Чем современные девушки отличаются от барышень 19 века

Какой должна была быть девушка во второй половине 19-го века. (Много интересного текста!))

Материал из петербургского журнала мод второй половины 19 века.

Костюм.
Искусство одеваться – одно из самых необходимых качеств, которыми должна обладать светская красавица, желающая нравиться и иметь успех. Для этого светской красавице необходимо найти хорошую портниху. Но вполне положиться на вкус и фантазию портнихи невозможно. Светская красавица должна прибегать к советам своих ближайших друзей, преимущественно из художников, адвокатов и инженеров путей сообщения, а также посещать французский театр. Советоваться насчет туалета с мужем или бывать в русском драматическом театре – совершенно бесполезно и даже вредно, ибо мужья обыкновенно ровно ничего не понимают по этой части, а русские драматические актрисы совершенно не умеют одеваться.
Порядочная женщина должна переменить в сутки, по крайней мере, семь костюмов: утренний, для завтрака, для прогулки или визитов, обеденный, послеобеденный, вечерний и ночной. Сообразно семи костюмам полагается семь различных корсетов, семь перемен белья и семь перемен обуви (включая ночные туфельки). Хороший тон требует, чтобы утром была надета бледно-розовая сорочка, а ночью – черная шелковая. Восстав ото сна, светская красавица должна ежедневно принимать теплую ванну.

Ванна.
Самое лучшее, если ванна делается из молока (цельного, а не снятого), в которое недурно прибавлять еще одну-две бутылки хороших сливок. Но, поскольку порядочное молоко, а ем более хорошие сливки чрезвычайно трудно достать в Петербурге, молочную ванну можно заменить обыкновенной водяной, в которую, однако, прибавлять:
Несколько фунтов миндальных отрубей
Бутылку одеколона (тройного)
Две унции розовой эссенции
Четверть фунта лаврового листа
Несколько штук марципановых корок
Фиалковый корень
Фунт соли.

Цвет лица.
Цвет лица у светской красавицы может быть двоякий: или интересно-бледный, или обольстительно-свежий. Брюнеткам больше идет интересно-матовая бледность, а блондинкам – розовые щечки. Светская красавица, желающая иметь матовую бледность, должна принимать три раза в день толченый мел (хорошо очищенный мел можно получить в аптекарских магазинах; употреблять мелки, предназначенные для карточной игры, нельзя) и пить уксусный и лимонный сок. Кроме того, все лицо на ночь густо покрывается особыми составами, продаваемыми в парфюмерных магазинах. Румяный цвет лица – что называется, кровь с молоком – достигается употреблением полусырого бифштекса и ростбифа и питьем молока. На ночь к обеим щекам привязывается по сырой котлете костями вверх. В парфюмерных магазинах можно достать прелестные нежные румяна.

Болезнь.
Болезнь светской красавицы бывает также двоякой: обыкновенная и чрезмерная. Обыкновенная, общепринятая болезнь есть мигрень. Это болезнью надо пользоваться смотря по обстоятельствам. Чрезмерные болезни светских красавиц придумываются особыми дамскими докторами, причем сообразно придуманной болезни определяется то или иное заграничное путешествие. Чем необыкновеннее и мудренее название болезни, придуманное докторами, тем интереснее и значительнее считается в свете положение больной и тем больше гонорара должен получить придумавший болезнь доктор (ибо для того он и учился).

Утро молодой дамы.
Оно не должно начинаться ни слишком рано, но слишком поздно. Лучше всего вставать около одиннадцати часок, конечно, если молодая женщина не танцевала до четырех часов утра. Если молодой женщине по той или иной причине приходится вставать очень рано, то ей надо избегать будильников. Будильник может испугать. Самое лучшее – приказать прислуге завести в назначенный час граммофон, поставленный в соседней комнате. И пусть он исполняет какую-нибудь оперную арию. Утром молодая женщина одевается в пеньюар и туфельки. Корсет не обязателен. Утро посвящается занятиям. Главное занятие молодой женщины – это прическа. Прическа не должна быть однообразна. Она меняется вместе с туалетом, временем дня и года, погодой и настроением. Пробежать утром газету необходимо, чтобы быть в курсе событий, особенно первых представлений и сенсационных процессов, и уметь поддержать разговор в обществе, поскольку в обществе говорят теперь не только о погоде, но и о событиях дня. Однако чтение политический телеграмм для молодой женщины не обязательно, особенно про различные парламентские события и речи. Молодая женщина должна получать несколько журналов мод и внимательно изучать их. Она должна просматривать и все новые французские романы, потому что во французских романах не только бывает замечательная психология женского сердца, но и попадаются чрезмерно поучительные описания дамских туалетов. После завтрака молодая женщина, переодевшись в дневной туалет и причесавшись, идет с визитами или к своей портнихе.

Прогулки и визиты.
Ходить молодой женщине по улице одной пешком совершенно не принято, а с непривычки даже и опасно, поскольку легко попасть под экипаж, сломать себе ногу, натолкнуться на фонарный столб. Если брать с собой на прогулку ливрейного лакея, то это тоже мало поможет делу. Потому что не принято ходить под руку с ливрейным лакеем. Изредка для моциона можно брать с собой мужа. Выезжать одной в открытом экипаже не совсем удобно, ибо молодую женщину могут принять за кокотку. Компаньонки и бедные родственницы в этом случае не помогают. Поэтому молодая женщина может воспользоваться для выездов каретой, но кучер не должен быть молод и красив, что может скомпрометировать женщину. Лошади не должны быть слишком резвы. Резвые лошади могут понести и разбить или задавить кого-нибудь. Между тем задавить прохожего – в высшей степени неприлично, потому что молодая женщина может стать героиней уличной истории и даже может попасть в газеты.

Вечер и ночь молодой дамы.
Ложиться спать молодой женщине следует около часа ночи. В постели – перелистывать французский роман. Засыпая, ни о чем грустном, неприятном и тяжелом не думать, в особенности об убийцах, нищих, мышах, пауках, приведениях, сиротах, страшных болезнях и пожарах. Следует помнить, что спокойная совесть – лучшее средство для спокойного сна. Видеть непристойные сны – совершенно неприлично молодой даме. В подобном случае ей следует, отнюдь не увлекаясь любопытством посмотреть, что будет дальше, немедленно проснуться и перевернуться на другой бок.

Общие правила хорошего тона.
Благовоспитанная барышня должна иметь очаровательный характер и обворожительные манеры. Барышни не должны ни много смеяться, ни много говорить, ни много плакать, ни много молчать, ни много есть, ни много петь, ни громко говорить, ни часто улыбаться, ни быстро ходить, ни громко сморкаться. Все движения барышни должны быть легки, воздушны и грациозны. Грация достигается упорным трудом, через изучение жестов перед туалетным зеркалом или трюмо. Девичьей грации много способствует хороший корсет. Поэтому корсеты всегда надо делать под себя, на заказ по мерке. Не принято вообще, чтобы благовоспитанная барышня, находясь в постороннем обществе, особенно мужском, хлопала себя обеими руками по бедрам, или садилась в кресло, положив ногу на ногу, или поправляла себе подвязки. Или кричала на прислугу, или драла за уши своих маленьких братьев и сестер, или грубила своей мамаше, или высовывалась на половину из окна при виде проходящего мимо офицера, или икала, или неожиданно уходила из комнаты без какого-либо благовидного предлога. За едой, держа вилку и нож, следует грациозно отодвигать в стороны мизинцы обеих рук. Чайную чашку следует держать большим и безымянным пальцами. Сидеть в обществе следует так, чтобы показаться с самой выгодной стороны своей наружности. Разговаривая с мужчиной, особенно с холостым, барышня не должна смотреть своему собеседнику в глаза. Следует сидеть, опустивши глаза, и только изредка вскидывать их на собеседника. Барышня вообще должна иметь вид невинный, но отнюдь не глупый. Она должна научиться краснеть по произволу, то есть краснеть тогда, когда это прилично, и не краснеть, когда это не прилично – например, если услышит что-нибудь двусмысленное. В таких случаях лучше всего делать так называемое деревянное лицо. Отнюдь не следует в обществе зевать. Это и невежливо, и неприлично, и некрасиво. Если барышне неудержимо хочется зевнуть, то уж лучше выйти в другую комнату. Точно так же следует поступать и в том случае, если захочется чихнуть. Ни под каким видом не следует самой надевать себе в прихожей галоши! Если нет подходящего кавалера, то эту обязанность исполняет прислуга или в крайнем случае мамаша. Барышня в разговоре не должна упоминать про черта, акушерок, любовников, бородавки, кислую капусту, грибы, редьку, колбасу, хвост, нижнее белье, желудочно-кишечные заболевания, свиней, пиво, лысины, новорожденных детей и бандажи.

Смех и слезы.
Смех и слезы светской красавицы должны быть красивы и изящны. Смех должен быть не громкий, но рассыпчатый. При плаче можно уронить не более трех-четырех слезинок и наблюдать, чтобы не испортить цвет лица.

Разговор.
Разговор светской красавицы ведется на французском языке. Надо говорить так быстро и часто, чтобы издали казалось – горох сыплется. Если даже приходится говорить по-русски, то она должна не выговаривать звуков «р» и «л».

Некисейные барышни: Почему от русских студенток в XIX веке тряслись Европа и Россия

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«За мной придут тысячи»

Надежда Суслова, первая русская женщина-врач, будучи ещё просто девицей, добилась разрешения посещать лекции в Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге. На свои занятия её допустили, конечно, только самые прогрессивные профессора, чьи имена сейчас вписаны (совсем по другой причине) в историю российской медицины: Иван Сеченов, Сергей Боткин и Венцеслав Груббер. Именно этот прецендент заставил министерство просвещения России в 1863 году, разрабатывая единый Университетский устав, к вопросам, разосланных по учебным заведениям империи, добавить и вопрос про женщин: допустимо ли разрешать им посещать лекции и сдавать экзамены?

Положительно ответили только два университета — Харьковские и Киевский. Санкт-Петербургский и Казанский указали, что не будет вреда, если женщины станут вольнослушательницами, то есть будут посещать занятия без экзаменовки и получения диплома, а Московский и Дерптский высказались категорически против совмещения женщин и высшего образования. Мнение последних победило, и, после принятия единого устава, Сусловой и другим девушка посещать лекции воспрещалось.

Надежда не растерялась и поехала поступать в Цюрихский университет. Залы этого почтенного заведения до того студенток не видали, но Суслова вооружилась опубликованной научной работой (эксперименты по электрическому раздражению человеческой кожи), справкой о прослушанных курсах, готовностью сдавать экзамены для продолжения обучения и парой колких слов — они пригодились, чтобы высмеять трусость консерваторов, которые боятся соревноваться с какой-то там глупой женщиной на равных.

Приняв во внимание уже начатое обучение и хорошее знание предметов, комиссия зачислила Суслову в университет, не забыв объявить, что делает это ради исключения: чтобы было видно, будто это женщина не может нормально учиться и сдавать экзамены, а не мужчины боятся дать женщине попытаться. Суслова в дневнике записала: наивные, мол, они ещё не знают, что за мной придут тысячи. И за ней пришли тысячи. Швейцария застонала от русских студенток.

Курят, пропагандируют нигилизм, отнимают места у наших ребят

Надо сказать, Суслова не с бухты-барахты выбрала именно Цюрихский университет. Двадцать годами ранее его посещали две девушки-вольнослушательницы, так что хоть немного, а дорожка была проторена. Боясь, что профессора опомнятся, уже к концу года Суслова подготовилась к экзаменам на докторскую степень и сдала их блестяще. Это вдохновило сначала десятки, а потом и сотни русских девушек. По всей стране слышались родительские стоны и дочерние уговоры: девушки хотели в Швейцарию.

Читайте также  На каких языках говорят в Швейцарии

Среди определённой части российской интеллигенции уже в моде было давать частным порядком своим дочерям образование, так что вопрос стоял не в том, что родители не готовы были видеть девушек студентками. Не боялись они и за нравственность: были уверена, что «наши девушки себя держать умеют» и толпой всегда отобьются. Боялись совсем другого. Русская диаспора Швейцарии в то время была рассадником радикальных политических идей. Родители боялись увидеть своих дочерей завербованными в революционерки.

Тем не менее, всё та же надежда на девический коллектив, где друг за дружкой авось приглядят, давала возможность подружкам убеждать свои семьи отпускать их вместе в далёкий Цюрих. Многие девушки вырывались за границу, выйдя замуж за единомышленника и выбравшись, таким образом, из-под родительской власти.

В шестидесятые-семидесятые годы девятнадцатого века столица Швейцарии была просто переполнена русскими студентками, и это вызывало негодование местного населения (и не только). Дело в том, что русские девушки готовились ко вступительным экзаменам отчаянно, как к бою; уже прошедшие натаскивали новеньких; каждая могла ночью выложить ответ на любой вопрос по нужным предметам и даже немного зайти на предметы, который только предстояло обучать. Обойти девиц из России на вступительных было очень сложно: они занимали все первые места, вытесняя из списка прошедших огромное количество местных парней-абитуриентов.

Не пугала девушек дороговизна жизни в Цюрихе и невозможность семей обеспечить им за границей комфортную жизнь. Девицы действительно держались вместе, знакомые прежде или нет. Они жили общиной, у которой была своя библиотека (чтобы каждой новой не приходилось разоряться на книги и учебники), своя общая столовая (вскладчину питаться получалось дешевле), касса взаимопомощи.

Девушки из России оказались невероятно высоко организованы, многие приучились переносить лишения в суровых условиях девичьих институтов (так назывались школы-интернаты), где главным условием воспитания администрация рассматривала строгость и нехватку буквально всего: сна, тепла и еды. Заболевших девушек лечили старшекурсницы — многие учились именно на медицинском, таким образом траты на врачей были исключены.

Мало того, что русские студентки держались друг друга и занимали множество мест — они действительно набирались самых радикальных политических идей. Многие были анархистками, нигилистками, социалистками. Разделяя взгляд феминисток уже нашего времени, что «личное — это политическое», они демонстративно курили (это считалось запретным для женщины удовольствием), коротко обрезали волосы, так же демонстративно отказывались от «милого» образа, нарочно выбирая тёмные цвета и вызывающие скромные, деловитые фасоны одежды (сейчас даже трудно представить, но в те времена в Британии даже пытались через суд признавать женщин сумасшедшими из-за того, что они не следуют моде на турнюры, а носят «свисающую» прямую юбку).

Толпа девиц в мрачных костюмах, с воинственным выражением непривычно-славянских лиц, с сигарками в зубах, выкрикивающая на улицах что-то о толстосумах, серьёзно пугала обывателя, и в 1873 году городская администрация официально запретила русским девушкам учиться в Цюрихе. В результате «русская зараза» разлетелась по другим городам Европы. После прогрессивности Швейцарии многие другие университеты не захотели отставать, и русские студентки находили, куда пристроиться или студенткой, или хотя бы лаборанткой.

В конце девятнадцатого века русские студентки в западных странах составляли 75% от всех женщин-иностранок. Девушки также составляли большую часть от русских студентов за границей вообще.

Бестужевки-бесстыжевки

После того, как ряд получивших образование за границей студенток там же и стали работать — показывая блестящие научные результаты, которые доставались другим державам — Россия опомнилась и решила перекрыть утечку мозгов, дав возможность россиянкам получить высшее образование на родине. В Санкт-Петербурге были открыты Бестужевские курсы, благо сильно стараться министерству образования для этого не пришлось — достаточно было дать свет давно подготовленному прогрессистами проекту. Среди преподавателей, которые сами вызвались обучать женщин, были Дмитрий Менделеев, Иван Сеченов, Инокентий Анненский, Лев Щерба и другие светила. Курсы в народе называли по учредителю, Бестужеву-Рюмину, потому и бестужевские.

Сами курсы были платные, а многие из студенток — бедные. Поступали из глухой провинции, поступали правдами и неправдами. Известен исторический анекдот: когда в обычном порядке осматривали петербургских проституток у врача, обнаружили сразу несколько десятков девствениц, евреек из провинции. Поскольку сохранять девственность в борделе не воспрещалось, их «жёлтых билетов» не лишили. На самом деле эти девушки записались проститутками только потому, что евреек другого занятия в столицу не допускали. Вся эта рать провинциалок с горящими глазами завела нехорошую привычку падать в голодные обмороки, и администрации курсов пришлось изыскать возможность столовую, где можно было пообедать буквально за 15 копеек.

Очень скоро пошли шутки про бестужевок-бестыжевок; девушек-курсисток звали отчаянными. Дело вовсе не в половой разнузданности; напротив, самые отчаянные из курсисток массово презирали половую невоздержанность и всякие любови, как отвлекающие настоящую анархистку или нигилистку от высоких целей (при учёбе в Европе Ковалевской сильно доставалось от подруг за то, что муж у неё был, в отличие от многих остальных, совершенно нефиктивный и она с ним жила). Причина была всё та же: необыкновенная идеологическая радикальность, от простого отстаивания равенства мужчин и женщин с соответствующим демонстративным поведением до участия в террористических кружках. Самыми радикальными были представительницы окраин: польки и еврейки.

Правительство в какой-то момент даже решило, что лучше больше учёных с российскими именами, работающих на Запад, чем толпа террористок в России, и пыталось прикрыть курсы, но потом передумало и сильно устрожило правила их посещения, вплоть до того, что студенткам запрещалось вне лекций общаться друг с другом под угрозой исключения, а на лекциях ко всем разговорам прислушивалась специальная мадам-инспектриса. Нарочно подняли плату за обучение, думая отсечь этим радикальных провинциалок; в ответ городская дума стала выплачивать двенадцать стипендий ежегодно самым талантливым и бедным студенткам. В 1910 году совет профессоров выделил деньги на 50 стипендий. Их назвали именем Льва Толстого, что весьма курьёзно, поскольку писатель был большой, как говорили тогда, «женофоб» и женского образования не одобрял. Хотели ли его потроллить или просто забыли спросить мнения, останется тайной на века.

Поколение бесстыжих бестужевок и нигилисток, уехавших учиться за границу, дало науке и политике такие имена, как Софья Ковалевская, Надежда Суслова, Мария Кюри, Юлия Лермонтова, Мария Жилова, Надежда Крупская, Вера Баландина и множество других. Если вам надо напомнить молодому поколению о том, что девушки полторы сотни лет назад были нежными, послушными и стеснительными, вам лучше не вспоминать эти имена. Они рушат всю картину.

Как воспитывались институтки в царской России, и какие тяготы им приходилось терпеть , что они потом могли переносить любые лишения, став студентками — вот отдельная история, которая расскажет, что всякие там кадеты и курсанты даже близко ничего не знают о суровой дисциплине.

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Признаки дворянского происхождения у женщин: внешность — не основной показатель

Белоснежная кожа, осиная талия, тонкие запястья, маленький размер ноги — это явные признаки потомственной аристократки. Но внешность еще не все. Дворянское происхождение выдавала и манера речи, и черты характера, и даже имя. Как же можно было отличить аристократку от крестьянки?

Речь, талант, внешность

У Бернарда Шоу есть произведение «Пигмалион». В нем рассказывается о том, как пытались превратить простушку с улицы в благородную даму. Первое, над чем работали ее учителя, — это речь. Дворянка никогда не будет коверкать слова или выговаривать их неправильно. Если значения какого-то слова она не знает, то промолчит.

Второе, чем отличались аристократки, — это наличие таланта. Дворянских детей с раннего детства заставляли заниматься музыкой, рисованием, пением и т. д. Естественно у них была возможно раскрыть свой талант, у крестьянских детей, которые с раннего возраста работали на полях, попросту не было времени, чтобы развивать свои творческие способности.

Внешность аристократки отличается правильными чертами лица. Обычно у них высокий лоб, тонкий нос, губы и брови дугой. Волосы они укладывали в витиеватые прически, челки и короткие стрижки считались неприемлемыми. Ну и, конечно же, благородные дамы отличались тонким вкусом в подборе нарядов.

Что должна уметь дворянка?

В царской России девушек из знатных семей обучали различным наукам. Аристократки отличались хорошим образованием, имели много интересов и обязательно учились риторике. Не чужда им была философия, латынь и французский язык. Обязательно изучали поэзию (некоторые сами писали стихи), также девушек учили, как правильно вести себя с супругом. Из аристократок получались завидные жены, которые могли сделать счастливым любого мужчину.

Также дворянки обладали недюжинной силой воли. Девушкам было запрещено показывать, что они испытывают боль или дискомфорт. Поэтому, когда они находились в обществе, то всегда скрывали плохое самочувствие (если такое было). Показывать, что тебе плохо, считалось дурным тоном. Отсюда и пошла поговорка, что красота требует жертв.

Что отличает дворянку от крестьянки?

Существует несколько характеристик, которые отличают простолюдинку от дворянки. К примеру, если аристократку спросят, как у нее дела, она никогда не пожалуется, даже если действительно есть на что. В вопросах светского общения аристократки придерживались принципа: «Никогда не жалуйся, никогда не оправдывайся».

Истинная аристократка никогда не будет гоняться за модой и брендами. Она отдаст предпочтение качественной одежде, которая ей понравится. Их уверенность не зависит ни от бирок, ни от лейблов, ни от внешнего проявления богатства. Эту умеренность можно проследить и в использовании парфюма: пары капель духов на разные части тела будет вполне достаточно.

Также дворянки никогда не будут заставлять своих гостей попробовать то, чего те не хотят, и никогда раньше хозяев дома не возьмут в руки нож и вилку.

Они знают, что существует четыре запретные темы, которые не поднимают в приличном обществе: религия, политика, здоровье и деньги. Дворянки не станут начинать споры и провоцировать собеседника. Также они будут соблюдать личные границы окружающих. Объятия и поцелуи допустимы только с самыми близкими людьми.

Аристократки всегда будут одеты с иголочки, в одежду из натуральных тканей, и никогда не позволят себе кичиться тем, что у них есть что-то, чего нет у других.

Тайна имени

Также аристократок можно узнать по имени. Ранее называли ребенка именем, прописанным в святцах — церковном календаре. Вопреки мнению, выбор был большим. Кроме обилия святых, почитаемых церковью в этот день, можно было выбирать имена, которые приходились на день рождения, день крестин или 8-й день после рождения, что было самым верным.

Имена Мария, Анна, Анастасия, Екатерина, Александра — одинаково часто встречались в разных сословиях. Они были универсальными, и называли так как дворянок, так и крестьянок.

А вот имена Агафья, Евдокия, Марфа, Матрена или Дарья считались исключительно крестьянскими. Дворянок же чаще всего называли Елизаветами, Софиями и Варварами.

«Образ барышень XIX века в произведениях А.С.Пушкина»

Целью данного исследования является выявление и описание своеобразия жизни и традиций барышень 19 века через произведения Александра Сергеевича Пушкина и сравнение их с девушками нашего времени. Задачи: 1) — выявить и найти основные общие особенности характера и поведения девушек 19 века, изучив произведения Александра Сергеевича Пушкина. 2) — определить и изучить положение девушек в обществе 19 века, их поведение, традиции и нравы. 3) — определить степень интереса к жизни барышень 19 века и сравнить их с девушками нашего времени. Актуальность данной темы заключается в интересе современного общества к истории, культуре, жизни других веков, в особенности 19 века. Молодым читательницам также интересно знакомиться с романтическими образами героинь и сравнивать себя с ними, находя схожие и различные черты характера и поведения. Интересны современному читателю и произведения А.С. Пушкина.

Читайте также  Как установить на компьютер оперативную память

Скачать:

Вложение Размер
Исследовательская работа 30.5 КБ

Предварительный просмотр:

«Образ барышень XIX века в произведениях А.С.Пушкина»

«Образ барышень XIX века в произведениях А.С.Пушкина»

Муниципальное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №3 г.Тарко-Сале Пуровского района

Творчество А. С. Пушкина в литературоведении изучено всесторонне и многопланово, но все же не каждое новое исследование его наследия открывает что-то новое.

Нельзя назвать тему, проблему, жанр, которые бы были обойдены писателем, и в которых бы не творил великий Пушкин. В творчестве Пушкина заключена целая галерея замечательных художественных образов. Среди них ярко выделяются женские типы и характеры. Это особые, своеобразные образы, отличные от ряда женских образов допушкинской эпохи, т.к. Пушкин вывел на страницы своих произведений совершенно новых по типу и характеру героинь.

Нужно сказать, что отношение писателя к женщинам всегда было особым. Сейчас в литературоведении вопросу «женщины и Пушкин» уделяется большое внимание. За последнее десятилетие появилось, достаточно обширный ряд, исследований, в которых изучается этот вопрос, прослеживается какое место занимали женщины в жизни и творчестве Пушкина, какие взаимоотношения были у писателя с женой, как повлияли те или иные современницы писателя на его творчество.

Несомненно, что своеобразие отношения к женщинам, уважение к ним, поклонение им, а иногда и презрение к некоторым из них наложили свой отпечаток на образы героинь произведений Пушкина.

Отметим, что повышенный интерес к личным взаимоотношениям поэта с представительницами слабого пола не повысил внимания к женским образам, выведенным им. В литературоведении не существует работ, которые бы рассматривали только женские типы и характеры в творчестве Пушкина. Обычно характеристика той или иной героини дается непосредственно при анализе конкретного произведения. Такой подход не может дать полную картину того, каков тот новый женский образ, созданный писателем в процессе творчества и занимающий особое место в ряду женских образов допушкинской и пушкинской эпох, чем он отличен от них, в чем его своеобразие. Отметим и то, что писатель сумел вывести на страницы своих произведений даже не один, а два типа женских образов.

В связи со всем вышесказанным можно заключить, что тема данной исследовательской работы «Женские образы в произведениях А.С. Пушкина» является актуальной.

Целью данного исследования является выявление и описание своеобразия жизни и традиций барышень 19 века через произведения Александра Сергеевича Пушкина и сравнение их с девушками нашего времени.

  1. — выявить и найти основные общие особенности характера и поведения девушек 19 века, изучив произведения Александра Сергеевича Пушкина.
  2. — определить и изучить положение девушек в обществе 19 века, их поведение, традиции и нравы.
  3. — определить степень интереса к жизни барышень 19 века и сравнить их с девушками нашего времени.

Актуальность данной темы заключается в интересе современного общества к истории, культуре, жизни других веков, в особенности 19 века. Молодым читательницам также интересно знакомиться с романтическими образами героинь и сравнивать себя с ними, находя схожие и различные черты характера и поведения. Интересны современному читателю и произведения А.С. Пушкина.

Объектом данного исследования являются: произведения А.С.Пушкина, в которых имеется упоминание о барышнях 19 века. Это такие произведения как «Барышня-крестьянка», роман «Дубровский».

Общие особенности барышень 19 века.

  1. Все девушки, рассматривающиеся нами, были одного возраста – семнадцати лет. Все считались красавицами и примерно воспитанными, в действительности такими и были.
  2. безграничная романтичность, которую породила любовь к чтению, в особенности сентиментальных романов, весьма далеких от действительности.
  3. Загадочность образа, скрытность, мечтательность, несмелость и наивность
  4. Они все росли на глазах своих любящих родителей, поэтому в чем-то были даже избалованы.
  5. Жить для них- значит чувствовать, любить все прекрасное, таинственное и совершенное. Такие девушки, возможно, являлись идеалами нравственной чистоты и правильности

Формирование характера происходило на природе, без каких-либо чужих влияний. Мир для них ограничивался пределами поместий.

Общество, в котором они воспитывались, отталкивало от себя все низкое и несоответствующее их среде.

Представление о людях и о жизни они черпали из Франции, точнее, французских романов.

Разнообразие женских образов в произведениях А.С Пушкина.

А.С. Пушкин создал несколько женских типов, совершено новых, не имеющих аналогов в русской литературе до него. Все женские образы в литературе не имеют четкости, яркой индивидуальности, возникает впечатление некой стертости. Образы А.С. Пушкина – это запоминающиеся, яркие героини, обладающие индивидуальностью, каждая из них – личность, они равны мужским образам и даже превосходят их по силе своего художественного изображения и по силе своих ярких характерных черт.

Все женские образы А.С. Пушкина можно разделить на два типа – «барышни», сразу скажем, их большинство, и «светские дамы».

Описание барышень по произведениям А.С.Пушкина
Лиза(«Барышня-крестьянка»)

Лиза Муромская предстает перед читателем достаточно легкомысленной и авантюрной девушкой, хотя и способной на решительный шаг. Но, тем не менее, нельзя сказать, что она протестует против существующего закона общества, скорее всего, ее поступок – это дань себе, удовлетворение своего интереса, своей прихоти, который повлек за собой достаточно серьезные последствия, т.к. если бы все открылось, отец не был бы к ней столь лоялен и благосклонен. Лиза – это взбалмошная, избалованная «барышня», которая подвергает себя опасности порицания обществом только из любопытства, а не от избытка страсти и всепоглощающего огня любви. Все это и делает ее характером, личностью, т.к. настоящее чувство, пришедшее позже, меняет девушку, она становится более серьезна в поведении, в поступках.

Обратимся теперь к образу Марии Кирилловны, который типичен, но при этом является ярким характером. Перед нами цельная личность, живущая по своим законам, закону своего сердца. Яркой характерной чертой Марии является скрытность ее натуры, глубокая углубленность в себя: «она привыкла скрывать свои мысли и чувства», отсюда ее сдержанность, скромность поведения, ничем не выдающего ее страстную натуру.Мария Кирилловна наименее всех раскрывает истинность и искренность чувств. В произведении нет прямо выражаемой ею любви, но она угадывается по поступкам Маши по отношению к Дубровскому: она хранит вою тайну ото всех, она вникает в глубину его души, она сумела понять его и его поступки. Но при этом Маша подчинена законам общества, в большинстве случаев прослеживается, что она не в силах противопоставить себя поведенческим нормам общества. Единственный решительный шаг продиктован не любовью к Дубровскому, а неприязнью к Верейскому, которая столь сильна, что девушка решается на протест – письмо к Верейскому с просьбой отменить свадьбу. Этот поступок достаточно решителен, так как это не только протест против потенциального мужа, но и протест простив отцовской воли, против закона, позволяющего насильственным путем утраивать жизнь дочерей. Но отметим, что это единственный момент, когда девушка находит в себе силы протестовать. Слабость протеста, последующая бездейственность и подверженность законам обществ делают образ Маши слабым

Вывод: Эти девушки были воспитаны в примерно одинаковых условиях, но, как мы видим, каждая из них смело идет наперекор установленным обществом законам и порядкам, что показывает их как неординарных, сильных личностей, которые заслуживают внимания и уважения.

Девушки XXI века не представляют своей жизни без успеха, карьеры и активного образа жизни. Они амбициозны и целеустремленны в работе, креативны в творчестве. Они в курсе всех книжных, музыкальных и кинематографических новинок. Современные девушки всегда излучают успех. У них позитивный взгляд на жизнь и непреодолимое желание быть всегда и во всем первой. Безусловно, большое количество грандиозных планов требует от них грамотно рассчитывать свое время. Они все планируют заранее и тщательно обдумывают каждый свой шаг. В этом им помогают современные высокотехнологичные гаджеты, без которых они уже не представляют своей жизни. Это смартфоны и планшеты. Телефон уже служит не просто средством связи. Он позволяет отвечать на рабочие письма, в каком бы месте они ни находились, общаться с друзьями, а также быть в курсе всех мировых событий. Стиль жизни современной девушки — максимально комфортный. Он помогает ей идти в ногу со временем, развиваться, добиваться желаемого и с уверенностью смотреть в будущее.

Отличие благовоспитанных барышень от современных леди:

  1. Этикет 19 века гораздо строже, чем современный, предусматривает и захватывает больше аспектов жизни.
  2. Современный этикет девушек не сковывает их, предоставляет свободу фантазии в одежде (ограничивает только в стилистике туалета в определенное время суток или на определенном событии)
  3. В 21 веке этикет не носит буржуазный характер.
  4. Сейчас несоблюдение этикетных норм не карается так строго, как каралось раньше. В 19 веке жизнь без этикета казалась невозможной, поэтому барышни в каком-то смысле дети правил. В этом основное отличие барышень 19 века от современных девушек.

Мы изучили поведения и традиции барышень 19 века и пришли к определенным выводам:

  1. Барышни 19 века были зависимы от правил и общественных норм.
  2. Их воспитание в основном было направлено на единственную цель: выйти замуж.
  3. Главное отличие барышень от современных девушек заключается в том, что девушки 19 века не имели права на индивидуальность, а сейчас каждая девушка обладает своим характером, пристрастиями, вкусами.

Мода девятнадцатого века: особенности женских нарядов

Просматривая фильмы о судьбах людей эпохи классицизма 18-19 века, меня всегда удивляли и восхищали красивые платья, а именно, многообразие и фактура декора. Декора платьев и одежды было много, но он был разнаобразный: складки, кружева, перья, бусины, камни. Все это многообразие только подчеркивало изящество, грациозность и красоту женщин. В таких платьях каждая женщина чувствовала себя дамой высшего общества. Изучив костюмы 19 века, я решила поделится с вами небольшим кусочком истории костюма 19 века.

В 1805−1810 годах женская мода не отличается сложностью форм. В это время царит стиль ампир. Дамы носят платья с завышенной талией. Муслин, креп, кружево — самые популярные материалы.

Российские модницы не подражают слепо французскому стилю, их наряды скромнее, изысканнее. Самые смелые модники и модницы включают в свои одеяния элементы народного костюма. Русский стиль постепенно вытесняет с просторов России французскую моду.

В середине 19 века на смену простоте приходят драпировки из тяжелых тканей. В моду вернулся корсет, поднимающий грудь и перетягивающий талию.

В течение XIX века женская одежда медленно менялась в сторону реальных очертаний тела. В двадцатые и тридцатые годы талия вернулась на свое естественно место. Лифы платье стали уже, а юбки, по контрасту, шире. Рукава платьев были самыми разными, но обычно платья с длинными рукавами носили днем, а у вечерних платьев были короткие пышные рукава. Женщины продолжали носить корсеты. Под платьем носили несколько нижних юбок, иногда из конского волоса, чтобы поддерживать пышные верхние юбки. В 1850-60-х стали носить кринолины из стальных обручей.

На улице женщины носили шляпки или капоры, а дома — льняные чепцы. В 1820-х годах прически стали весьма сложными и высокими, шляпки создавались с учетом этого. К середине века прически стали гладкими, с прямым проборам, несколькими завитками волос и узлом сзади. Или все волосы просто зачесывали и убирали в шиньон. Шляпы и капоры носили до 1860-х, когда в моду вошли маленькие шляпки.

Образ светской дамы «пушкинской поры» — открытые плечи и юбка-колокол. Буфы, рюши, бейки, банты — вот отличительные элементы нарядов 1840−1850 годов. Популярны в ту пору были кружевные накидки, заимствованные россиянками у Испании. В холодное время года носили стеганные на вате или меховые манто.

Мода менялась стремительно и к 1870−1890 годам появились новые модели, плотно облегающие бедра. Кринолины сменяют подушки-турнюры. В моду входят костюмы с юбками, мягко облегающими стан и расклешенные к низу. Прослеживается тенденция к упрощению костюма.

Моду первой половины XIX века в стилевом восприятии можно классифицировать следующим образом:
— до 1815 г (Период Ампир);
— 1815-1825 гг (Период Реставрации);
— 1825-30-е гг (Бидермейер);
— 1840-60-е гг (Второе рококо);
— 1840-50-е гг (Период малого кринолина);
— 1850-60-е гг (Расцвет второго рококо);
— 1870-80-е гг (Турнюр);
— 1890-е гг (начало эпохи модерн).

Примечательно, что в столь небольшие временные отрезки внешний облик модников радикально менялся, можно сказать, что подобная смена стилей равнозначна революции.

Вряд ли одежда 19 века могла заслужить эпитет «удобная», особенно если речь идет о женских нарядах. Ведь в эти времена представительницам прекрасного пола приходилось постоянно носить платья с длинными подолами, которые буквально волочились по земле. Кроме того, наряды украшали многочисленными лентами, оборками и бусами. Среди американских женщин модными были кринолины, они также носили несколько нижних юбок. Таким образом, некоторые наряды могли весить более пятнадцати килограммов.

Крестьянская «гульба» и любовные нравы второй половины XIX века

Миф о целомудрии и нравственности старины – один из самых живучих и самых ошибочных. Пожалуй, в распутстве предки нас даже превосходили.

«Сексуальная революция» второй половины ХХ века — довольно условное явление. В значительной степени она лишь легитимировала некоторые стороны сексуального поведения, которые прежде хотя и считались предосудительными, но были широко распространёнными и почти не скрывались; те же добрачные связи, к примеру. Достаточно заглянуть в записки этнографов XIX века (да и других современников) чтобы увидеть — уже тогда романтические отношения стремительно раскрепощались. Ослабление церковного влияния, усиление связи с городом и мобильности населения делали своё дело.

Один из интереснейших трудов о крестьянской повседневности («Жизнь Ивана») написала Ольга Семёнова-Тян-Шанская (1863 — 1906), дочь известного географа. Она росла и жила в Рязанской губернии, где наблюдала и записывала обычаи простого народа. Многие нравы того времени нам теперь покажутся неправильными: например, беременным женщинам не делали поблажек, потому даже и рожали часто прямо в поле или в телеге на пути домой с полевых работ. Домашнее насилие (как и насилие вообще) считалось нормой и среди женщин, и среди мужчин. Удивляет и отношение крестьян к воспитанию детей и детской грубости: мальчики и девочки ругались напропалую («кобель», «сволочь», «с…а», слово на букву «б» — все ругательства знали уже пятилетние) и даже бранили матерей, а у взрослых принято было над этим смеяться и даже поощрять («Продувной-то какой, ишь шельма»). Не наказывали детей и за драки. Сильно отличается от современной и трудовая этика крестьян того времени. Считалось, что «копить — грех», как и иметь сверх необходимого и трудиться не покладая рук. Над редкими трудоголиками посмеивались, а в основном мужики, когда были сыты и в тепле, ни за какие деньги работать у кого-то не желали («хоть день, да мой» — так говорили; судя по всему, эта черта — результат вековой ненависти к барщине).

Иные же повадки понять очень легко. Вот пример из очерков Семёновой-Тян-Шанской: «Во время пахоты крестьяне ужасно любят ругать свою лошадь. Для лошади это, конечно, безвредно, и потому ужасно комично слышать со стороны град скверных слов, сыплющихся на какого-нибудь меренка или кобыленку! «Но, но, гн… а!», «Пошевеливайся, идол!», «У-у ты, диавол, гнилой, дерьмо с… е» Ругаются в таких случаях со смаком, с захлёбыванием, с наслаждением и, вероятно, иногда с самозаслушиванием. Ругать животное, конечно, не грех или почти не грех». Эту сцену очень просто представить, так как нечто подобное имеет место в современной повседневности — так же, со смаком, ругается каждый второй водитель, разгневанный поведением других автомобилистов на дороге.

С любовными отношениями всё так же — часть нравов и обычаев понятна человеку XXI века без объяснений, другая вызывает недоумение и даже возмущение. Во-первых, всё портил тот факт, что принято было для брака получить родительское одобрение — а родителей чаще всего заботила вовсе не любовь молодых, а три вещи: приданое невесты (или «поклажа» жениха — его дары), здоровье и работоспособность будущего нового родственника. А косой ли парень или девка, красивая ли — это уж как повезёт. Чтобы расстроить договорённости родителей, молодые парни и девушки, которые полюбили друг друга, но которых сосватали другим, нередко вступали в добрачную связь, о которой затем и заявляли публично — мол, совершили грех, деваться некуда, теперь только жениться, невзирая на какие-то там прежние договоры.

Знакомились обычно во время «гульбы». Её ещё называли «улицей»: девки и парни выходили вечерами на улицу поближе к окраине, пели и плясали до глубокой ночи, играли и знакомились. После танцев пары уединялись в сараях, ригах или даже кустах, на что в конце XIX века смотрели уже снисходительно. Исключение — некоторые южно-русские губернии, где потеря девичьей девственности до брака осуждалась более жёстко, если об этом узнавало общество. Житель Тамбовской губернии П. Каверин говорил о нравах молодёжи: «Открытые связи считаются большим позором»; однако лишь открытые — «девичья честь ставится невысоко, потерявшая её почти ничего не теряет при выходе замуж». Этнограф Л. Весин в то же время писал: «В Вятской, Вологодской губерниях по окончанию хороводов молодёжь расходится попарно и целомудрию здесь не придаётся особого значения». Нередко такие пары затем сочетались законным браком, а парни так и уговаривали юных дев — обещанием свадьбы («Да какой же грех, коли мы венцом прикроем?»). Отдаться наречённому зазорными не считалось. Да и добрачные связи девушек с другими парнями обычно прощались довольно легко, даже если после брака оказывалось, что девка «нечестная», «с прошлым». Женихи зачастую сами скрывали бесчестье своих невест. Целомудрие же парней общественное мнение и вовсе не охраняло. По наблюдению этнографа В. П. Тихонова, в Вятской губернии нередко уже и в 14−15 лет случалось «нравственное падение».

Деревенские пляски. Источник: culture.ru

Интересно, что после «улицы» провожали обычно не парни девушек, а наоборот — по статусу мужчины выше, считалось, что за завидными женихами полагается ходить. Зато если уж парень предлагал девушке жениться, то тут она отыгрывалась. Семёнова-Тян-Шанская так описывает типичную манеру делать предложение: «После нескольких встреч во время хороводов, вечеринок, игр, оставшись наедине с нравящейся ему девушкой, парень спрашивает: «Пойдёшь за меня замуж?» Редкая девушка на это не ответит сначала: «Вот ещё что вздумал!» Причём ещё и смеяться начнёт, закрываясь платочком или отворачиваясь от парня. Иная похвастает, что её туда-то сватают » Молодой вынужден настаивать — мол, говори прямо, если да, то я сватов пришлю, а если нет — то нет. Тогда только девушка, если парень ей приглянулся, тихонько скажет: «Иду». И договариваются, когда жених пришлёт сватов (обычно это мать и бабка).

Нравственность в браке среди крестьян пореформенной России тоже едва ли нуждалась в «сексуальной революции». Внебрачные связи сплошь и рядом заводили, во-первых, «солдатки» — жёны солдат, что несли службу вдали от дома; а во-вторых, крестьяне, жившие вблизи больших городов или промышленных предприятий (по свидетельствам многих современников, «отходничество» вообще сильно развратило деревню). Уедет муж на заработки, и, по выражению Семёновой-Тян-Шанской, «себе там заводит «мамзелей», а жена может завести любовника и дома». В отсутствие мужей женщины гораздо чаще шли на новые знакомства. «Очень легко, — продолжает этнограф, — купить всякую бабу деньгами и подарком. Одна баба очень наивно признавалась: «Прижила себе на горе сына и всего-то за пустяк, за десяток яблок»». То же сообщал писатель А. Н. Энгельгардт: «Нравы деревенских баб и девок до невероятности просты: деньги, какой-нибудь платок, при известных обстоятельствах, лишь бы никто не знал, лишь бы всё было шито-крыто, так делают все». Интересно, что ни современники, ни исследователи не трактовали это доступное поведение как проституцию, лишь подчёркивали лёгкость нравов.

Русская красавица. Худ. К. Маковский, не ранее 1900 г. Источник: pinterest.com

Один любовник по тем временам уже не считался распутством, а вот за нескольких часто наказывали. Проучивали таких женщин обычно сами ухажёры, когда каждый понимал — он, оказывается, не единственный: «Побьют её, затем подымут ей рубашку на голову, свяжут её (так, что голова женщины находится как бы в мешке, а до пояса она голая) и пустят так по деревне». Доставалось, бывало, и любвеобильным девкам с несколькими парнями — те мазали им ворота дёгтем, позор на всю деревню.

Что ещё трудно себе представить сегодня — нередко любовниками молодых жён, мужья которых уезжали в поместья или город работать, становились его родственники, братья или (ещё чаще) отцы, властные главы семей. Это явление, довольно распространённое в русских губерниях, даже получило специальное название — «снохачество». Юрист и отец известного писателя В. Д. Набоков писал об этом как о явлении «почти нормальном» в деревне; хотя, разумеется, снохачи обычно всё скрывали — дело это позорное и грешное. Благоприятствовали снохачеству не только длительные отхожие промыслы, но и ранние браки: беззащитные юные невестки ещё не знали, как дать отпор.

Крестьяснкий обед в поле. Источник: russianpaintings. net Распространению супружеской неверности способствовали и внутрисемейные нравы, отсутствие любви в семье (ещё одно следствие браков по родительскому расчёту) и привычки проявлять любовь, когда она всё-таки была. Тяжкий труд и общая суровость нравов не располагали к нежным чувствам. Гораздо чаще супруги могли поколотить друг друга, чем поцеловать. Мужья били жён за непослушание, часто в нетрезвом виде за грубые обвинения в пьянстве или «за гульбу» (то есть на почве ревности). Называлось это «мудровать над женой» или «измываться» и считалось обыденным явлением. Если муж послабее жены, то и жена могла его побить, за то, к примеру, что ей за него приходится в поле «ворочать». В сексуальных отношениях — тоже никакой романтики. Семёнова-Тян-Шанская пишет: «Жену, конечно, не спрашивают о её желаниях: «Аксинья, иди-ка сюда» — и всё тут. А жена уж по интонации знает, «чего нужно» мужу». В тесных избах с кучей домочадцев уединиться тоже не получалось — какая уж тут «любовь»…

Историк В. Б. Безгин, исследователь крестьянской повседневности конца XIX — начала XX вв., делает вывод: «Процесс модернизации сопровождался разрушением традиционных устоев патриархальной семьи». Одним из следствий этого стало распространение добрачных и внебрачных связей. В этом отношении деревенская жизнь начинала походить на городскую.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: