие, «Канадиенс» выдали 18-матчевую беспроигрышную серию… А, когда Плант все же вышел на лед без маски, «Монреаль» потерпел поражение от «Чикаго» (0:3).

Но новаторство Планта не оценили и в обществе. Критики, болельщики и даже коллеги регулярно придумывали вратарю унизительные клички, ссылаясь на его трусость и слабость. Например, вышеупомянутый вратарь Терри Савчук отзывался о Планте не лучшим образом: «- Многие думают, что маска действительно нам помогает – только потому, что ее носит сам Плант. Но он является великолепным вратарем вовсе не из-за маски. Я в большой игре уже более 10 лет и не собираюсь надевать на голову что бы то ни было

Но уже через три года даже бесстрашный Терри поменял свое мнение и стал выступать на играх в маске. А сам Жак Плант начал регулярно экспериментировать с экипировкой и даже создал собственную фирму по производству хоккейных масок «Fibrosport». Кстати, для тестирования новых образцов использовалась пневматическая пушка, выпускающая шайбы со скоростью 120 миль в час.

Для изготовления пластиковой маски изначально делался глиняный слепок головы вратаря. Затем при помощи специальной смолы на него накладывалась стеклоткань. Когда изделие высыхало, мастера вырезали на нем отверстия для глаз и придавали ему индивидуальную форму лица.

Новая мода

Со временем хоккейные маски не только стали повсеместно использоваться, но и начали отличать одних игроков от других. Каждый мог показать свою индивидуальность и креативность через маску.

Так, голкипер «Филадельфии Флайерз» Дуг Фавелл стал первопроходцем. В честь праздника Halloween он раскрасил маску в оранжевый цвет, чем эпатировал местную публику.

По злой иронии судьбы, ставшая знаменитой белая аскетичная маска Парента не уберегла вратаря от досрочного завершения карьеры. 17 февраля 1979 года в матче с «Рейнджерс» в правый глаз Берни попал черенок клюшки своего же игрока. Травма оказалась слишком серьезной, и легенде «Летчиков» пришлось повесить коньки на гвоздь. Годом ранее при схожих обстоятельствах оборвался путь в большом хоккее голкипера «Баффало» Джерри Дежардена… Эти происшествия недвусмысленно подчеркнули все минусы пластика: такие маски слишком близко примыкали к лицам вратарей. Они хорошо защищали от порезов и ссадин, но не предохраняли от черепно-мозговых травм и повреждений глаз.

Маски в СССР

Если двукратный олимпийский чемпион Виктор Коноваленко долгие годы играл в классической «плетенке», то его молодой преемник на посту номер один в сборной СССР Владислав Третьяк презентовал нечто совершенно необычное. Третьяк выходил на лед в обычном хоккейном шлеме, к которому была прикреплена защитная решетка. С легкой руки канадцев такая маска получила название «птичьей клетки». Советский голкипер отдавал предпочтение дугообразному строению проволочной сетки, однако со временем в моду вошла и более консервативная прямая решетка.

Современные маски

Но последним на сегодняшний день этапом эволюции стоит считать появление гибридного шлема, идея которого принадлежала канадцу Дэйву Драйдену (родному брату Кена). В 1977 году он удалил у своей старой пластиковой маски, закрывавшей всю голову, лицевую часть и с помощью паяльника создал на ее месте защитную проволочную сетку. Так возник шлем, наиболее приближенный к тому, что носит абсолютное большинство современных голкиперов.

Заключение

Таким образом, появление маски в хоккее стало достаточно внезапным событием, а ее официальное введение ни сразу пришло в голову руководителям НХЛ. Можно сказать, что маска не только защищает лицо, но и оказывает психологическое влияние на вратаря. Ведь всем на легче себя чувствовать в темных очках или под картонной маской на празднике, сразу приходит уверенность. Может быть, в хоккее все также, и голкиперы увереннее смотрят в глаза сопернику успешно отражая все новые и новые атаки.

История вратарской маски

Тех из нас, кто когда-либо держал в руках хоккейную шайбу и может представить себе, что такое скорость 150 км/ч, трудно удивить тем, что хоккейные вратари носят маски. Но среди того, что в разные годы они надевали на свои лица, удивительного найдется немало.

Однако удивительнее всего то, как долго вратари стояли с совершенно непокрытыми лицами перед несущимися на них со скоростью взлетающего бомбардировщика кусками замерзшего каучука. Вашему корреспонденту, являющемуся по совместительству отцом хоккейного голкипера, об этом и подумать страшно. Тем не менее, это факт: маски стали неотъемлемой частью амуниции вратаря сравнительно недавно – лишь во второй половине прошлого века. И далеко не все вратари, хотите верьте, хотите – нет, с радостью приняли это изобретение. Впрочем, учитывая то, что все они не раз получали шайбой по ничем, кроме черепа, не защищенным мозгам, поверить-то в такую глупость как раз нетрудно.

Как и нетрудно поверить в то, что первопроходец, попытавшийся (пусть и неудачно) направить этих мазохистов на путь истинный, был. женщиной. Самое раннее упоминание о вратаре, защищавшем лицо, относится к 1927 году, когда голкипер женской команды Королевского университета в Кингстоне (провинция Онтарио) Элизабет Грэм вышла на лед в маске для фехтования.

Элизабет пошла на такие меры не из-за собственной пугливости, а по настоянию отца. Грэм-старший только что потратил немалые деньги на починку зубов своей непутевой хоккейной дочери и не желал идти на новые расходы.

У мужчин первая известная маска появилась примерно в то же время. Во всяком случае, на открытке, изображающей матч в Швейцарии между местной командой и американцами, голкипер гостей (его имя в истории не сохранилось) защищает ворота, надев на лицо железную «клетку» для игры в бейсбол. На Олимпийских играх 1936 года примерно такое же сооружение надел вратарь сборной Японии Тэйцзи Хонма. Он носил очки, и совиные очертания этой конкретной бейсбольной маски подходили ему идеально.

Примерно в то же время другой вратарь-очкарик, канадец Рой Масгроув, выступавший в британском клубе «Уэмбли Лайонс», надел специальную проволочную сетку, защищавшую исключительно его глаза. «Маска» Масгроува была взята из национального вида спорта североамериканских индейцев – лякроса (в женском лякросе, где нет контакта, но есть реальный шанс получить клюшкой в глаз, такие штуковины носят до сих пор).

Нечто похожее испробовал и вратарь олимпийской сборной США 1932 года Франклин Фаррелл. Но фотографии он, понятно, изображен в гораздо более зрелом возрасте.

Заимствования из других видов спорта не шибко помогали, а иногда попросту мешали вратарям видеть шайбу, поэтому в дальнейшем хоккей пошел исключительно своим путем.

В НХЛ первая попытка предохранить вратарский анфас была предпринята в 1930-м голкипером команды «Монреаль Марунс» Клинтом Бенедиктом, которого угораздило получить шайбой по физиономии в двух матчах подряд. Первый удар рассек ему лицо и нанес сотрясение мозга, а второй (три дня спустя) – сломал нос и скулу. Бенедикт вернулся на лед только через месяц, надев на лицо устрашающий панцирь из кожи и проволоки, закрывавший его нос, рот и лоб, но не глаза и уши.

Долго играть в этом наморднике Бенедикт не смог – огромный кожаный «нос» мешал ему видеть. Ближе к концу того же сезона шайба, брошенная легендой «Монреаль Канадиенс» Хоуи Моренцем, попала Бенедикту в горло, и вратарь-изобретатель был вынужден завершить карьеру. Как ни странно, его мужественный и трагический пример не послужил немедленным стимулом к усовершенствованию вратарской амуниции.

Только в 1954-м году была предпринята следующая попытка, когда один канадский умелец выслал на пробу во все шесть клубов НХЛ маски-визоры, сделанные из прозрачного пластика. Одну из них демонстрирует на фото голкипер «Торонто» Джонни Бауэр. Однако эти сооружения мгновенно запотевали, и вратари, испробовав их на тренировках, ответили изобретателю категорическим отказом.

Вратарская революция произошла только в 1959-м году, и ее вождем стал один из величайших голкиперов всех времен и народов – легендарный Жак Плант из «Монреаль Канадиенс». Гений, нонконформист, эксцентрик (его хобби, например, было вязание), новатор (одним из первых стал выходить из ворот, отдавая пасы партнерам у лицевого бортика) – в общем, идеальная кандидатура в революционеры. Как и в случае с Бенедиктом, Плант надел маску не от хорошей жизни: однажды Жаку в очередной раз попали на тренировке шайбой по лицу, раздробив при этом скулу. Тогда он дал интервью монреальской радиостанции, в котором обратился к болельщикам с просьбой помочь ему найти подходящую маску. Один слушатель вызвался смастерить Жаку слепок из стекловолокна под контур его лица. Плант опробовал маску в предсезонном тренировочном лагере, что страшно не нравилось его тренеру – ярому консерватору Тоу Блейку. Он считал, что маска ограничит видимость голкипера и, создав у него чувство безопасности, не позволит правильно сфокусироваться на игре.

Однако 1 января 1959 года молодецкий «щелчок» игрока «Рейнджерс» Энди Батгейта завершился для Планта рассеченной щекой.

Вратарь удалился в раздевалку, где ему были наложены швы (игру пришлось остановить на 45 минут), и отказался вернуться, пока ему не разрешат надеть маску. Блейк бушевал и ругался, но Плант был непреклонен. Он знал, что игрок его калибра может диктовать свои условия даже такому диктатору как Блейк. Тем более, что запасного вратаря у «Монреаля» не было.

Революционеру пришлось нелегко. Фанаты над ним издевались, пресса заклеймила его трусом, Блейк продолжал рвать и метать. Но Планту всегда было наплевать на чужое мнение, и в конце концов его пример оказался заразительным. В 1960-е годы большая часть вратарей НХЛ прозрела и поняла, что идти по жизни писаным красавцем куда приятнее, чем с пиццей вместо лица. Ни к кому это не относилось в большей степени, чем к Терри Савчуку из «Детройта», чье лицо после многочисленных попаданий шайбы само было похоже на страшную маску.

(На этой знаменитой фотографии шрамы Савчука были слегка выделены гримером, но сумасшедший взгляд этого очень непростого и очень несчастного человека – самый настоящий.) Маска, которую Савчук в конце концов надел, была весьма примитивной и делала его похожим на монстра Франкенштейна. Что, в данном случае, было шагом вперед в плане красоты.

Стекловолокно, податливый материал, могло быть сделано под форму лица голкипера или переплетено в виде клетки. Такую «маску-крендель» позже начал носить Плант, а за ним и Кен Драйден.

А в 1968-м году во вратарской амуниции произошла новая революция – не столь важная, но не менее заметная: первая раскрашенная маска. Эту веселую тему мы затронем на следующей неделе.

Слава МАЛАМУД

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

pradd

Бортовой журнал Подбитого Летчика

История спортивной экипировки. Маска хоккейного вратаря

В хоккей, как известно, играют настоящие мужчины. Но самые настоящие из них — это вратари. Трудно не уважать человека, который добровольно принял на хранения ворота, одевшись в хуеву тучу доспехов и щитков, накинув себе лишние 30 кило. Да еще ему приходится подставляться под шайбу, чуть более, чем постоянно, а это тоже не шутки — каучуковый диск летает с огромной скоростью, 150 км/ч в час (рекорд — 183 км/ч). Сомнительное удовольствие, согласитесь. Зато телкам нравится.

Читайте также  Какие позы подойдут для фотосессии полной девушки

Всю свою сознательную жизнь я мечтал быть хоккейным вратарем. Но не из-за каких-то особенных талантов, не потому, что хуево стою на коньках, и, уж тем более не ради того, чтобы расписываться на сиськах у болельщиц. Просто у голтендеров есть одна фишка, выгодно отличающая его от полевых игроков — маска. Это, на мой взгляд, самая эстетичная вещь в экипировке: иногда попадаются экземпляры так сумасшедше раскрашенные, что у меня начинается дикий восторг и поросячий визг. Предел моих мечтаний — заиметь такую же.

Однако, один из, казалось бы, самых логичных элементов амуниции приживался долго и со скрипом. Истории вратарской маски и посвящен этот псто.

Как сообщает нам википедия, 3 марта 1875 года в Монреале на катке «Виктория» был проведен первый хоккейный матч. Игроков тогда было по девять в каждой команде, шайба была деревянной, а всю защиту утянули из бейсбола. Постепенно игра набирала популярность, потихоньку стали формироваться правила, уже в 1904 году был создан первый профессиональный клуб. Вся эта буча докатилась до Европы, где основали Международную федерацию хоккея на льду, которая и утвердила в 1911 году окончательные правила. А в 1920 провели первый чемпионат мира.

То было романтическое время: катались часто без шлемов, получали немеряно рассечений и ссадин, при этом умудрялись ловить кайф от игры. Хуже всем, конечно же, было вратарям. Если шайба летит тебе в ебальник с пятачка, будь ты хоть кошкой, среагируешь только на адскую боль. А учитывая, что игры зачастую проводились под открытым небом, да в хороший такой морозец, от удара замерзшей каучуковой херни можно было и коньки отбросить. В общем, после парочки таких «поцелуев» с кругляшком, мозги потихоньку становились на место, поэтому мужики стали думать и искать выход из этой ситуации.

В 1929 году вратарь Клинт Бенедикт из «Монреаль Мэрунз» впервые надел маску из пластика и кожи. Его угораздило получить шайбой по еблищу в двух матчах подряд. Первый удар рассек ему лицо и нанес сотрясение мозга, а второй (три дня спустя) – сломал нос и скулу. Бенедикт вернулся на лед только через месяц, надев на лицо устрашающий панцирь из кожи и проволоки, закрывавший его нос, рот и лоб, но не глаза и уши.

Он думал, его это спасет.

Обратите внимание на нос — он настолько снижал видимость, что Бенедикт решил к хуям послать собственное изобретение и играть по старинке. Делать это, правда, пришлось недолго — в конце того же года шайба попала ему в горло и он вынужден был завершить карьеру.

Спустя пару лет маска снова стала мелькать на вратарских чанах. Но причина была не в собственной безопасности, а в том, что хоккеисты носили очки, во как. Гляньте на фото вратаря олимпийской сборной США 1932 года Франклина Фаррелла: телескопы-то он прикрыл, но челюсть и нос все еще остались лакомой добычей для каучукового хищника.

Детей же рекомендуется пугать фоткой вратаря сборной Японии Тэйцзи Хонма, сделанной на Олимпийских играх 1936 года. В раннем возрасте я увидел сий снимок в энциклопедии «Аванта+» и не знал — плакать или смеяться.

Следующая попытка ввести в обиход маски была предпринята в 1954 году. Делберт Лауч из Онтарио изготовил несколько примитивных масок, наподобие карнавальных, из кусков пластика и раздал вратарям НХЛ на пробу.

Маска Лауча.

Вратари ради прикола их надели, поржали. Отыграли пару матчей и выкинули их к ебене матери: во первых, в них дико потело еблище, потому что это самый натуральный парник; во-вторых, маска постоянно бликовала от мощных ламп освещения. Эксперимент не удался. Переломы и рассечения продолжились.

Разумеется, каждый раз после игры тусовать в травмопункте нравилось не всем. В 1959 году это вконец заебало знаменитого Жака Планта, одного из гениальнейших вратарей. 2 ноября в матче с NY Rangers после гарного щелчка шайба попала голтендеру в лицо. Он покидает лед, матч останавливают на 45 минут. Планту накладывают 7 швов, готовятся выпускать его обратно, однако наш герой заявляет: «Идите в пизду! Играть буду только в маске». Тренер долго с ним спорил, но так как запасного вратаря у Монреаля не было, а Жак был просто охуительным игроком, пришлось согласиться. Плант вышел на игру в маске, самостоятельно изготовленной из стекловолокна. С тех пор и не снимал ее, ибо нехуй рисковать.

Маска на фоне Планта.

Общественность негативно восприняла это «недостойное игры настоящих мужчин» нововведение. Реакция других вратарей Лиги была неоднозначной. Легендарный вратарь Терри Савчук, который имел швы, наверное, на всех частях тела, заявил, что это революционное изобретение в области защитной амуниции — хуйня. «Только потому, что Жак Плант носит маску, некоторые полагают, что она сильно помогает, — сказал Савчук, игравший тогда в Детройте. — Но Плант — хороший вратарь вовсе не из-за маски. Я профессиональный вратарь более 10 лет, и никогда не играл в маске. И я не вижу причин, чтобы начать играть в ней теперь». И все-таки, спустя 3 года, Савчук тоже надел маску. Потому что рисковал навсегда стать живой копией монстра Франкенштейна.

Савчук. Вы и после этого верите, что шрамы украшают мужчину?

Примерно в то же время первая маска появилась и в СССР на многострадальном лице Анатолия Рагулина, вратаря воскресенского «Химика», брата знаменитого защитника ЦСКА и сборной СССР Александра Рагулина. Однажды на тренировке шайба угодила ему в бровь. Врачи вынесли приговор: повреждена глазная мышца, и нормальное зрение не восстановить. С хоккеем придется заканчивать. Но тренер «Химика» Николай Эпштейн уговорил Рагулина встать в ворота. Ясное дело, нужна была маска. Но стекловолокна в совке не было, как быть? Как обычно.

Рагулина выручил знакомый специалист по ракетным двигателям. От невесть откуда взявшегося стального бюста сталинского соратника Жданова в натуральную величину спец по двигателям ножовкой отпилил голову, распилил ее вдоль, затылочную часть отбросил, а на лицевой на месте глаз, ноздрей и рта высверлил дырки. Маска готова. Рагулин не запомнил имени умельца, так что первая в истории советского хоккея маска осталась безымянной. К сожалению, фотку этой маски я не нашел, но подозреваю, что нападающие соперника охуевали, когда видели стоящего на воротах Жданова.

Изначально маски были либо коричневатые, некрашеные, либо чисто белыми. Но простой белый цвет многим казался примитивным. Первым голкипером, разукрасившим свою маску, был Джери Чиверс.

На одной из тренировок вратарь «Бостона» Чиверс получил шайбой по маске. Удар был, мягко говоря, несильным, но Джерри, который был знатным распиздяем, шлепнулся на лед как убитый, после чего ушел в раздевалку. Тренер «Медведей» Гарри Синден (именно он потом возглавил сборную Канады во время Суперсерии-1972) пошел проведать своего игрока и увидел его пьющим газировку в компании врача команды.

— Чиверс, этот бросок не разбил бы и яйца! — заорал тренер. — А ну-ка одевайся и марш на лед!

Джерри загрустил и стал собираться, а в это время врач (Джон Фористолл по прозвищу Frosty — «Морозко») вытащил откуда-то фломастер и нарисовал на маске Чиверса порез с десятью швами. Вратарь был в восторге. В течение сезона 1966 года Чиверс стал отмечать следы от попадания шайбы и клюшек соперника, как мы видим, скоро на ней живого места не осталось. Такая вот живая статистика.

Еще есть трогательная история про юную болельщицу NY Islanders. Девочка-школьница из Лонг-Айленда подошла к Чико Решу, вратарю островитян, после какого-то домашнего матча с предложением покрасить его простую белую маску. Реш подумал, прикинул, что следующая игра у него — только послезавтра, раскрыл баул и вручил маску девчонке. «Только завтра верни!» — было его единственным напутствием. На следующее утро девчушка пришла на тренировку с уже готовым шедевром. Получился лютый пиздец, но история милая.

Заставь школьницу маску красить.

Дальше пошло-поехало, каждый разрисовывал свои маски выебона ради. Выглядело это жутковато.

Конечно же, маска намного снизила количество переломов и рассечений. Но, в силу своей конструкции, она не обладала должным качеством амортизации шайбы. От надежности была только видимость. Однако же маски из стекловолокна продолжали юзать. Последняя маска старого типа была замечена в 1990 году на башне Сэма Сен-Лорана.

Последний из Могикан.

В Европе все пошло по другому пути. Дело в том, что там раньше, нежели в НХЛ, ввели обязательные шлемы головы. Поэтому, если какой-нибудь Маховлич в США катался без убора, то Харламов и команда все как один были защищены от внезапного удара по чердаку клюшкой сзади. Тут европейские вратари и догадались к уже имеющемуся шлему прихуячивать стальную сетку, закрывающую лицо: ничего особенного, никаких жутких рож и монстров, зато — защита для глаз, адекватная вентиляция, отличная видимость шайбы и улучшенная амортизация после прямых ее попаданий. Продемонстрировал это достижение народного хозяйства Америке никто иной как Владислав Третьяк — в Суперсерии-1972.

Такому попробуй забить.

По-настоящему «клетка» вступила в свои права в конце 1970-х, когда главные недостатки стекловолокна привели к тяжелым последствиям: вратари Джерри Дежарден и Берни Паран получили серьезнейшие травмы от попадания шайбы в глазное отверстие. После этого маски из стекловолокна были запрещены в детском хоккее в Канаде, и вратари НХЛ начали один за другим переходить на «клетку». Однако на третьяковском фасоне долго не задержались. Великий Кен Драйден, признававший преимущества «клетки», но не желавший жертвовать удобством плотно прилегающего к лицу стекловолокна, попросил известного канадского дизайнера Грега Харрисона разработать своего рода гибрид двух стилей. То, что получилось у Харрисона, и есть современная вратарская маска. «Клетка» на лице, плотный панцирь вокруг, отодвигающийся задник, дающий плотную подгонку к голове вратаря, обтекаемая форма, смягчающая удар и дающая отскок шайбы по касательной. И (что немаловажно) – много места для художественного самовыражения. Чем вратари не замедлили воспользоваться.

Первую «гибридную» маску в НХЛ надел голкипер «Филадельфии» Фил Майр.

Последним аутентичную «клетку» в НХЛ надел Крис Осгуд в 2011 году. Однако же, этим летом обещает вернуться Доминик Гашек, всю свою долгую карьеру проведший именно в такой маске (и любивший свой ебач подставлять под летевшую шайбу, между прочим). Настала эра гибрида, хули.

И уж тут, вспомнив увлечение предков к раскрашиванию своей амуниции, вратари стали малевать кто во что горазд. Собственно, вот от этого я и прусь всю свою жизнь. Чем рассказывать, проще показать.

История хоккейной маски настолько обширна, что по этой теме будет еще много интересной информации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: