Где и когда впервые появились мушкетеры

Мушкетёр

« Шпага разрешит все споры —
Бей без устали, коли!
Чем храбрее мушкетёры,
Тем бодрее короли.
»
— Б. Окуджава

Мушкетёр (фр. mousquetaire, рус. муж хитёр) — воин-дворянин эпохи плаща и шпаги, делящий с пиратом место стереотипного героя авантюрного романа. Хотя в реальной жизни мушкетёрами чаще называли простых солдат со здоровенными ружьями и дымящимися фитилями в зубах, в массовом сознании отпечатался образ королевского мушкетёра из романов Дюма — дворянина в красивом ярком плаще, с усиками, бородкой, шпагой и в шляпе с пером.

Мушкетёр — противоположность пирату, хотя проживает в одном с ним веке. Если пират — грубый и неотёсанный уголовник, то мушкетёр — небогатый, но галантный и воспитанный дворянин. Если пират размахивает недорогой, короткой и кривой абордажной саблей, то мушкетёр орудует длинной, тонкой и прямой рапирой или шпагой мастерской работы. Пират большую часть жизни проводит на корабле, а мушкетёр скачет на лошади по городским улицам и лесам.

В произведениях, посвящённых мушкетёрам, собственно мушкетом герои пользуются по большим праздникам, а обычно фехтуют на шпагах и изредка постреливают из пистолетов. Что, как ни странно, не так уж далеко от действительности. Мушкет был оружием тяжёлым, неточным и требовал долгой перезарядки, а потому применялся в основном на войне. Для дуэлей из-за дам, чести или придворных интриг он годился не лучше, чем в наши дни пулемёт. А владеть шпагой для дворянина тех лет, тем более военного, было нормой.

Аналог мушкетёра в сеттинге царской России — стрелец.

Содержание

  • 1 История вкратце
  • 2 Королевские мушкетёры
  • 3 Где встречается
  • 4 См. также
  • 5 Примечания

История вкратце [ править ]

Исторически мушкетёры возникли как вид пехоты, вооруженной здоровенными и тяжелыми крупнокалиберными фитильными мушкетами — по сути, ручной артиллерией. После ручниц, которые отожрались и превратились в настоящую артиллерию — бомбарды, конструкторская мысль придумала аркебузы, произошедшей от одного из подвидов арбалета — он так и назывался «аркебуз» и отличался трубой вместо желоба. В трубу вкладывали пулю или стрелу, дальше идея, я полагаю, понятна — изменили метод метания с тетивы на порох, оставив метод спуска прежним. Технически разницы между мушкетом и аркебузой практически никакой, по назначению же — примерно как между охотничьим ружьём и противотанковой винтовкой. Аркебуза появилась раньше и предназначалась как для охоты, так и для отстрела оборзевших недругов. Когда обнаружилось, что недруги закованы в сталь, то стали наращивать калибр, и так появился мушкет.

Ранний ствол мушкета изготовлялся из железного листа, который сгибали в трубу и заваривали кузнечной проковкой стык, затем заклёпывали один конец и сверлили запальное отверстие. Очевидно, что металл там был ужасающего качества (учитывая, что осилить плавку железа в те времена не могли, всё оружие было кованым), железо было мягким (чтобы в случае разрыва ствола было поменьше осколков), и разнообразные проблемы эксплуатации делали это оружие весьма негламурным. Порох представлял собой пороховую мякоть — сиречь измельчённые в пыль серу, селитру и уголь. Понятное дело, этот порох очень страдал от влажности и не всегда загорался, обеспечивая множество осечек. Замок представлял собой рычаг с фитилём, который надлежало раздувать, дабы он не затух. Никакой речи о том чтобы стрелять в дождь идти не могло — порох отсыревал в момент.

Чуть позже от пистолетов к мушкетам перешел путем небольшой мутации из двух видов в один кремневый замок со всей своей гарнитурой. Качество ствола улучшилось, но самое главное — улучшился порох, ибо умные головы придумали сделать его гранулированным (для чего он подвергался горячему прессованию в блин, а затем дробился на гранулы, которые затем сортировали: что покрупней — артиллеристам, что помельче — пехоте). Также качественно изменился состав пороха, от чего тот стал раза так в два мощнее. Тяжелые доспехи стали исчезать, а следовательно, слонобойные калибры стали не нужны, и мушкет начали стремительно облегчать, снизив массу с пяти-семи кило до трёх-четырёх. На этом же этапе он обзавелся штыком и избавился от сошки, а заодно и от строя пикинеров перед мушкетёрами, задачей которых было не пускать никого в ближний бой к стрелкам, пока те перезаряжаются. По-русски это уже фузея [1] .

И, наконец, последняя трансформация настигла мушкетёров в виде оружейной реформы, согласно которой мастерские, ранее делавшие мушкеты как бог на душу положит, теперь обязаны были делать их по образцу, представленному государством, а приёмка оружия сопровождалась испытаниями. Стандартизация сделала части мушкетов взаимозаменяемыми, упростила их изготовление, ввела некоторое единообразие и нормализовала более-менее баллистические качества, в результате чего линейная пехота начала стрелять немножко эффективнее, чем раньше.

А ещё, века этак с пятнадцатого, существовала также такая интересная штука, как винтовальный штуцер (то есть винтовка), делавшийся из мушкета при помощи копира (деталь копировального станка, передающая движение инструменту, воспроизводящему нарезку по шаблону) и однозубого резца. В результате в стволе мушкета появлялись нарезы, в которые пулю надлежало забивать целую минуту с помощью шомпола и молотка. От такого счастья у этих самодельных винтовок частенько разрывало ствол при выстреле. Это также вносит в дело некоторую путаницу, ибо как их только не обзывали и как только не исхитрялись, чтобы ускорить их заряжание. Здесь оружейная мысль частенько бегала от артиллерии к винтовкам и пистолетам и назад. Сперва у бомбард появилась такая штука, как зарядная камора, но долго не прожила — надёжно прикрепить её к стволу не представлялось возможным. Затем она ожила вновь, но уже на вертлюжных пушках. Затем вновь выбыла, поскольку из-за нагрева и отсутствия надёжного способа присобачить камору к стволу часто случались клины и взрывы орудия. Затем появилась вновь — уже на пистолетах (правда, назвать этот жуткий гибрид револьвера с аркебузой пистолетом язык не поворачивается). Затем снова исчезла — из-за отсутствия механики камору приходилось поворачивать вручную, что было неудобно. Затем снова появилась — на штуцерах, и тут же исчезла, вытесненная на пистолетах винтовой резьбой (оказалось, что куда проще отвинтить ствол, засыпать в казённик порох, положить пулю и завинтить ствол на место, чем менять камору), а на винтовках — клиновым затвором (появившимся в артиллерии и навеки там закрепившимся), и в конце концов, превратилась в унитарный патрон.

Королевские мушкетёры [ править ]

… А вот д’Артаньян и его коллеги прежде всего были лейб-гвардейцами самого короля. Чтобы быть таковыми при дворе, нужно было потратить просто сумасшедшие деньги на то, чтобы прилично выглядеть. В книге отдельная пара глав посвящена их мучениям и проискам когда де Тревиль объявляет о необходимости полностью обновить экипировку [2] . Поэтому разница между королевским мушкетёром и обычным примерно как между взводом почётного караула и взводом пехотинцев мотострелковых войск. Кстати, Дюма прямо указывает, сколько пришлось потратить одному из четверки на одни лишь шмотки. В те времена государственного снабжения не существовало в принципе, всё за свой счет, и такая фигня в армии будет продолжаться ещё очень долго, так что индивидуальность нашла отражение во всем — от сделанных на заказ шпаг и пистолетов до пошитых на заказ же костюмов из дорогой ткани и шляп. Ну и породистые лошади, куда ж без этого. Такова гламурная эстетика плаща и шпаги, господа! А тех, кто себе этого позволить не мог, ждала незавидная участь. В поисках денег на шмотки и шанс оказаться при дворе обнищавшие слуги короля ползли в Новый Свет, где зачастую и гибли.

Просто для справки: на весь этот шик тратилось денег размером с военный бюджет. Тут имеются в виду не только шмотки, но и балы и прочая роскошь. Однако следует учесть, что всё это финансировалось из государственного кармана, ибо зарплата, точнее содержание. В описываемое Дюма время, к примеру, Франция коллективно пухла с голоду. Да, собственно, учитывая масштабы коррупции (чтобы государственная машина хоть как-то работала, пришлось создать дублирующую систему), разнузданность дворянства и зажимание граждан низшего сорта в тиски совершенно чудовищных поборов, не удивительно, что от добровольцев в армию отбою не было — это был, по сути дела единственный шанс для очень многих хоть как-то выжить.

Более того, мелкие дворянчики были рады даже вакансии офицера в обычном полку, а то и вербовались в иноземные войска. Аналогичная ситуация была в свое время в Англии, но там очень вовремя навели некоторое подобие порядка. Педаль в пол давила Испания — из-за переизбытка дворян знаменитые терции в значительной степени состояли из полунищих идальго.

Где встречается [ править ]

Немецкая группа, русская песня, французские мушкетёры.

Мушкетеры – кем они были?

Грядет XVI век. Нервная, взвинченная Европа. Одни, как Фердинанд Альварес Альба де Толедо, полосуют карту Европы, другие, как Христофор Колон (известен как Колумб), наносят очертания новых карт на толстые листы синеватой бумаги. Третьи (как правило, безымянные) предпочитают игральные карты: тарок и ломбер. Четвертые бесцеремонно суют вам под нос карты визитные.

В России нет подобной роскоши. Наше слово, наше имя, наша визитная карта — мушкет! Мушкетер — солдат с мушкетом!

Фитильное ружье впервые начинает палить, поддавать жару в горячей Испании. Испании самого начала XVI века. Еще свежи воспоминания Мавританской войны Фердинанда Католика с гранадским халифатом. Всего десять лет назад Гранада тяжело давалась испанцам. Скакала королева Изабелла, ободряя солдат. Торжественный въезд в город. Над башнями Альгамбры взвит кастильский флаг. Последний калиф Боабдил вручает Фердинанду ключи от города. Даже сдается с честью. «Вот остатки владычества мавров в Испании», — говорит он и удаляется в поместье Альпухару.

Однако роты пехотинцев, подкрепленные дюжиной мушкетеров, уже маршируют в Медине и Саламанке, в Сарагосе и Валенсии. Переправляются через Эбро и Тахо, спешат серпантином горных дорог Иберии. В пыли, под расплавленным солнцем, размноженным над землей миллионами апельсинов. Спешат, отягощенные перевязью — банделером — через плечо. Тяжел банделер. Все двенадцать его мерок заполнены до отказа. Порох и куски фитиля. Еще и мешок с пулями покачивается на перевязи. Тяжела дорога, но легче той, что ждет Испанию впереди — через две сотни лет в испанской наследственной войне. Когда Франция и Австрия надрывно будут делить «свое» наследство — землю Испании. А пока… Пока лишь безымянный путь. И пыль. И пепел будущих сражений. И белозубый оскал атак на сиреневых лицах отчаянных испанских мушкетеров.

Герцог Альба. Поход в Нидерланды

Строй мушкетеров растет. Что поделаешь — нужны, без них никуда. Однако тяжело тащить через Пиренеи, везти на судах строптивого Бискайского залива. Нужен оруженосец. Слуга несет за тобой мушкет.

«Заплечные пушки» (первое народное название мушкета) входят в моду. Первой, как и следовало ожидать, идею подхватывает Германия. Значительно позже, к середине XVI века, мушкетерами обзаводится Франция. И наконец, вся карта Европы исчезает прямо на глазах, буквально растворяется от седых прядей порохового дыма мушкетерских полков. Мушкетеры играют ва-банк. Карта противника бита. Но победа, да и сама стрельба достигается большим физическим напряжением. Мушкетами вооружаются, как оказывается, лишь отборные люди. Ведь когда занимаешь огневой рубеж, дуло для меткости опираешь на подставку, запускаешь в дело фитильный замок — в плечо дьявольский удар. Отдача. Как быть? И мушкетеры находят выход. При стрельбе кожаная подушка. На плечо.

Мушкет тяжел (около 10 килограммов), поэтому и штыком не снабжен. Зато шомпола для выбивания застрявшей пули. Солдату деревянный, сержанту железный шомпол. Запас пороха долго не переводится. На портупее берендейки — небольшие трубочки, выдолбленные из дерева. Обтянуты кожей, закрыты плотной крышкой. Раскачивается, постукивает при шаге дюжина берендеек, привязанных ремешками к портупее. Итого вместе с мушкетом — больше пуда.

Тяжела поступь мушкетера. Вровень с веком. Густав-Адольф Шведский облегчает их участь. В прямом смысле. Уменьшает калибр мушкета. Вводит новый мушкет. Он легче. Без подставки и кожаной подушки. Стрелки весов кокетливо дергают ресницей циферблата и останавливаются на делении 12 фунтов.

Читайте также  Какое географическое положение США и его особенности

Что ж, итог отличный: менее пяти килограммов веса. А как быть с пулями? Их соединяют с зарядом в бумажном патроне. При возгласе команды «заряжай!» крепкие руки мушкетеров торопливо разрывают бумагу гильзы. Высыпают порох в канал. Пулю в ствол вгоняют следом железным шомполом. Теперь и слуг не нужно. Мушкетер сам себе хозяин и слуга. Идут в бой. Стреляют по команде всей шеренгой. Здесь же на месте и перезаряжают.

Однако военным заботам не позавидуешь. Одно слово — мушкетеры. А что касается веса оружия, здесь французы не промах. Это Франция первая заменяет мушкеты на пехотные ружья в конце XVII века. А избавляться от «заплечных пушек» начинает значительно раньше.

Людовик XIII. Его власть и власть над ним Ришелье. Внутренние смуты. Нужна опора. Ту часть французской кавалерии, что «скачет» неподалеку от Людовика, называют мушкетерами. С эпитетом — королевские. Это военная свита короля. Составлена из дворян, исключительно. И основное оружие уже не мушкет, а шпага.

Течет время. Меняется оружие. А название продолжает бытовать. Мушкетеры, королевские мушкетеры. Они завершают кавалерийский аллюр всего лишь за 15 лет до Великой французской революции, при Людовике XVI. Исчезают, чтобы вновь возродиться уже через сорок лет (во время первой реставрации Бурбонов, 1814 год).

Однако как же первый мушкетер Франции, Людовик XIII? Его конная статуя, возведенная самим Ришелье (еще при жизни короля), наводит трепет на парижан с окрестных улиц. Бронзовый мушкетер «скачет» сто пятьдесят лет. Его останавливает Французская революция. Разрушает. А через сорок лет в Париже на том же месте возникает новый «старый» мушкетер Людовик XIII.

Мушкетеры маршировали и в Пруссии долго после того, как мушкет заменили ружьем. А вот в России наоборот. В XVII веке мушкетеров нет. Зато есть мушкеты. Слово так нравится русским, что все иностранные образцы русского огнестрельного оружия называют звонким словом «мушкет». Однако на русских оружейных складах есть и истинный мушкет. Фитильный замок. Вес совсем небольшой — 6 килограммов. Подходит и время Петра. Он заменяет фитильный замок на кремневый, добавляет трехгранный короткий штык. А кремневое ружье продолжают по-прежнему называть мушкетом. Итак, около 100 лет, до 1810 года, сохраняется это название за кремневыми ружьями русских драгунских полков.

Но когда появляются в России сами мушкетеры, коль мушкеты существуют уже так давно? Название “мушкетер” вводится у нас довольно поздно. Во времена Елизаветы Петровны. Сначала мушкетерские батальоны. Позже полки во времена Петра III в русской армии уже целых пятьдесят мушкетерских полков. Как мушкеты, так и мушкетеры приходятся ко двору (читай — императорскому). Ими называют даже бывших гренадеров. Однако полков много, а как же их отличать друг от друга? Порядковым номером? Можно перепутать. Итак, решено наконец — по фамилии шефов полка.

Раскаты барабанной дроби

Колышатся стволы фузей, ощетинившихся синевой граненой стали. Темнеют мушкетерские ранцы квадратами шахматных диагоналей. Тяжело тянет вниз патронная сума на перевязи. И грохот шагов бесцеремонно преследует уши прохожих. Одни лишь шпаги молчаливо покачиваются на портупеях при каждом движении. Легко ступает офицер с эспантоном.

Однако при Екатерине II завершают свой путь и последние роты мушкетеров. Им возвращены прежние названия. Но стоит появиться в тронном зале Павлу, мушкетеры возникают вновь. Пятьдесят пять полков. Формируются еще и еще. Шестьдесят, семьдесят полков. Появляются и именные. Мушкетерский Архарова полк, мушкетерский Аракчеева. Однако вскоре, накануне Отечественной войны, русские мушкетеры и вовсе перестают существовать.

Нет мушкетеров, начинают исчезать из водружения мушкеты, а мушкетон, ружье с кремневым замком, продолжаем верой и правдой служить русской кавалерии. Он легок (7 фунтов — 2,8 килограмма), удобен для стрельбы на скаку, бьет почти без промаха — дуло с овальным раструбом для лучшего разлета дроби. Мушкетон особенно приходится по душе русским гусарам. Атаки эскадрона синих гусар поддерживают еще и залпы шестнадцати мушкетов. Однако подходит восемнадцатый год XIX века, и уже больше ничто не напоминает о мушкетах и мушкетерах. А за спину вешают обыкновенный кавалерийский штуцер.

Тысяча чертей: почему француженки ненавидели мушкетеров

Родом из Гаскони

История мушкетеров началась в 1600 году, когда Генрих IV создал отборную роту для своей личной охраны. Вошли в нее дворяне, вооруженными легкими карабинами. Спустя 22 года Людовик XIII приказал заменить винтовки на длинноствольные мушкеты — так и появилось привычное нам название «мушкетеры».

До 1629 года рота подчинялась капитан-лейтенанту легкой кавалерии, потом мушкетеры приобрели самостоятельность. С 1634 года капитаном роты считался сам король, однако ее фактическим командиром был граф де Тревиль, носивший звание капитан-лейтенанта. Де Тревиль был гасконцем, и рота пополнялась преимущественно его земляками.

Гасконь во Франции была на особом положении: до XII века она являлась отдельной страной со своими правительством, обычаями и верованиями. Земля Гаскони не отличалась плодородностью, и потому многие покидали родину, чтобы сделать карьеру за ее пределами. Характер гасконцев представлял собой гремучий коктейль из воинственности, практичности и жажды славы: вынужденные рассчитывать только на себя, выходцы из Гаскони всегда делали ставку на упорство и хитрость. А еще на взаимоподдержку: знаменитое «Один за всех, и все за одного!» не зря стало девизом мушкетеров в романе Дюма.

В Париже гасконцев не любили. Воинственность хороша в бою, в городе она доставляла лишь неудобства. Столичных жителей коробило от грубых шуток, бахвальства и агрессивности мушкетеров, однако открыто выступать против любимцев короля никто не решался. Зато они стали неизменными героями пьес: писатели обожали изображать их в карикатурном виде. Мелкий дворянин, жадный до денег, помешанный на вопросах чести и лгущий ради любви к искусству, — такой литературный образ гасконцев сложился к XVIII веку. Тогда же в обиход вошло выражение «мушкетерские манеры», означающее грубое и наглое поведение.

Тяга к деньгам у мушкетеров появилась по объективным причинам. Дворянин не имел права заниматься физическим трудом, и потому все, у кого не было собственного имения или желания им управлять, стояли перед простым выбором: либо служить церкви, либо делать военную карьеру. Последняя, увы, редко помогала мушкетерам обогатиться: считалось, что аристократы и так состоятельны, а потому им выдавали лишь мушкеты. Всё остальное приходилось покупать самим: от шпаг и до лошадей (обязательно белых или серых).

Жалованье рядового мушкетера составляло 300 ливров в год. Для сравнения: ломовой извозчик зарабатывал 30 ливров в месяц (360 в год), пастух — 28 ливров (336 в год). Мушкетерам приходилось жить на 38 су в день: хватало разве что на еду — и то не лучшую.

Молодые военные постоянно находились в поиске денег: они выпрашивали их у родственников, занимали и перезанимали друг у друга и часто становились жертвами ростовщиков. Комплект из шпаги, мушкета и повседневной одежды стоил 250 ливров, в несколько сотен обходилась хорошая лошадь «правильной» масти. Кроме того, дворянин обязан был иметь слугу, которому полагалось платить. Впрочем, обычно спутники мушкетеров никакого жалованья не получали и довольствовались едой и обносками с плеча хозяина.

Война кружев и грязные сорочки

В 1660 году появилась вторая рота мушкетеров: кардинал Мазарини подарил королю на свадьбу свой отряд. Их называли черными мушкетерами из-за масти лошадей, на которых Людовик пересадил отряд. Роты враждовали, и временами соперничество принимало весьма странные формы. «Серые» и «черные» мушкетеры состязались в роскоши — это соревнование получило название войны кружев. Все деньги уходили на то, чтобы переплюнуть противника: мушкетеры золотили или серебрили кружева на белье, обшивали рукава золоченым галуном, украшали мундиры жемчугом и бриллиантами.

Но на что же питаться, когда все ливры ушли на дорогую одежду? Мушкетеры быстро нашли выход — они просто-напросто объедали хозяев, у которых квартировались. В 1661 году Людовик XIV приказал своим воинам объединяться по двое и селиться в предместье Сен-Жермен. Домовладельцы были обязаны предоставить каждому постояльцу комнату с двумя постелями — для господина и его слуги — и два места в конюшне для лошадей.

Разумеется, жители Сен-Жермена — монахи, профессора и аристократы — были не в восторге от соседства с малообразованными и грубыми гасконцами. Но их никто не спрашивал: заселить любимчиков короля в дом могли и насильно. Впрочем, можно было избавиться от этой чести, уплатив особый налог купеческому старшине. В итоге мушкетеры чаще всего оказывались в домах тех, кто был стеснен в средствах, и потому вызывали особую ненависть у хозяев квартир.

«Черных мушкетеров» поселили на улице Шарантон в Сент-Антуанском предместье Парижа. Квартал был начисто лишен источников воды, однако военных это не смущало. Пили они вино, белье отдавали стирать прачкам, а мыться ежедневно считалось вредным: люди верили, что с водой через поры проникают болезни, а частые купания уменьшают мужскую силу. Вместо этого полагалось несколько раз в день менять сорочки, однако и этим мушкетеры пренебрегали. Во французском языке до сих пор есть выражение «устроить стирку по-гасконски»: для этого надо просто надеть грязную рубашку наизнанку.

Марс в созвездии Овна

«Причиной, по которой французы охотно сражаются на поединках, является то, что Франция находится под знаком Марса в созвездии Овна, и точно так же, как бараны отходят от стада, чтобы сшибиться лбами, так и французы отдаляются от основных воинских частей, чтобы сразиться друг с другом», – говорится в «Трактате против дуэлей» 1610 года.

Созвездие Овна было поистине смертоносным: с 1598 по 1608 год на дуэлях во Франции погибли восемь тысяч дворян. В 1926 году власти попытались положить этому конец, ужесточив и без того суровые законы. Согласно новому эдикту, за дуэль без смертельного исхода полагалось лишение дворянства, шельмование или смертная казнь, за поединок, в котором один из участников погибал, — конфискация всего имущества и смертная казнь.

На какое-то время дуэли прекратились, однако потом привычка взяла свое. Чаще всего дрались мушкетеры и гвардейцы кардинала, но случалось схлестнуться в поединке и священнослужителям, и даже женщинам. Правда, когда королю доложили о поединке на пистолетах между двумя придворными дамами, он лишь засмеялся и сказал, что запретил схватки только мужчинам.

В 1643 году кардинал Мазарини выпустил очередной эдикт против дуэлей, напоминая, что лишь война позволяет «покрыть себя единственно возможной славой, служа своему государю и своей отчизне». В том же году погиб на дуэли Арман д’Атос д’Отвиль, бывший прототипом знаменитого Атоса из романа Дюма: к тому времени он успел прослужить в мушкетерах лишь три года, молодому человеку было всего 25 лет. В следующие восемь лет в поединках погибли четыре тысячи дворян.

Основной причиной стычек были совсем не вопросы чести: дрались чаще всего из-за женщин и долгов или просто напившись. Ссора могла начаться в любом месте: в 1642 году литератор Шарль Сорель писал, что в партере театра зрители, «затеяв ссору из-за пустяка, хватаются за шпагу и прерывают весь спектакль».

Поводы для дуэлей временами были смехотворнее, чем платок, уроненный Арамисом. Вот как, например, описывает в мемуарах граф де Бюсси-Рабютен (1618–1693) полученный вызов. Возвращаясь из театра, Бюсси встретил незнакомого ему дворянина по имени Брюк, и между ними состоялся следующий разговор.

— Правда ли, будто граф де Тианж назвал меня пьяницей? — поинтересовался Брюк.
— Ничего подобного я не слышал, да и видимся мы с графом редко, — ответил Бюсси.
— Помилуйте, он ваш дядя! Поскольку я не могу получить сатисфакции от него, я обращаюсь к вам.
— Раз вы хотите поставить меня на место моего дяди, я отвечу, что тот, кто утверждал, будто бы он называл вас пьяницей, солгал!
— Так говорил мой брат, а он еще дитя.
— Ну так выпорите его за то, что говорит напраслину.
— Я не потерплю, чтобы моего брата называли лжецом, защищайтесь!

Читайте также  Что посадить на глинистом участке

Не брезговали военные драться и с гражданскими, ничуть не смущаясь тем, что силы неравны. В 1768 году полиция задержала трех мушкетеров, которые напали на кучера, кузнеца и башмачника, покалечив их так, что понадобился хирург. Надо ли говорить, что ни сами ремесленники, ни их жены не испытывали теплых чувств к тем, кто мог напасть на человека на улице ради развлечения?

Лавки чести

С женщинами мушкетеры вели себя с присущей им наглостью. Александр Дюма рассказывал, как его отец, граф де ля Пайетри, сопровождал в театре красавицу-креолку, пользующуюся популярностью в свете. Один мушкетер из партера узнал женщину, приказал открыть ее ложу, вошел и, не спросив разрешения, уселся рядом и завел разговор. Когда дама обратила его внимание на то, что она не одна, ответил: «Ах, извините, я принял этого господина за вашего лакея». Возмущенный граф вытолкал мушкетера из ложи, а спустя несколько дней ранил его в плечо на дуэли: в этот раз обошлось без смертельного исхода.

Среда мушкетеров была неоднородна: «черные» вобрали в себя цвет французского дворянства, благодаря чему пользовались успехом у женщин. Однако до появления второй роты большинство мушкетеров были людьми малограмотными и не особо культурными, и о романах с аристократками не могло быть и речи. Даже хористки и танцовщицы, и те предпочитали людей более знатных и богатых. Так что военные решали свою проблему весьма тривиальным способом: посещали бордели, которые назывались лавками чести, или заводили содержанок из числа нетребовательных провинциалок, которые прибывали в столицу в надежде стать куртизанками.

Что касается брака, то мушкетеры были типичными конформистами: приданое интересовало их гораздо больше, чем любовь. Д’Артаньян, например, еще будучи поручиком мушкетеров, невероятно удачно женился: его супругой стала Анна Шарлотта Кристина де Шанлеси, баронесса де Сент-Круа, состояние которой оценивалось в восемьдесят тысяч ливров. Особой любви, судя по всему, он к ней не испытывал, да и сама баронесса ничем не напоминала прелестниц из романа Дюма: она была немолода, не особо красива и к тому же обладала сварливым характером и обожала судиться с родственниками.

Состоятельную девицу могли и похитить: например, о помощи в таком предприятии маршала де Грамона просил его ординарец дю Тертр. На вопрос де Грамона о чувствах ординарец ответил, что любовь ни при чем — просто девушка весьма богата. Не удивительно, что большинство браков не были счастливыми. «Любовь можно унести с собой в могилу, но она не перешагнет порога церкви. Женятся, чтобы ненавидеть», — говорила писательница и автор любовных романов Мадлен де Скюдери, жившая в XVII веке.

Распустили мушкетеров 15 декабря 1775 года — сразу после смерти Людовика XV. Их история насчитывает почти 200 лет, и на ее протяжении мушкетеры, несомненно, менялись. После создания второй роты они постепенно превратились из отчаянных рубак, которые с трудом могли поставить подпись, в людей, из среды которых выходили писатели, мемуаристы и дипломаты. Впрочем, изжить при этом гасконскую самоуверенность и воинственность так и не удалось.

Мушкетеры были продуктом своего времени, очень далеким от того образа, который привычно рисуется у нас в голове. Не стоит романтизировать прошлое: очень редко герои кино и книг похожи на свои исторические прототипы.

Новое в блогах

Сообщество «Политика»

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ МУШКЕТЕРОВ

На улице Ришелье в Париже стоит часть национальной библиотеки Франции — одной из крупнейших в мире. По легенде, именно здесь Александр Дюма нашел некие мемуары, которые, по его собственному признанию, будто бы вдохновили его на написание книги о мушкетерах. На самом деле, как выяснили историки, писатель явно преувеличил… Будучи не в Париже, а в Марселе, он зашел в местную библиотеку, где прихватил, да так и не вернул, книгу 1700 года малоизвестного автора по имени Гасьен де Куртиль де Сандра… Она называлась «Воспоминания господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетёров».

Мало того, Дюма не только выкрал библиотечную книгу, но он присвоил себе и чужой сюжет, который литературно обработал и в 1844 выдал бестселлер. Но самое удивительное даже не это. Когда Дюма переписывал чужую книжку, он думал, что имеет дело с псевдомемуарами д’Артаньяна, которого в помине не было. Долгое время даже историки считали знаменитую четверку друзей выдумкой Дюма… Но оказалось, что и д’Артаньян, и его друзья-мушкетеры в 17 веке действительно жили во Франции. А военные подвиги д’Артаньяна порой были увлекательнее событий, описанных на страницах приключенческого романа…

В 1644 году семнадцатилетний Шарль Д-Артаньян чуть ли не в одних портках и куртке, верхом на плохонькой лошаденке, как и литературный персонаж Дюма, отправился покорять Париж, чтобы по большому блату устроиться в роту Королевских Мушкетеров благодаря покровительству друга семьи капитана-лейтенанта и командира роты господина де Тревиля. Его настоящее имя — Жан-Арман дю Пейре, граф Труавиль. Вот так он выглядел.

Литературные Артос, Портос и Арамис существовали на самом деле и были дальними родственниками Де Тревиля, которых он взял в мушкетеры по блату. Впрочем, кого попало в личную охрану короля не брали даже при наличии «мохнатой гасконской лапы»: молодые люди слыли храбрецами, хорошими солдатами и носили знаменитые мушкетерские плащи с крестами и лилиями вполне заслуженно. Однако в отличие от романа Дюма, в реальной жизни мушкетеры не были друзьями и были едва знакомы.

Во времена д’Артаньяна вооружение мушкетеров состояло из мушкета, палаша для конного строя, пары пистолетов, кинжалов различных видов. Самым ходовым оружием была вот такая трёхгранная шпага. Она использовалась в пешей битве, когда зарядить неповоротливый мушкет просто не оставалось времени. Шпага была грозным оружием, мушкетёры 17 века часто погибали даже от лёгких ранений, нанесённых трёхгранной шпагой.

Кстати шпага, и прочее вооружение, кроме мушкета, а также снаряжение и коня мушкетеры приобретали за собственный счет. Для многих обедневших дворян это было разорительно, поэтому во времена де Тревиля, а впоследствии д’Артаньяна, в роте существовала своего рода «касса мушкетерской взаимопомощи». Когда состоятельные товарищи делали добровольные взносы. Сюда же отчислялся обязательный «налог» с выигрышей в азартные игры. Кроме того мушкетер должен был за свои деньги арендовать квартиру, так как собственной казармы у роты не было вплоть до 1660-х годов. Наем слуги также относились к статье личных расходов.

Свое боевое крещение королевские мушкетеры получили во время англо-французской войны 1627-29 годов, одним главных эпизодов которой была знаменитая осада Ла Рошели. Именно поэтому Дюма в своем романе не мог ее обойти.

Сегодня крепость Ла- Рошель — порт. Он был основан в 10 веке, а к 15 веку стал самым крупным портом Франции на Атлантическом побережье. С середины 17 века в эпоху религиозных войн город-крепость постоянно находился в эпицентре военных событий. Ла Рошель стала приютом для гугенотов — так во Франции назвали протестантов.

Между прочим, английский герцог Бекингем, который в романе Дюма предстает как пылкий герой -любовник, в истории больше известен тем, что воевал против французской армии на стороне протестантов из Ла-Рошели. Именно Бэкингем, любимец короля Карла I, возглавил армаду из 15 кораблей и 50 транспортов Британии, и 10 голландских судов, которые летом 1627–го пришли на поддержку гугенотам Ла Рошели… Однако из этой затеи ничего не вышло: после 5 месяцев упорных сражений англичане с позором покинули французскую землю. Через некоторое время пала и Ла Рошель.

А вот завтрак под пулями гугенотов в бастионе Сен-Женмен у Д’артаньяна и его друзей вряд ли мог состояться. Во время исторических событий осады Ла Рошели они были еще детьми 10-14 лет. А вот эпизод с подвесками, кажущийся, на первый взгляд, выдумкой – имел место в истории. Королева Анна Австрийская по происхождению была испанской – женщиной страстной и любвиобильной. Жизнь с французским королем ее не удовлетворяла, и она завела роман с английским герцогом, которому подарила подвески.

Когда король на очередном балу потребовал надеть подвески, королева в них явилась, разрушив заговор кардинала. Однако в отличие от романа Дюма, в реальности королевские мушкетеры в этой истории не участвовали. И вообще, если у Дюма мушкетеры — исключительно честные и благородные воины, а гвардейцы кардинала, как и он сам, — отпетые негодяи, то самом деле гвардейцы выполняли роль полиции, а кардинал отстаивал интересы короля и Франции.

Так что никакой войны 4-ки мушкетеров против кардинала в реальности не было. Тем более, что славный Атос, например, на 3 году службы в 1643 году погиб в одной из дуэлей близ парижского рынка Прэ-о-Клер в роковой схватке между королевскими мушкетерами и гвардейцами кардинала. Ему было 28 лет. А вот Портос и Арамис прожили долгую жизнь, правда, без каких-то особых подвигов.

И только Д’Артаньян прожил жизнь полную приключений. Он служил у 2 кардиналов — сначала у Ришелье, а затем e Мазарини. Более того, был доверенным лицом, эдаким супер-агентом, который переодевался, направлялся в разные страны и выполнял различные секретные поручения, раскрывая заговоры, направленные против короля Франции Людовика XIV.

В 1667 году Король повысил Д’Артаньяна до капитана –лейтенанта и назначил фактически командиром роты мушкетеров. Там он навёл железную дисциплину, поселил бойцов в отдельную воинскую часть и даже организовал при роте настоящую военную академию, которую назвали Отелем мушкетёров. И сегодня она находится неподалёку от Лувра, на углу улицы Бак, где сегодня расположен дом №1. Она стала одной из первых профессиональных военных академий Европы. Главной обязанностью мушкетёров было сопровождать короля и выполнять самые опасные поручения. К примеру, брать в плен мятежных принцев, передавать сверхсекретную корреспонденцию или вести за собой в атаку войска.

Кстати, в атаке и сложил голову знаменитый мушкетер. Д’артаньян был убит, когда Людовик XIV воевал с Голландией. При осаде Маастрихта 25 июня 1673 года мушкетер получил пулю в голову. Голландцы увековечили память знаменитого француза, который хотя и не был маршалом Франции, как в романе у Дюма, но дослужился до весьма солидного чина генерал-майора. Надпись на памятнике Д’Артаньяну в Масстрихте гласит: «Один за всех, и все за одного!»

Неизвестно, говорил ли Д’Артаньян эти героические слова. Но даже если и нет, то их следовало придумать…

Настоящая история гвардейцев кардинала и мушкетеров короля

Личную охрану короля — роту карабинеров, завел еще Генрих IV в 1600 г., позже, в 1622 г. подразделение было перевооружено мушкетами. Первым командиром гвардии короля был г-н де Монтале, смененный в 1634 г. известным нам гасконцем де Тревилем.

В 1629 г. король Людовик XIII выделил из своей роты 50 бойцов и передал их в распоряжение кардинала Ришелье , как его личную охрану. Кардинал добавил к ним еще 30 верных людей, так сформировалась его личная гвардия.

Потребность в охране была вызвана отнюдь не паранойей кардинала. Своей деятельностью, направленной на искоренение оппозиционеров, врагов трона и протестантов, Ришелье нажил себе очень много врагов, то и дело устраивавших на него покушения.

В гвардию Ришелье был довольно строгий отбор — принимались только кандидаты, рекомендованные кардиналу кем-либо из его ближнего круга доверенных людей. Причем формировался отряд преимущественно бойцами из Бретани, с севера Франции.

Так или иначе, к 1642 г. отряд кардинала вырос до 420 чел. и включал в себя тяжелую, легкую конницу, а так же пехоту, тогда как рота королевских мушкетеров достигала лишь 150 человек.

Что касается сражений мушкетеров с гвардейцами на страницах романа Дюма — это чисто художественное допущение. Одним из основных событий сюжета книги является взятие Ла-Рошели, произошедшее в 1628 г. Тогда, как известно, гвардии кардинала еще не существовало, да и командиром мушкетеров был не де Тревиль, а де Монтале.

Читайте также  Актуальность произведений А.С. Пушкина

Все же, если обратиться ко временам более поздним, в Париже, где постоянно пересекались солдаты двух разных гвардейских подразделений , несомненно шло и их противостояние, выливавшееся порой в различные эксцессы. Кстати, симпатия народа чаще всего была на стороне мушкетеров — жили они беднее, а воевали чаще.

Ришелье обеспечивал своих гвардейцев из своего кармана, жалование их было выше мушкетерского и выплачивалось стабильнее. В то время как мушкетерам короля от казны полагался только мушкет. Все остальное, включая обязательно серого коня (визитная карточка подразделения) и слугу-оруженосца, мушкетер покупал сам.

Однако противостояние это редко принимало форму дуэлей — многочисленные указы короля на этот счет однозначно говорили об отношении к такому способу решения проблем между дворянами — дуэль приравнивалась к преступлению против государства.

Ришелье имел к дуэлям еще и личный счет , именно из-за дуэли в 1619 г. он потерял брата — генерала Анри дю Плесси. да и его гвардейцы были людьми северными, холодными и рассудительными, и точно дорожили своим доходным местом службы.

Примечательно, что в 1660 г. кардинал Мазарини подарил свое гвардейское подразделение королю Людовику XIV в честь его свадьбы. Так гвардейцы кардинала стали 2-й ротой королевских мушкетеров.

Граф Шарль д’Артаньян был действительно исторической личностью, и командовал королевскими мушкетерами с 1655 по 1673 г. При нем подразделение стало квартироваться в казармах в предместье Сен-Жермен (до этого мушкетеры жили на съемных квартирах), а так же получило славу по-настоящему элитной части.

Дворянские дети поступали на службу в роту мушкетеров в 16-17-летнем возрасте , и через несколько лет службы получали звания армейского лейтенанта, или даже капитана.

С 1665 г. началась т.н. «война кружев» между двумя мушкетерскими ротами. Дело в том, что капитаном 2-й роты объявил себя сам король Людовик XIV, что породило противостояние в престиже, популярности и роскоши с 1-й ротой.

Последний раз королевские мушкетеры участвовали в бою в 1746 г. при Фонтенуа. Вскоре после смерти Людовика XV в 1775 г. подразделение было расформировано, как финансово не выгодное. Попытки воссоздать мушкетерские роты предпринимались французскими королями в 1789 и 1816 г. — оба раза неудачно. https://zen.yandex.ru/media/vzglad_istorika/nastoiascaia-istoriia-gvardeicev-kardinala-i-mushketerov-korolia-5e9e1823bf815f19d3c1691c

Кем были гвардейцы кардинала, чем они отличались от мушкетёров короля, и почему эти мушкетёры враждовали с гвардейцами?

Книги я трогать не буду, а вот по фильму пройдусь. Все помнят, как гвардейцы постоянно огребали мзды от мушкетёров, которых было всегда меньше. Но на самом деле, именно королевские мушкетёры всегда были в большинстве, что касается гвардейцев кардинала, то их было по сравнению с мушкетёрами мало.

Я скажу вам больше, если мушкетёры были типа спецназа, то гвардейцы кардинала считались неким элитным спецподразделением, типа Дельты американской. Они снабжались лучше, их выучка была на голову выше, соответственно, они и финансировались в разы лучше, чем мушкетёры.

Откуда же взялись эти самые гвардейцы кардинала, и правда ли, что они во главе со своим хозяином, кардиналом Ришелье, строили козни против короля Франции?

На самом деле, гвардейцы кардинала появились не только с ведома короля, Людовик XIII подарил 50 человек своих мушкетёров кардиналу Ришелье в знак благодарности. Ну, как подарил, мушкетёры были дворяне, никто дарить их права не имел, просто король приказал 50-ти своим мушкетёрам перейти на службу к кардиналу и охранять его.

Было это в 1626 году, когда кардинала Ришелье пытался уничтожить маркиз де Шале, так как кардинал мешал свергнуть короля с трона.

В общем получается, что гвардейцы кардинала – это те же мушкетёры короля, по крайней мере, изначально. Что же случилось потом, почему мушкетеры в последствии невзлюбили своих бывших товарищей?

А дело в том, что кардинал Ришелье был человеком целеустремлённым, и старался всё доводить до совершенства.

Своих мушкетёров, названных гвардией кардинала, он начал жёстко муштровать, обучать и так далее. Не сам, разумеется, а нанимать военных специалистов. Дабы бывшие мушкетёры не возмущались, их начали так финансировать и снабжать новейшим вооружением, что они просто не думали возмущаться.

А что же королевские мушкетёры? Они видели, что их соратники вдруг разбогатели, и стали завидовать тем. Всё это перерастало в оскорбления и дуэли. Потом гвардия кардинала увеличилась до 150 человек, причём Ришелье отбирал для себя лучших из лучших дворян.

Кстати, на счёт дуэлей – хотя они и запрещались, король сквозь пальцы смотрел на забавы своих мушкетёров, он считал, что дуэли поднимают воинский дух. А вот кардинал Ришелье дуэли не любил, и жёстко наказывал за них как своих гвардейцев, так и королевских мушкетёров.

Да, кстати, а вы знали, что конкретно королевских мушкетёров было всего 150 человек? А гвардия Ришелье в 1642 году достигла 420 человек, вот только именно гвардейцев кардинала было тоже около 150 человек – это были конные мушкетёры (гвардейцы). Остальные были пешими мушкетёрами (гвардейцами) и жандармами.

Кстати, все домыслы о том, что в королевские мушкетёры брали многих, а в гвардейцы кардинала только дворян, лишены основания, ведь Людовик XIII в 1622 году сам издал указ о том, что в королевские мушкетёры разрешено брать только дворян.

кардинал на такие мелочи внимания не обращал, ему нужны были лучшие воины, а не знатнейшие.

Что касается вооружения гвардейцев кардинала, то оно закупалось за деньги Ришелье – это шпага, кинжал типа дага, палаша (они же конники были), мушкета и пары пистолетов. Всё оружие не отличалось богатством отделки, но было качественным и надёжным – кардинал желал, чтобы его охрана имела надёжное оружие, а не вооружалось, как Бог на душку положит.

А вот мушкетёрам короля казна выдавала только мушкеты, остальным они закупались за свои деньги.

Перед тем, как отправиться в мир иной, Ришелье передал всю свою личную гвардию королю Франции, так что гвардейцы кардинала опять превратились в мушкетёров короля.

Почему королевские мушкетёры ходили без мушкетов, и как д’Артаньян изменил эту службу

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Кто такие мушкетёры

Обычные мушкетёры — это род пехоты, вооружённый передовым на семнадцатый век оружием — огнестрельным. Мушкеты — дедушки ружей и винтовок. Стреляли из них, предварительно укрепив на опоре, как фотоаппарат на штативе. Больше выстрела в минуту сделать из мушкета было сложно (а чаще тратились две минуты), и поражало оружие только на относительно небольшом расстоянии — метров сто. Мушкет и подпорка вместе были довольно громоздкими штуками, с которой пехотинцы ходили не слишком элегантно.

Мушкетёры служили не только во французской армии. Вооружены были мушкетами армии на севере Индии, в мусульманском Сефемидском государстве и, конечно, во всех европейских странах. Как правило, в бою мушкетёры стреляли медленно, очень тщательно целясь, словно снайперы: одна пуля — один человек должен упасть замертво.

Королевские мушкетёры

Король Людовик XIII, тот самый, которого играл Олег Табаков, имел основания беспокоиться за свою жизнь при дальних выездах. На королевский трон во Франции постоянно поглядывали разного рода герцоги — они ведь тоже были королевской крови. Людовик хотел быть уверенным, что выезд из дворца не обернётся несчастным случаем на охоте, когда сразу несколько охотников разрядили карабины в короля.

Он создал по примеру своего отца, короля Генриха IV, личную гвардию, все обязанности которых заключались именно в том, чтобы во время выездов постоянно держаться начеку и быть готовыми отстреливаться в окружении или обнажить свои шпаги за короля. Главным отличие от личной гвардии Генриха было вооружение — более современные мушкеты вместо карабинов — и хорошая подготовка. Мушкетёры короля должны были одинаково метко стрелять и лихо фехтовать. От них требовалась идеальная физическая форма и бесконечная преданность королю.

Именно по этим критериям в королевские мушкетёры отбирали, во-первых, очень молодых дворян, во-вторых, из очень хороших, зарекомендовавших себя как всегда хранивших свою честь и преданностью королю семей, в-третьих, лучше с окраин — амбициозность и отсутствие связей со знатью центральной Франции были лучшей рекомендацией того, что мушкетёры на службе будут из шкуры вон вылезать. Именно потому и де Тревиль, и д’Артаньян, и как минимум два из трёх мушкетёров — гасконцы, по нашим меркам это как если бы покорять столицу времён Российской Империи приехали уроженцы, например, казачьей Кубани или грузинские князья.

Хотя непосредственно службу королевским мушкетёрам доводилось нести далеко не каждый день, ожидалось, что свободные дни они будут тратить на то, чтобы поддерживать форму. Возможно, именно поэтому книжный Людовик сквозь пальцы смотрит на то, что его мушкетёры нарушают запрет на дуэли — ведь смертельная схватка подготовит их к настоящему сражению за короля лучше, чем дружеские поединки.

Понятно также, почему в книге на каждого из положительных героев врагам приходилось нападать скопом, чтобы одолеть — ведь королевские мушкетёры были лучшими бойцами страны, чем-то вроде спецназа по уровню крутости.

Самые современные и самые модные

У мушкетёров короля была самая красивая во Франции форма — по желанию самого короля. Она представляла из себя лазоревую (ярко-голубую) накидку, расшитую серебряными галунами и большими белыми крестами. Крест нашивали из бархата, чтобы он красиво мерцал, и украшали золотыми королевскими лилиями на концах и алыми трилистниками в сердцевинке.

Все королевские мушкетёры должны были ездить на «серебряных» — то есть серых в яблоко или белых — конях. Во время выездов мушкетёры короля были вооружены до зубов. Во-первых, конечно, мушкет и два пистолета. Во-вторых, шпага на случай схватки на земле и палаш — если придётся сражаться верхом. В-третьих, дага — кинжал для левой руки, тоже для схватки на шпагах. Ну и, конечно, буйволовая перевязь, увешанная мешочками с пулями и порохом.

Несмотря на такие требования ко внешнему виду, вооружению и подготовке мушкетёров, за счёт казны им выдавался только мушкет. Остальное королевский спецназ приобретал за свой счёт (или за счёт богатой любовницы, как Портос). Где взять денег было постоянной головной болью королевских мушкетёров.

Реформы д’Артаньяна

Любителям истории про трёх мушкетёров будет приятно узнать, что со временем бойкий молодой гасконец сменил де Тревиля на его посту. И провёл ряд значительных реформ.

Во-первых, д’Артаньян серьёзно омолодил королевских мушкетёров. Теперь это была одновременно гвардия из очень молодых (с замечательной реакцией) людей и нечто вроде военной академии. В мушкетёры стали брать с шестнадцати-семнадцати лет, и через четыре года, получив офицерское звание, гвардеец шёл в любое другое армейское подразделение — там его принимали с раскрытыми объятьями. Конечно, самые искусные и умные оставались в королевских мушкетёрах.

Во-вторых, он, наконец, решил вечно больной для молодых мушкетёров вопрос, где жить, построив «Отель мушкетёров» — то есть нечто вроде хорошего общежития. В-третьих, в роте завели собственных хирурга и аптекаря, что позволяло оперативно получать помощь при ранениях, а не бегать по городу в поисках свободного хирурга. В общем, д’Артаньян разом решил все те проблемы, от которых, если верить Дюма, очень мучился поначалу в Париже.

Далеко не всегда, правда, герои кино и книг похожи на своих исторических прототипов. Каким на самом деле был король Людовик XIII, и почему он не похож на киношного героя Табакова .

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: