Как и почему был свергнут Лжедмитрий I

Крах «царя Дмитрия». История гибели самого удачливого русского авантюриста

27 мая (по новому стилю) 1606 года в Москве был убит Лжедмитрий I.

Шапка Мономаха, выигранная в лотерею

11 июня 1605 года в истории России случилось невероятное событие — на престол взошёл самозванец, ловкий авантюрист, выдававший себя за чудесно спасшегося младшего сына Ивана Грозного.

В русской истории было много самозванцев, но ни одному из них не удалось преуспеть так, как тому, что известен под именем Лжедмитрия I.

Был ли этот человеком монахом-расстригой Григорием Отрепьевым либо кем-то другим, но ему удалось стать полноправным владыкой России. 30 июля 1605 года новоназначенный патриарх Игнатий венчал «царевича Дмитрия» на царство.

Разумеется, Лжедмитрию I сопутствовала удача. Он много раз был близок к краху, но обстоятельства в итоге складывались в его пользу. Вербуя союзников, он не скупился на обещания, рассчитывал, что выполнять большинство из них не придётся никогда.

18 мая 1606 года Лжедмитрий I женился на полячке Марине Мнишек, которая была коронована как русская царица.

Свадьба эта стала для самозванца началом конца. Глухое роптание народа, недовольного обилием иностранцев в окружении нового царя, решили использовать его политические противники. Зная о самозванчестве «царевича», русские бояре рассчитывали, что Лжедмитрий I поможет им в свержении Бориса Годунова, после чего можно будет избавиться и от него самого.

За несколько месяцев пребывания Лжедмитрия I у власти на него было подготовлено несколько покушений, которые закончились неудачей. Среди тех, кто особо активно старался покончить с царём, был Василий Шуйский, сам мечтавший взойти на престол. Заговор Шуйского был раскрыт, и он приговорён к смерти, но затем помилован.

Новый заговор Василия Шуйского

Многодневные торжества в связи со свадьбой с Мариной Мнишек заставили Лжедмитрия потерять бдительность.

Присутствие большого количества иностранцев на торжествах беспокоило москвичей. Пьяные поляки врывались в московские дома, бросались на женщин, грабили прохожих, особенно отличались панские гайдуки, в пьяном угаре стрелявшие в воздух и вопившие, что царь им не указка, так как они сами посадили его на престол.

Ситуация стала взрывоопасной. Оппоненты Лжедмитрия решили, что пришло время для решительных действий.

24 мая 1606 года Василий Шуйский собрал верных ему купцов и служилых людей, вместе с которыми составил план действий — отметили дома, в которых живут поляки, и решили в субботу ударить в набат, призвав народ к бунту под предлогом «защиты царя».

25 мая об этом донесли Дмитрию, но тот легкомысленно отмахнулся от предостережения, пригрозив наказать самих доносчиков. Свадебные торжества решено было продолжать, несмотря на то, что со всех сторон поступали тревожные слухи о начавшихся глухих волнениях. Дмитрию была подана жалоба на одного из поляков, якобы изнасиловавшего боярскую дочь. Начатое было расследование ничем не закончилось.

На следующий день был дан бал в новом царском дворце, во время которого играл оркестр из сорока музыкантов, а царь вместе с придворными танцевал и веселился. После окончания праздника Дмитрий ушёл к жене в её недостроенный ещё дворец, причём в сенях расположились челядь и музыканты. Немцы вновь попытались предупредить царя о готовящемся заговоре, но тот снова отмахнулся со словами: «Это вздор, я этого слышать не хочу».

«Отдай нам твоего вора»

В ночь на 27 мая Шуйский именем царя сократил иностранную стражу во дворце со 100 до 30 человек.

На рассвете 27 мая по приказу Шуйского ударили в набат на Ильинке, другие пономари также принялись звонить, ещё не зная, в чём дело. Шуйские, Голицын, Татищев въехали на Красную площадь в сопровождении примерно двух сотен человек, вооружённых саблями, бердышами и рогатинами. Шуйский кричал, что «литва» (так часто называли жителей объединённого государства Польши и Литвы) пытается убить царя, и требовал, чтобы горожане поднялись в его защиту.

Москвичам же к тому моменту был нужен лишь повод, чтобы выплеснуть накопившиеся обиды на поляков. В городе начался бунт, направленный против иноземцев и прежде всего «литвы». В результате нападений на улицах и в домах были убиты около 520 поляков.

Василий Шуйский въехал в Кремль через Спасские ворота — в одной руке он держал меч, в другой — крест. Спешившись возле Успенского собора, он приложился к образу Владимирской Божьей Матери и далее приказал толпе «идти на злого еретика».

Тем временем Лжедмитрий, проснувшийся от шума и набата, послал выяснить, что происходит, полагая, что в городе начался пожар.

Но дворец стремительно наполнялся вооружёнными людьми. Приближённый Лжедмитрия воевода Пётр Басманов спросил, кто они такие и зачем явились во дворец.

«Отдай нам твоего вора, тогда поговоришь с нами», — ответили ему.

Басманов вернулся к царю, сообщив ему о мятеже. Рядом с Лжедмитрием, помимо Басманова, оставалось всего несколько верных человек из немецкой стражи.

«Благословение» Григория Валуева

Лжедмитрий вырвал алебарду у одного из стражников и подступил к дверям с криком: «Прочь! Я вам не Борис!». Он имел в виду Бориса Годунова — царя, который последний отрезок жизни прожил в страхе перед бунтовщиками и в первую очередь перед ним, самозванцем. На защиту Лжедмитрия выступил Басманов, но в схватке с заговорщиками был убит ударом ножа в сердце.

Лжедмитрий попытался спастись, спустившись из окна дворца по стропилам, но сорвался и упал с большой высоты. Он повредил ногу и получил сильный ушиб груди.

Во дворе дежурил караул стрельцов, не принимавший участия в бунте. Лжедмитрий умолял стрельцов помочь, вывести его на Красную площадь к народу. Авантюрист справедливо считал, что при его появлении большая часть народа скорее примет его сторону, нежели опостылевших всем бояр.

Стрельцы сперва согласились и даже открыли огонь по мятежникам. В это время среди бунтовщиков раздались крики: «Давайте пойдём в Стрелецкую слободу и убьём их женщин и детей!». Стрельцам кричали, что они защищают не царя, а самозванца.

Последние защитники Лжедмитрия, опасаясь за судьбу родных, готовы были отступиться от него, но всё-таки потребовали, чтобы мать настоящего царевича Дмитрия Марфа Нагая подтвердила, что Дмитрий — её сын, в противном случае — «Бог в нём волен».

Отправили гонца к Марфе Нагой. Толпа, однако, не хотела ждать. Над Лжедмитрием принялись издеваться, его избили, сняли царский кафтан и обрядили в лохмотья. Требовали, чтобы он назвал своё настоящее имя. «Я Дмитрий, сын Иоанна Грозного», — продолжал повторять Лжедмитрий.

Князь Иван Васильевич Голицын, выступавший в роли гонца, вернувшись, крикнул, что Марфа Нагая сказала: её настоящий сын убит в Угличе.

Толпа взревела от ярости. Боярский сын Григорий Валуев, выступив вперёд, крикнул: «Что толковать с еретиком: вот я благословляю польского свистуна!». После этого Валуев выстрелил в Лжедмитрия в упор. Сразу за этим на то ли уже мёртвого, то ли ещё живого самозванца набросились с мечами и алебардами. Труп страшно изуродовали.

Прахом самозванца выстрелили в сторону Польши

Тела убитого Лжедмитрия и его приближённого Басманова проволокли через Спасские ворота на Красную площадь и сняли с них одежду. Поравнявшись с Вознесенским монастырём, толпа вновь требовала от инокини Марфы ответа — её ли это сын. По свидетельству современников, та дала витиеватый ответ: «Было бы меня спрашивать, когда он был жив, а теперь, когда вы его убили, он уже не мой».

Ответ Марфы в данном случае был важен для её собственной безопасности — самозванцу было уже всё равно.

Убитых подвергли так называемой «торговой казни». В течение первого дня они лежали в грязи посреди рынка. На второй день тело Дмитрия положили на один из прилавков. На грудь ему бросили карнавальную маску, в рот воткнули дудку; под прилавок бросили труп Басманова.

После трёх дней надругательств тела убитых похоронили: Басманова на кладбище у церкви Николы Мокрого, Дмитрия — на погосте для до смерти упившихся или замёрзших за Серпуховскими воротами. Все эти дни по указанию заговорщиков на московских площадях зачитывали «грамоту» о жизни самозванца Григория Отрепьева, выдававшего себя за царя.

Вокруг погибшего Лжедмитрия продолжали роиться слухи. Его «чарам» приписывали наступившее похолодание, уничтожившее посевы на полях. Говорили, что по ночам он выходит из могилы и бродит по окрестностям.

Тогда вопрос решили радикально — труп откопали, сожгли, пепел смешали с порохом, зарядили в пушку и выстрелили в сторону польской границы, откуда Лжедмитрий прибыл в Россию.

Жену самозванца Марину Мнишек от гибели 27 мая спасли бояре, участвовавшие в заговоре. Они посчитали, что полячка в этой безжалостной драке за власть — человек случайный, и отправили её к отцу. Её собственная трагедия была ещё впереди. Смутное время в России было далеко от завершения.

uCrazy.ru

  • Войти через Соц.сети
  • Регистрация
  • Забыли пароль?

Навигация

  • 3D игры
  • Фотоприколы
  • Фотоподборки
  • Гифки
  • Демотиваторы
  • Видео
  • Знаменитости
  • Интересное
  • Фильмы и трейлеры
  • Анекдоты и истории
  • Хайтек
  • Авто / Мото
  • Спорт
  • Музыка
  • Флеш игры и ролики
  • Всячина
  • Животные
  • В хорошие руки
  • Жесть
  • Девушки
  • Конкурс
  • Новости сайта
  • On-Line Игры
  • Реклама на сайте

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

  • Онлайн казино Пин Ап (Pin .
  • Гифки
  • Прикольные и просто красив.
  • Просто гифки
  • Так себе картинки
  • Так себе картинки
  • Картинки
  • Гифки
  • Весёлые
  • Всякое
  • Картинки и мемы
  • Юмор и прикольные картинки
  • Весёлые
  • Картинки и мемы для настро.
  • Картинки-не картинки
  • Гифки
  • Так себе картинки
  • Злоба дня: выборы завершил.
  • Картинки и мемы для настро.
  • Юмор и прикольные картинки
  • Есть еще лучше!

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Рекомендуем

Лжедмитрий: как стать царем, обманув всю страну

Лжедмитрий I – авантюрист, который выдал себя за выжившего сына Ивана Грозного и, таким образом, занял царский престол. Как самозванцу удалось обмануть всю страну?

Угличское дело

Царевич Дмитрий был самым младшим сыном Ивана IV, родившимся от его шестой жены Марии Нагой. Согласно Каноническому праву, законными признавались только 3 брака, поэтому малолетнего царевича уже тогда считали наследником не легитимным.

Тем не менее, на престол он претендовал и обещал быть таким же грозным и властным, как его отец. В 1591 году в 8-летнем возрасте мальчика нашли с перерезанным горлом во дворе Угличского кремля, куда он переехал вместе с матерью после смерти отца.

По одной из версий, виновниками стали наемные убийцы подосланные Борисом Годуновым, узурпировавшим власть. По другой версии, Дмитрий сам вонзил себе нож в горло в приступе эпилепсии. Однако существует еще одна версия, согласно которой некий иностранный слуга, приближенный Марии Нагой, подменил мальчика, а заговорщики убили другого ребенка. Сам Дмитрий был тайно увезен за границу и до совершеннолетия жил в монастыре.

За эту версию и зацепился Лжедмитрий. Почему современники не заметили обмана?

Тяжелое время

По мнению специалистов, успеху любого авантюриста, претендующего на власть, должны сопутствовать три основных фактора: борьба за власть среди знати, готовых признать царем любого, если он поделится с ними частью привилегий; тяжелое положение простого народа, желавших перемен и веривших в чудо; а также иностранная помощь, которая позволит на первом этапе обзавестись армией и различной поддержкой.

У Лжедмитрия присутствовали все три фактора.

Борис Годунов не был Рюриковичем и занимал трон не по «воле божьей». Другие бояре ненавидели его и завидовали, уйдя в глухую оппозицию.

С 1601 по 1603 года Русь поразил страшный голод вызванный неурожаем, продолжавшимся почти три года подряд. Цены на зерно подскочили в 10 раз, от голода погибли сотни тысяч людей. При этом уменьшить налоги власть не могла и распределила тягло на выживших людей.

Таким образом, период ознаменовался более суровой эксплуатацией крепостных крестьян, произволом помещиков в селе и чиновников в городе. Крестьяне и холопы массово бежали от своих хозяев, пополняя ряды казачества и разбойников.

В последние годы царь не выходил из дворца и не принимал челобитных, по словам современников ведя себя словно вор, боящийся быть пойманным.

Сумел Лжедмитрий добиться поддержки Речи Посполитой и Папы Римского, пообещав королю Сигизмунду русские земли, а католикам – приобщение Руси к латинской религии.

Приход к власти

Большинство историков склоны считать, что за личностью Лжедмитрия скрывался беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Он был потомком обедневшей боярской фамилии Нелидовых и служил придворным семьи Романовых – будущих царей.

Когда семья Годуновых начала гонения на Романовых, Григорий бежал в монастырь. Там новоиспеченный монах весьма неосторожно высказался о Борисе Годунове и был вынужден снова бежать. В 1603 году он нанялся слугой на службу литовскому князю Адаму Вишневецкому.

В один из дней он удивил князя шокирующим признанием о своем царском происхождении, показал в доказательство золотой нательный крест с дорогим камнем и сочинил складную историю.

Не поверить ему было невозможно, ведь он пообещал польскому королю половину Смоленской земли, помощь в борьбе со шведами и будущее присоединение России к Польше. Князьям Вишневскому и Юрию Мнишек (отец невесты самозванца) – 1 млн. злотых и русские города на кормление. Иезуитскому ордену – обращение страны в католичество. Все вместе они обеспечили его армией.

Война за престол в России шла с переменным успехом. 21 января 1605 года польская армия потерпела сокрушительное поражение от русского войска. Однако после победы правительственные войска предприняли террор против мирного населения. Это событие стало определяющим фактором перехода народа на сторону самозванца.

Читайте также  Как выглядел дворец фараона

После смерти Годунова в апреле 1605 года на его сторону перешли многие бояре. Последние сомнения в личности Лжедмитрия развенчала Мария Нагая, обняв и признав в мужчине сына. 30 июля 1605 года Лжедмитрий венчался на царство.

Почему Лжедмитрия свергли?

В мае 1606 года, спустя 10 месяцев после коронации, бояре подняли бунт и убили Лжедмитрия. К власти пришел боярин Василий Шуйский.

Причинами стали неисполнение «предвыборных обещаний». Вопреки желаниям бояр, самозванец принялся проводить собственную политику. Налоговый гнет и крепостничество также остались неизменными. В довершение царевич не стал выполнять обещания данные польскому королю и иезуитам.

410 лет назад москвичи расправились со Лжедмитрием I

Эрнст Лисснер. Изгнание польских интервентов из Московского Кремля в 1612 году

Детали событий Смутного времени до сих пор вызывают множество споров у историков. Этот период с его битвами за престол, стихийными бедствиями, неурожаями, голодом, восстаниями ознаменован еще одним громким событием — прервалась династия великих Рюриковичей. Федор Иоаннович, царь всея Руси и Великий князь московский, третий сын Ивана Грозного и царицы Анастасии Романовны, был последним из династии Рюриковичей. Еще при жизни, по утверждениям историков, он был слаб здоровьем, и в управлении государством ему оказывали помощь приближенные, среди которых был и его шурин, Борис Федорович Годунов. «Федор царствовал, Борис управлял» — так говорили и на Руси, и за границей, настолько была известна значимость его шурина, именно с ним требовали аудиенции заграничные дипломаты.

И оттого не так удивительно, почему, за неимением должного наследника, именно Бориса Годунова по решению Земского собора 1 сентября 1598 года венчали на царство. Дальнейшее правление царя ознаменовано успешным началом, но тем не менее пришлось на тяжелое время.

Восстанавливались связи с Европой (приезжали даже иностранные купцы, врачи, промышленники), планировалось строительство школ, а для борьбы с неурожаями и голодом проводились крестьянские реформы.

Первый царь не из Рюриковичей сознавал неустойчивость своего положения и старался держать бояр в узде, особенно таких видных, как князь Василий Шуйский и князь Мстиславский, которым он даже запретил жениться, опасаясь их вероятного восхождения на престол. Писатель и историк Николай Карамзин утверждал, что «Годунов мог бы заслужить славу одного из лучших правителей мира, если бы он родился на троне, так как лишь законные самодержцы были носителями государственного порядка».

Тем не менее смерть при загадочных обстоятельствах царевича Дмитрия Ивановича, младшего сына Ивана Грозного от его незаконной жены Марии Федоровны Нагой, последнего отпрыска 300-летней династии Ивана Калиты, которая произошла 15 мая 1591 года в Угличе, и массовый голод 1601–1603 годов, а вместе с ним многочисленные разбои и борьба с восстаниями только усугубили положение Бориса Годунова, тем самым побудив его возложить ответственность на Боярскую думу: боярам был дан наказ принять любые военные и полицейские меры по борьбе с бесчинством, воровством, грабежами. Во избежание повстанческих движений пришлось пойти на уступки холопам в ущерб интересам дворян. Таким образом, неприязнь к царю среди многочисленных знатных семей только возрастала, появились разговоры о том, что царевич Дмитрий жив. Эти слухи поутихли на некоторое время правления царя, однако вскоре после его болезни вновь пошла молва о том, что царевич жив. Появление таинственного самозванца только ухудшило положение государя.

Кто скрывался под личиной Лжедмитрия, до сих пор доподлинно неизвестно. Из боярских кругов Борису Годунову объявили, что самозванец не кто иной, как Григорий Отрепьев, беглый чернец Чудова монастыря. Приближенный князь Василий Шуйский, а также остальная боярская знать провели собственное расследование, пытаясь найти сходство самозванца с мелким галицким дворянином, опросив его семью и разных свидетелей. Постригшись в монахи, молодой Григорий Отрепьев благодаря своей грамотности и учтивости снискал расположение у патриарха Иова и стал говорить о том, что скоро станет царем и завоюет Москву.

Когда весть дошла до Бориса Годунова, царь велел сослать Гришку Отрепьева, но тот успел бежать за границу, самовольно расстригшись, и в 1603 году оказался на службе в поместье в Брагине у представителей литовско-русской знати Константина и его брата Адама Вишневецких.

Именно там Григорий Отрепьев впервые, по словам историков, объявил о себе как о чудом спасшемся царевиче Дмитрии. Адам был готов поверить в эту версию, также дошедшую весть об этом приняли и московские бояре. Необходимо отметить, что желание московских бояр и остальной знати принять Лжедмитрия обусловлено не только тяжелой ситуацией в государстве, но и нежеланием принимать Бориса Годунова как царя, что послужило причиной роста боярских интриг, благоприятствующих принятию Лжедмитрия как будущего царя Руси.

Так, Вишневецкие представили Григория Отрепьева сначала семье Мнишек, а те в свою очередь представили его двору польского и — с 1592 года — шведского короля и великого князя литовского Сигизмунда III. Это явилось причиной того, что преследующая свои интересы польская знать стала еще активнее поддерживать принявшего в Кракове католичество Лжедмитрия. Как утверждал историк Василий Ключевский, повествуя о тех событиях, Лжедмитрий «был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве». Влюбившись в дочь Юрия Мнишека Марину и заручившись поддержкой польской и украинской аристократии, Лжедмитрий обещает Сигизмунду и иезуитскому духовенству обратить Русь в католичество, полякам отдать Смоленск и Северскую землю, а Марине Мнишек, как жене будущего царя, — Псков и Новгород.

Осенью 1604 года армия примерно из 4 тыс. человек, состоящая из солдат, предоставленных Юрием Мнишеком, украинских казаков и небольшого отряда донских казаков, переходит русскую границу с целью отбить земли у незаконного царя, «узурпатора» Годунова. Следует отметить, что к тому времени смута, недовольство политикой правящего царя и вера в чудесное возвращение царевича Дмитрия и его возврат страны к благополучию во многом помогли Лжедмитрию: многие города добровольно сдавались подошедшему войску, а по мере успехов Лжедмитрия московское боярство все больше ожидало успешной смены правителя. Так, бояре внушили москвичам, что новый претендент и есть истинный сын Ивана IV Грозного, многие верили, что он улучшит положение народа в стране. К концу завоевательной экспедиции Лжедмитрий, скрывая от всех свою истинную веру и намерения, обещал народу вернуть благополучие и 20 июня 1605 года торжественно въехал в Москву. К этому времени надежды бояр использовать царя как собственный инструмент в управлении властью постепенно исчезали, и князь Василий Шуйский, еще недавно способствующий росту популярности Лжедмитрия в государстве, начал утверждать, что Лжедмитрий вовсе не сын Ивана Грозного, но ему уже никто не верил, а Лжедмитрий, венчавшийся на царство 30 июля 1605 года новоназначенным патриархом Игнатием, велел за клевету выслать князя из столицы.

Новый царь вернул из ссылки настоящую мать Дмитрия, инокиню Марфу, которая публично признала царя сыном, членов боярских семей, некогда гонимых Борисом Годуновым, а в их числе вернулся и получил сан митрополита Ростовского Федор Никитич (Филарет) Романов, отец первого царя династии Романовых, Михаила Федоровича.

Во время своего правления Лжедмитрий I не торопился исполнять обещания, данные польскому правительству, — вероятно оттого, что во время завоевания более значительная помощь поступала со стороны русского народа и московских бояр, а не поляков, бросивших его во время взятия Новгород-Северского. Тем не менее окружение нового русского царя пополнялось поляками, немцами, приезжали послы, воеводы, представители различных других иностранных знатных вельмож. Но Лжедмитрий и не отказывался от обещаний Сигизмунду: так, разоряя казну ради армии с целью подготовить союз с Польшей против турок и Крыма, он планировал нанести удар по Азову. Лжедмитрий понимал всю необходимость в сохранении дружественных отношений и с представителями римской церкви, ведя переписку с папой Павлом V, так как те в свою очередь ожидали введения католичества в русскую землю, а потому свадьба с Мариной Мнишек расценивалась ими весьма положительно.

Тем временем внутри страны все возрастало недовольство как поведением царя, так и поведением его многочисленного окружения, сплошь состоявшего к тому времени из иностранцев. Современники и историки утверждают, что неуважение правителя к культуре и традициям народа породили множество слухов. Историк Николай Карамзин пишет: «Лжедмитрий действовал как и прежде: ветрено и безрассудно; то желал снискать любовь россиян, то умышленно оскорблял их… Ненависть к иноземцам, падая и на пристрастного к ним Царя, ежедневно усиливалась в народе от их дерзости: например, с дозволения Лжедимитрия имея свободный вход в наши церкви, они бесчинно гремели там оружием, как бы готовясь к битве; опирались, ложились на гробы Святых». Не прекращались и злые слухи о самозванце, о том, что готовится покушение на царя. Получая доносы о злословиях с различных сторон, Лжедмитрий приказывал искать и судить изменников. А между тем семья Мнишек готовилась к вступлению в Москву и свадьбе дочери Марины и Лжедмитрия.

Вступление многочисленной польской свиты Мнишеков в Москву сопровождалось пышными торжествами, праздниками, щедрыми подарками от царя, пьяными разгулами. Не менее торжественно была проведена свадьба Лжедмитрия с Мариной Мнишек в Москве в начале мая 1606 года, притом жена царя принимать православие не желала, что ухудшало отношение народа к Лжедмитрию и его правлению. Однако брачные пиры продолжались, и несмотря на некоторые разногласия московских бояр с послами, торжественные выстрелы пушек и многочисленные поздравления, сопровождаемые музыкой, продолжались, а всеобщее недовольство текущим положением дел продолжало расти. Василий Шуйский, возвращенный из ссылки и приближенный к царю, обратил внимание на поведение царя, противоречащее местным порядкам во время празднества, в частности, царь употреблял в пищу телятину, считающуюся на родине «поганой едой», польские блюда, руки перед едой не мыл и так далее.

Свадьба царя и иноверки, последующие разгулы поляков, их оскорбления местных жителей, стрельба по людям и домам, насилие женщин, как указывают историки, и привели к подготовке заговора против царя.

Бояре во главе с Василием Шуйским, к которым примкнули князья Василий Голицын и Иван Куракин, а также некоторые купцы, сотники и пятидесятники готовились свергнуть царя. При этом до царя не раз доходили слухи о заговоре, приближенный царя воевода Петр Басманов говорил об этом, но царь и слушать не желал, грозясь казнить доносчиков, и к тому времени на фоне многочисленных пиров отошел от дел, не посчитав нужным усилить стражу. Накануне восстания боярам удалось занять большую часть московских ворот и отогнать немецких алебардщиков от Кремля. 17 мая 1606 года по всей Москве разнесся гул набата. Главы восстания Василий Шуйский, князья Голицын и Татищев выехали на Красную площадь, за ними устремились и жители, вооруженные копьями, мечами, самопалами, озлобленные на поляков и на царя, желавшие свергнуть предполагаемого бродягу и плута, вошли через Спасские ворота. «Князь Василий Шуйский, держа в одной руке меч, в другой — Распятие, въехал в Кремль, сошел с коня, в храме Успения приложился к святой иконе Владимирской и, воскликнув к тысячам: «во имя Божие идите на злого еретика!», — пишет Николай Карамзин о тех событиях. Царь, проснувшись от народного гула и шума, узнав от Басманова, в чем дело, пытался бежать и спрятаться у стрельцов, охранявших дворец, но подошедшее войско с боярами потребовали выдать самозванца. Вызвали Марфу, мать царя, требуя сказать, ее ли это родной сын.

До нас дошло несколько возможных версий ее речи о Лжедмитрии боярам, но в каждой из них содержится ответ: «Не мой».

За убийством царя и его приближенного Петра Басманова последовала жестокая расправа над убитыми. Труп самозванца был брошен рядом с телом Петра Басманова, было совершено посмертное поругание над царем. Иноземцы, иностранные приближенные царя и те, кто носил польские одежды, были изгнаны. В своих воспоминаниях иностранные послы и другие представители знати не скрывали знания о том, что царь не настоящий. Многие из них, как и русские приближенные царя Лжедмитрия, видели явные различия с истинным Дмитрием. Был ли это на самом деле Григорий Отрепьев? Многие иностранные представители не хотели верить, что под личиной грамотного самозванца, хорошо знающего русский язык, скрывается расстриженный лицедей, у которого хватило отваги на подобную авантюру. Однако после убийства царя пошла новая молва о том, что видели Лжедмитрия — кто живого, кто мертвого, что и дало почву для развития дальнейших событий.

ЛЮТАЯ СМЕРТЬ САМОЗВАНЦА

27 мая 2017 12:00

Ранним утром 27 мая (17 мая ст. ст.) 1606 года, в девятый день после своей свадьбы, в Москве был свергнут и убит Лжедмитрий I – самозванец Григорий Отрепьев.

Хмурое утро

В 4 часа утра 17 мая (27-го нов. ст.) 1606 года москвичи были разбужены колокольным набатом. Заговорщики во главе с Василием Шуйским ворвались в Кремль, смяли сопротивление царской стражи и стали искать Лжедмитрия. Спасаясь, он выпрыгнул из окна и сломал ногу. Стрельцы хотели было защищать царя, но заговорщики пригрозили им разорением стрелецкой слободы, и те в испуге отступились. Несколькими днями позже князь Василий был избран царём.

На российском престоле Лжедмитрий I-й к тому времени просидел почти 11 месяцев без 3-х дней. Вот как о событиях того дня рассказывается в «Истории государства российского» Николая Карамзина (М.: Эксмо, 2006. С.908-909): «17 мая в четвертом часу дня (ред. — в 4 часа утра) пробужденный звуком набата, Лжедмитрий в удивлении встает с ложа, спешит одеться, спрашивает о причине тревоги: ему ответствуют, что, вероятно, горит Москва; но он слышит свирепый вопль народа, видит в окно лес копий и блистание мечей; зовет Басманова, ночевавшего во дворце, и велит ему узнать предлог мятежа».

Читайте также  Как записать диск в Nero 9

Петра Басманова и нескольких других русских, защищавших Димитрия, убили. Сам же он, пытаясь скрыться, выпрыгнул из окна палат и сломал ногу.

«Попав в руки врагов, Отрепьев понял, что проиграл игру. И все же он продолжал отчаянно цепляться за жизнь. Глядя с земли на окружавшие его знакомые лица, самозванец униженно молил дать ему свидание с матерью или отвести на Лобное место, чтобы он мог покаяться перед всем народом. Враги были неумолимы. Один из братьев Голицыных отнял у Гришки последнюю надежду на спасение, он объявил толпе, что Марфа Нагая давно отреклась от Лжедмитрия и не считает его своим сыном. Слова Голицына положили конец колебаниям. Дворяне содрали с поверженного самодержца царское платье. Оттеснив стрельцов, заговорщики окружили плотным кольцом скорчившуюся на полу фигурку и убили», — сообщает самый авторитетный историк «смутного времени» Руслан Скрынников в книге «Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев».

За 9 дней до убийства

Свадьба Лжедмитрия и 16-летней Марины Мнишек состоялась за 9 дней до мятежа, в четверг 8 мая. За 6 дней до этого царская невеста со свитой и отрядом поляков под командованием отца – Юрия Мнишека — прибыла в Москву и поселилась в Воскресенском монастыре в Кремле.

Как отмечает историк Николай Костомаров, «свадьба устроена была по заветному прадедовскому чину с караваями, с дружками, со свахами. Марина, не любившая русской одежды, явилась в столовую избу в русском бархатном платье с длинными рукавами, усаженном дорогими каменьями и жемчугом до того густо, что трудно было распознать цвет материи; она была обута в сафьянные сапоги; голова у ней была убрана по-польски, повязкою, переплетённой с волосами».

После обычных церемоний новобрачные со свадебным поездом отправились в Успенский собор. Прежде венчания царь изъявил желание, чтоб его супруга была коронована, затем помазана на царство и причастилась Святыми Дарами. Лжедмитрий хотел сделать приятное жене и тестю, подчеркнув особое положение Марины. Она приняла причастие по православному обряду. Царь не хотел принуждать жену к смене веры и желал лишь исполнения ею — для спокойствия подданных — православных обрядов во время торжественных церемоний.

Совершилось венчание. Ксёндз произнёс в Успенском соборе проповедь на латинском языке. Однако некоторые детали поведения новобрачных за столом еще во время свадебного торжества «оскорбили чувства» правоверных россиян. Дело в том, что в багаже невесты впервые была доставлена на Русь столовая вилка, и ее демонстративное использование на свадебном пиру буквально шокировало русское боярство и духовенство. В дальнейшем вилка, как символ нерусского происхождения Лжедмитрия (в то время использовали только ложки), стала поводом для недовольства его противников. После этого всякого рода подозрения и опасения умножались день ото дня. Так, Лжедмитрия заподозрили в переходе в католичество из-за нескольких отказов помыться в бане. Для русского человека того времени баня всегда была неотъемлемой частью жизни (вспомним легендарный рассказ из «Повести временных лет» о посещении апостолом Андреем русских земель). Лжедмитрий же с супругой в баню не ходили, что в России вызывало возмущение.

Потекли весёлые дни пиров и праздников. Марина в следующие за свадьбой дни принимала поздравления от людей и выходила к столу в польском платье, а среди прочих яств ей подавали телятину, которую русские люди не употребляли, считая «поганой». Слух пирующих услаждала польская музыка, и все иноземные гости зачастую пускались в пляс, что тоже оскорбляло «чувства верующих». Ведь ранее на русских пирах могли танцевать только скоморохи, поэтому все нововведения польской невесты были сочтены большим грехом. Новую царицу повсюду сопровождал арапчонок, воспринимавшийся православными как «посланец Ада».

Окончательно чашу терпения москвичей переполнило возведение к маскараду, который был запланирован на воскресенье (на третий день после свадьбы) «потешного городка», который в народе сразу прозвали «адовым».

«Передвижная крепость, перестроенная из гуляй-города, была весьма искусно сделана и вся раскрашена; на дверях были изображены слоны, а окна подобны тому, как изображают врата ада, и они должны были извергать пламя, и внизу были окошки, подобные головам чертей, где были поставлены маленькие пушки. Того ради московиты прозвали её чудищем ада», — сообщал очевидец тех событий Исаак Масса.

Марина же, несомненно, была на вершине счастья. Сбылись самые смелые мечты честолюбивой полячки. Между тем, среди москвичей росло недовольство нашествием поляков. Этим обстоятельством решили воспользоваться мятежные бояре во главе с князем Василием Шуйским. Какие-то вести о заговоре дошли до Лжедмитрия, но он лишь отмахнулся, и, как показали последующие события, напрасно…

Казнили труп

Вскоре после убийства труп самозванца раздели до нага и отволокли на Лобное место. Кроме того, на мертвого Отрепьева надели маску (по одной из версий, на живот, по другой – на лицо), и 3 дня население первопрестольной буквально закидывало его грязью, плевало и предавало всяческому поруганию. В ногах самозванца лежал труп его ближайшего приспешника – Петра Басманова. Через 3 дня Басманова похоронили в семейной усыпальнице в церкви Николы Мокрого, а Отрепьева – в «убогом доме», «скудельнице», где хоронили самоубийц и людей, «умерших нехорошей смертью», без причастия и т.д. Их называли «заложными покойниками»: их трупы закладывались в яме бревнами, так как считалось, что из-за множества грехов земля, как одна из чистых стихий, их тела принять не может.

В ночь после убийства Отрепьева неожиданно в конце мая ударили морозы, продержавшиеся целую неделю. На полях померзли хлеба, пожухла трава и листья на деревьях. Испуганные люди объяснили беду вмешательством сверхъестественных сил. Оборотень давал о себе знать с того света, наколдовав похолодание. Сторонники Лжедмитрия распускали по городу слухи, крайне неблагоприятные для Василия Шуйского. По городу ходили «подметные листы», извещавшие о том, что Дмитрий жив и сам Бог вторично укрыл его от изменников.

Власти пытались в корне пресечь зловредные слухи о чудесном спасении «истинного Дмитрия». Для этого затеяли новое представление с трупом Отрепьева. Тело извлекли из скудельницы и доставили на поле у деревни Котлы, где сложили костер из стен разрушенного адова «Гуляй-города», на котором и сожгли самозванца.

Вот как писал об этом анонимный автор в «Сказании о Гришке Отрепьеве» (краткая редакция создана в 1606 году): «И извлекоша за город на поле на Котел, да и град его, что он замыслил себе на потеху, адовы челюсти, с ним же извлекоша, и на поле его в том граде во адовых челюстех сожгоша огнем».

После того, как костер прогорел, прах собрали, зарядили им пушку у Серпуховской заставы и выстрелили в сторону города Серпухова, где в июне1605 года Лжедмитрий I выжидал, когда будет учинена расправа над Годуновыми, чтобы вступить в Москву.

Дальнейшая судьба Марины Мнишек

В день мятежа и расправы над Гришкой Отрепьевым Марина чудом спаслась. Она вбежала в свои покои, к придворным дамам и, будучи небольшого роста, спряталась под юбкой одной из них. Позже прибежали бояре и разогнали неистовую толпу. В августе 1606 года Василий Шуйский поселил всех Мнишек в Ярославле, где они прожили до июля 1608 года. В состоявшемся тогда перемирии России с Польшей было, между прочим, постановлено отправить Марину на родину, с тем, чтобы она не называлась русской царицей. На пути она была перехвачена Зборовским и доставлена в Тушинский лагерь. Несмотря на отвращение к Лжедмитрию II (Тушинскому вору), Марина тайно обвенчалась с ним (5 сентября 1608 года) и прожила в Тушине более года. В декабре 1610 года, когда Марина была на последних месяцах беременности, Тушинский вор был убит. Вскоре она родила сына, которого нарекла Иваном, возможно, в честь казацкого атамана Ивана Заруцкого, который отныне стал её единственным покровителем. Даже с маленьким ребёнком на руках Марина продолжала борьбу, надеясь стать московской царицей. Закончилась эта «борьба» тем, что атамана Заруцкого в июле 1614 года посадили на кол у той же Серпуховской заставы, а рядом повесили 3-летнего Ивана Дмитриевича. 26-летнюю Марину заточили в одной из башен Коломенского кремля, прозванной потом «Маринкиной». Здесь она вскоре умерла не то «от тоски», не то от голода, не то была отравлена. Но, по преданию, перед смертью она прокляла род Романовых, будто бы предсказав, что ни один из Романовых никогда не умрёт своей смертью и что убийства будут продолжаться, пока все Романовы не погибнут.

Лжедмитрий Первый: недолгий триумф и мучительная смерть

Лжедмитрий I, Федор и Ксения Годуновы, патриарх Игнатий, Марина Мнишек – эти имена первыми приходят на ум, когда мы вспоминаем о тяжелейшем для Российского государства периоде Смуты, когда трон буквально шатался под натиском самозванцев, народ бедствовал, а главы соседних государств присматривались к российским территориям, размышляя, нет ли возможности несколько увеличить количество своих земель за счет не имеющей возможности сопротивляться, раздираемой внутренними противоречиями Руси.

Кто такой Лжедмитрий Первый

Однажды в польских землях появился слух, будто нашелся царевич Димитрий, которому удалось уйти от кровавой расправы, запланированной над ним Борисом Годуновым в Угличе. Некий молодой человек, ныне известный нам под именем Лжедмитрий I, а тогда просто один из служащих сандомирского воеводы Юрия Мнишека, утверждал: он имеет кровное родство с Рюриковичами, являясь родным сыном Марии Нагой – супруги Ивана Грозного.

Насколько это могло быть правдой – никто не знал. Кто придумал такую оригинальную легенду – история умалчивает. Ясно, что московским боярам, недовольным правлением Бориса Годунова, эта история оказалась на руку. Они стали всячески поддерживать идею о чудесном спасении царского отпрыска и бегстве его в польские земли.

Полякам также понравилась мысль о возможности похода на Москву и утверждении господства над огромной Русью.

Так беглый монах-расстрига Григорий Отрепьев (он же – Лжедмитрий Первый) заручился мощной поддержкой сильных мира сего и, возможно, не осознавая, что является лишь марионеткой в чужих руках, отправился на Русь, чтобы занять московский престол.

Есть разные версии о происхождении Лжедмитрия. Некоторые отождествляют его с честолюбивым итальянским священнослужителем или сыном Стефана Батория (который, кстати, публично признал, что детей у него не было), иные склонны считать, что Лжедмитрий в самом для спасенный царевич. Но самой правдоподобной остается все-таки версия о монахе Чудова монастыря. Самозванец знал русскую грамоту, но писал с ошибками, польский же язык не знал вовсе. Был более-менее знаком с историческими событиями, хорошо разбирался в тонкостях православия.

Для наибольшей убедительности Лжедмитрий после вторжения в Россию призвал к себе мать Дмитрия Марию Нагую, которая сразу же признала в нем сына. Что заставило женщину пойти на такой шаг? Вероятно, угрозы или обещания.

На Москву

Будучи в Польше, самозваный царь щедро раздавал посулы своим сторонникам. Его целью было привлечение к себе большого количества единомышленников. Полякам он обещал земли – Новгород и Псков, которые должны были отойти во владение Марине Мнишек, дочери Юрия Мнишека, а также уверял, будто Русь станет католической. В Марину Мнишек, эту гордую красавицу, единственной страстью которой, по словам Пушкина, было честолюбие, Лжедмитрий Первый влюбился очень быстро. После воцарения беглого монаха она должна была стать его законной супругой.

Итак, раздав обещания польскому королю и его приближенным, Лжедмитрий вышел в поход на Москву. В то время еще жив оставался Борис Годунов, очень желавший получить самозванца в свои руки.

Лжедмитрий проходит Путивль, Крпомы, Рыльск. Калуга сдалась ему без боя, калужане поддержали лжецаря, надеясь, что с его приходом Смутное время закончится – в России установится мир, власть сосредоточится в одних руках.

Отследить продвижение войска Лжедмитрия можно по карте. В конце концов он, потеряв немало своих воинов в крупном сражении под селом Добрыничи, вошел в столицу. В это время Борис Годунов скончался, а чуть позже были убиты его супруга и сын Федор. Так что победа осталась за Дмитрием.

Правление Лжедмитрия

Воцарение Лжедмитрия состоялось в 1605 году, в июне. Тогда же на архиерейском соборе произошло избрание патриархом всея Руси Игнатия – таким образом Лжедмитрий пытался получить поддержку церкви. Игнатий повенчал самозванца на царство.

Правление Лжедмитрия, как и жизнь, оказались недолгими. Выражение «годы правления» здесь не подойдет: всего 11 месяцев удавалось самозванцу удерживаться на престоле. После того как бывший монах стал русским царем, он попытался по мере сил решить ряд проблем, наиболее остро стоявших в этот сложный период.

Внешняя политика

Внешнюю политику никак нельзя считать удачной. Правда, он пытался начать компанию по отвоеванию Азова, однако неуспешно. Он попробовал искать помощи у польского короля и у папы Римского, но из-за того, что не смог выполнить обещания по раздаче земель и обращении Руси в католичество, поддержки не получил. Никто не поддержал поход.

Единственное его достижение на поприще внешней политики – Лжедмитрий сделал Россию открытой для въезда, что было по тем временам настоящим новаторством. Такой свободы не знало ни одно государство.

Внутренняя политика

Чуть лучше обстояли дела по отношению к внутреннему правлению страной. Внутренняя политика в царствование Лжедмитрия претерпела изменения: были возвращены из ссылки бояре и князья, отправленные туда Борисом; служилым людям удвоили жалованье; помещикам раздавали большие наделы.

Читайте также  Как делают тоннели в ушах

Лжедмитрий пытался создать положительное впечатление и у крестьян: он разрешал им уходить к другому помещику, если тот, у кого они числились, плохо их кормил. Царь боролся со мздоимством. Лично принимал подданных с челобитными по всем вопросам, установив для этого специальные приемные дни.

Дмитрий любил прохаживаться по городу и вступать в разговоры с простым народом, чтобы таким образом узнавать «из первых уст» о бедах и чаяниях подданных.

При новом царе активно чеканили монету – это была копейка Лжедмитрия. Чеканка шла на трех дворах. Деньги постоянно требовались царю для раздачи милостей и выплаты долгов прежнего правителя.

Конец царствования. Смерть

Несмотря на то что Лжедмитрий всеми силами старался привлечь народ и знать на свою сторону, его ждала страшная кара за вторжение в Россию с армией интервентов – смерть. Биография самозванца – всего 25 лет. Даты от вступления на престол до смерти – всего 11 месяцев, с июня 1605 по май 1606. Но событий за это время в ней было немало: бегство из монастыря, обретение известности, воцарение на российском престоле, женитьба на знатной красавице – казалось бы, все, чего только мог пожелать человек, даже гораздо менее взысканный судьбой.

Расплата оказалась ужасной. Лжедмитрия убили, причем казнь свершилась не по закону – случился отчаянный самосуд толпы. В среде высших бояр созрел заговор против самозванца.

В мае 1606 года на него совершили нападение в покоях дворца. Дмитрий попытался бежать, выпрыгнув из окна. В результате падения он сломал ногу, разбил грудь и оказался лишенным возможности сопротивляться. Бояре пытались сдержать народ, однако ничего не вышло: разъяренная толпа, уверенная в том, что все беды пришли на Русь с этим самозванцем и его полячкой-женой, буквально растерзала Лжедмитрия.

После этого тело еще долго таскали по улицам, глумились, надевали на него маски. Захоронили царя на кладбище в могиле для нищих. Однако вскоре пошли слухи, будто по ночам мертвец выходит из могилы и устраивает разные беды: пожары, убийства, распространяет эпидемии. Народ вытащил тело, сжег его, а прахом выстрелил из Царь-пушки в сторону Польши.

Так был убит царь Дмитрий, настоящее имя которого – Григорий. Его век оказался коротким. Жене Лжедмитрия удалось спастись, чтобы через некоторое время вновь попытать счастья в качестве русской царицы, только теперь уже супруги Лжедмитрия Второго, Тушинского вора (такое презрительное прозвище дал следующему самозванцу народ).

Свержение и гибель Лжедмитрия были закономерны. Какими бы побуждениями он ни руководствовался, этот лжецарь привел на Русь полчища иноземцев, грабивших и разорявших села и города, творивших произвол и убийства.

Безусловно, личность бывшего монаха очень интересна для исследователей – необходимо обладать такими личными качествами, как отвага, бесстрашие и явная склонность к авантюризму, чтобы суметь в несколько месяцев проделать путь от монастыря до престола.

Но вряд ли Лжедмитрий заслуживает от потомков положительной характеристики: этот царь принес на Русь много бед, к тому же он открыл целую череду Лжедмитриев, которые 20 лет подряд сотрясали и ранили Русь, способствуя упадку, хаосу и разгулу беззакония.

Русская история: 17 мая 1606 года. Убийство Лжедмитрия l


«Убийство Лжедмитрия». Художник — Константин Маковский

Лжедмитрий I (год рождения неизвестен — 17 мая 1606 года) самозванец, выдававший себя за русского царя Дмитрия Ивановича, убитого еще ребенком.
17 мая 1606 года в Москве начался мятеж. Русские бояре свергли и убили Лжедмитрия I, просидевшего на престоле менее года. С тех пор и по сей день этот Лжедмитрий — одна из наиболее загадочных фигур русской истории.

По наиболее распространенной версии, ставшей практически официальной еще при жизни царя, за чудесно спасшегося царевича Дмитрия выдавал себя беглый монах Григорий Отрепьев. Если версия верна, считать Лжедмитрия авантюристом из народа нет смысла. Юрий Отрепьев был достаточно образованным и родовитым человеком, состоявшим на службе у Михаила Никитича Романова — родного дяди будущего зачинателя царской, а после императорской династии.

Романовы стали достаточно влиятельной группой уже при Борисе Годунове. Царь опасался могущественного клана. В разгар болезни Годунов заподозрил, что Романовы созывают людей в столицу, дабы низложить царя.
Годунов сыграл на опережение и отправил к Романовым стрельцов. Клан разгромили: людей рангом пониже казнили, рангом повыше — как самого Михаила Никитича — сослали на край земли, где держали в кандалах в срубе.
Отрепьев укрылся в монастыре, где превратился в Григория. Позднее перебрался в Польшу, встретился с местным магнатом Мнишеком и заручился поддержкой поляка. Затем Отрепьева приняли при польском дворе и поддержали казаками. Начался поход на Москву, возглавляемый Отрепьевым под именем Дмитрия.

У этой версии немало контраргументов: Отрепьев явно получил хорошее европейское образование, обладал хорошими манерами, умел фехтовать, знал польский и латынь.
Получается, Лжедмитрий был поляком. Однако для поляка самозванец слишком хорошо владел русским и церковнославянским языками, оказался крайне хорошо осведомлен о церковном аппарате православной церкви, а по-польски и латыни писал с очень грубыми ошибками.

Есть также версия, что речь шла о действительно чудесно спасшемся царевиче Дмитрии, что, впрочем, весьма сомнительно.

Кем бы ни был этот человек, уже как Лжедмитрий он угрожал Годуновым, которые выслали против самозванца войска. В разгар войны Годунов умер и на престол взошел сын царя Федор, но аристократия уже сделала выбор в пользу Лжедмитрия. Федора сначала покинули несколько воевод, а через несколько дней свергли с престола и убили.

Лжедмитрий вошел в Москву. К нему привели «мать», которая в слезах узнала чудесно спасшегося сына и объявила подлинным Дмитрием. Лжедмитрий, в свою очередь, поселил вдовую царицу по соседству и часто совершал к матушке визиты.

Но аристократы вовсе не планировали, чтобы Лжедмитрий правил. Самозванец был удобным инструментом против Годуновых, не более того. Практически сразу против царя стали готовить заговоры, и первый оказался разоблачен. Нити интриги вели к Василию Шуйскому — будущему царю. Земский собор приговорил Василия к смерти, но Лжедмитрий помиловал боярина и отправил в ссылку.

Вскоре Лжедмитрий взошел на престол. Новый царь щедро принялся одаривать милостями всех, простил даже заговорщика Шуйского, вернув в Москву. Крестьянам разрешили уходить от помещиков, если владельцы не заботились о крепостных в голодные годы, запрещалось потомственное холопство.

Вообще Лжедмитрий оказался первым европеизатором на престоле, предвосхитив Петра Великого. Самозванец не носил бороды, переименовал Боярскую думу в сенат, начал борьбу с коррупцией.
Царь завел прежде невиданные порядки: сам прогуливался по улицам и общался со своими подданными, лично обращаясь к людям, и что самое главное, запрещал боярам брать себя под руки (по традиции, если царь выходил в город, его поддерживали под руки наиболее приближенные бояре).

Лжедмитрий посещал учения стрельцов и объявил невиданную религиозную свободу, начав борьбу с мракобесием. В частности, в Московском царстве были отменены религиозные запреты на игры в шахматы и карты, прекращено преследование скоморохов, сам Лжедмитрий спокойно относился к религиозным вопросам и особенно обрядам, не постился, не давал себя ежеминутно кропить святой водой, дабы злые духи не одолели, и т. д.

Официально считается, что именно неприятие привычек Лжедмитрия послужило причиной восстанию. Это, конечно, не так. Свергли Лжедмитрия примерно те же люди, что и назначили — узкая группа бояр.
Лжедмитрий все более отдалял бояр от себя и, в противовес, возвышал людей из менее знатных русских родов. Но так просто свергнуть Самозванца было нелегко, поскольку личной гвардией монарха служили поляки.

Заговор вновь возглавил Шуйский, помилованный несколько месяцев назад. Василий разработал хитрый план: ударить в набат и созвать жителей города на расправу с поляками под предлогом, что иноземцы пытаются убить царя Дмитрия.
План блестяще удался, поляков перебили, а тем временем Шуйский, Татищев и Голицын со своей свитой въехали в Кремль, где люди Шуйского убили Лжедмитрия.

Суммируя летописи и воспоминания очевидцев, современный историк так воссоздает картину смерти Лжедмитрия.

«. Заговорщики, располагая небольшими силами, не были уверены, что им сразу удастся сломить сопротивление дворцовой стражи. Поэтому они и разработали запаской план действий, выполнить который взялся Осипов. Дьяк должен был потихоньку пробраться в царскую спальню и убить там Лжедмитрия еще до того, как начнется общий штурм дворца. Осипову удалось выполнить только первую часть плана.
Как повествует один из царских телохранителей, злоумышленник проник через все караулы (а всего во дворце было пять дверей с караулами) и добрался до спальни, но тут был убит Басмановым. Судя по разным источникам, Осипов успел выбранить царя, назвав его недоноском. По русским источникам, он произнес целую речь против еретика и расстриги. На самом деле у него попросту не было времени для такой речи.

Прикончив Осипова, Басманов тут же велел выбросить его труп из окна на площадь. Шум на площади усилился, и Лжедмитрий вновь послал Басманова узнать, что происходит. Вернувшись, тот сообщил, что народ требует к себе царя. Самозванец не отважился выйти на крыльцо, но с бердышем в руках высунулся в окно и, потрясая оружием, крикнул: «Я вам не Борис!» (Годунов) В ответ раздалось несколько выстрелов, и Лжедмитрий поспешно отошел от окна.

Басманов пытался спасти положение. Выйдя на Красное крыльцо, где собрались все бояре, он принялся именем царя увещевать народ успокоиться и разойтись. Заговорщики заметили в толпе неуверенность и поспешили положить конец затянувшейся игре. Подойдя сзади к Басманову, Татищев ударил его кинжалом. Другие заговорщики сбросили дергающееся тело с крыльца на площадь. Расправа послужила сигналом к штурму дворца. Толпа ворвалась в сени и обезоружила копейщиков. Отрепьев заперся во внутренних покоях с пятнадцатью немцами. Шум нарастал. Двери трещали под ударами нападавших, самозванец рвал на себе волосы. Наконец он бросил оружие и пустился наутек. Подле покоев Марины [Мнишек] Отрепьев успел крикнуть: «Сердце мое, измена!»

Струсивший царь даже не пытался спасти жену. Из парадных покоев он бежал в баньку (ванную комнату, как называли ее иностранцы). Воспользовавшись затем потайными ходами, самозванец покинул дворец и перебрался, по словам К. Буссова, в «каменный зал». Русские источники уточняют, что царь попал в каменные палаты на «взрубе». Но Отрепьеву не приходилось выбирать. Он прыгнул из окна с высоты около двадцати локтей. Обычно ловкий Отрепьев на этот раз мешком рухнул на землю, вывихнул ногу и потерял сознание.

Неподалеку от каменных палат стражу в воротах несли верные Лжедмитрию караулы. Придя в себя, Лжедмитрий стал умолять стрельцов «оборонить» его от Шуйских. Подняв царя с земли, стрельцы внесли его в ближайшие хоромы. Между тем мятежники, не обнаружив Лжедмитрия во дворце, принялись искать его по всему Кремлю. Вскоре им удалось обнаружить его убежище. Украинские стрельцы были единственными из всей кремлевской стражи, кто пытался выручить самозванца. Они открыли пальбу и застрелили одного-двух дворян заговорщиков. Но силы были неравные. Толпа заполонила весь двор, а затем ворвалась в покои. Стрельцы сложили оружие.

Попав в руки врагов, Отрепьев понял, что проиграл игру. И все же он продолжал отчаянно цепляться за жизнь. Глядя с земли на окружавшие его знакомые лица, самозванец униженно молил дать ему свидание с матерью или отвести на Лобное место, чтобы он мог покаяться перед всем народом. Враги были неумолимы. Один из братьев Голицыных отнял у Гришки последнюю надежду на спасение. Он объявил толпе, что Марфа Нагая давно отреклась от Лжедмитрия и не считает его своим сыном. Слова Голицына положили конец колебаниям. Дворяне содрали с поверженного самодержца царское платье. Оттеснив стрельцов, заговорщики окружили плотным кольцом скорчившуюся на поду фигурку. Те, что стояли ближе к Гришке, награждали его тумаками. Те, кому не удавалось протиснуться поближе, осыпала его бранью. «Таких царей у меня хватает дома на конюшне!», «Кто ты такой, сукин сын?» — кричали они наперебой.

Толпа москвичей продолжала расти, и заговорщики, опасаясь вмешательства народа, решила покончить с самозванцем. Решительнее всех в толпе, окружившей самозванца, действовал московский купец Мыльник. На повторные просьбы Отрепьева дозволять ему говорить с народом с Лобного места купец закричал: «Нечего давать еретикам оправдываться, вот я тебе дам благословение!» С этими словами он разрядил в него свое ружье.
Заговорщики спешили довершить дело. Они набросились на окровавленного, бившегося в агонии Отрепьева как стая воронья и продолжали рубить распростертое на полу тело и стрелять в него даже после того, как оно перестало обнаруживать признаки жизни»

Гражданам объявили, что Лжедмитрий был не чудесно спасшийся царь, а еретик и колдун, который планировал подвергнуть поруганию веру православную и установить в стране католичество.
Новым царем стал Шуйский, которого выдвинула собственная свита. Впрочем, и Шуйский не сумел надолго удержаться на престоле, но это уже другая история.


«Последние минуты жизни Лжедмитрия I», картина Карла Венига, 1879 год

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: