Что такое внесценические персонажи

Система персонажей

Что такое «система персонажей»? Главный герой (протагонист, антигерой, антагонист), второстепенные, эпизодические и внесценические персонажи. Взаимосвязи героев, группы персонажей ‑ материал по теории литературы, который будет полезен как начинающим писателям, так и абитуриентам, и студентам филологических вузов.

Для образования системы персонажей необходимы как минимум два героя; их эквивалентом может быть «раздвоение» персонажа (например, в миниатюре Д. Хармса из цикла «Случаи» — Семен Семенович в очках и без очков). На заре литературного творчества число персонажей и связи между ними определялись прежде всего логикой развития сюжета: то есть количество персонажей зависело от самой истории, поскольку действующие лица помогали сюжету двигаться от завязки к развязке.

Система персонажей, как и любая другая система, имеет свою структуру и основана на взаимодействии ее элементов. В нашем случае элементами системы выступают персонажи, они же герои литературного произведения. То есть герои каким-то образом взаимодействуют друг с другом, двигая тем самым сюжет.

«Сложность системы персонажей зависит от сложности самого текста, в котором может быть несколько групп персонажей, и каждая из этих групп связана различными взаимоотношениями с остальными лицами» ‑ писал литературовед Борис Томашевский.

И чем крупнее форма произведения, тем больше в нем персонажей – чаще всего второстепенных и эпизодических, потому что в качестве главного выступает традиционно один герой, два и больше – уже экзотика. Хотя в «Песне льда и пламени» Мартина одних главных героев как минимум шесть, а второстепенных больше тысячи. Но этот текст претендует на звание литературного сериала, а для него, как и для романа-эпопеи характерно и большое повествование, и обилие героев. Вспомним «Войну и мир» Толстого (жанр роман-эпопея), где Пьер Безухов, Андрей Болконский, Наташа Ростова периодически выходят на передний план и соревнуются за звание протагониста, и только ближе к середине романа четко обозначается лидер тройки – Пьер Безухов.

Как бы то ни было, все персонажи обязаны взаимодействовать друг с другом: разговаривать, совершать какие-либо поступки, делать что-то, так или иначе направленное на развитие действия романа. Хотя в поэме Гоголя «Мертвые души» количество персонажей буквально зашкаливает, причем это персонажи, не влияющие на развитие сюжета, а введеннех автором в повествование для воссоздания колорита эпохи, духа времени, изображения народа во всем его многообразии. Это дядя Миняй и дядя Митяй, зять Ноздрева Мижуев, мальчишки, просящие у Чичикова подаяния у ворот гостиницы, и особенно один из них, «большой охотник становиться на запятки», и штабс-ротмистр Поцелуев, и некий заседатель Дробяжкин, и Фетинья, мастерица взбивать перины, какой-то приехавший из Рязани поручик, большой, по-видимому, охотник до сапогов, потому что заказал уже четыре пары и беспрестанно примеривал пятую и так далее. Эти фигуры не дают толчков к сюжетному действию и никак не характеризуют главного героя – Чичикова. Но избыточная детализация этих фигур позволяет Гоголю создать особую, полную, пеструю картину мира.

Система персонажей – это взаимосвязи и отношения между персонажами. Однако сюжетная связь — не единственный тип связи между персонажами. Система персонажей — это еще и определенное соотношение характеров.

Структура системы персонажей. Категории персонажей

Главный герой. Протагонист.

Главный герой – центральное действующее лицо произведения. Его часто называются протагонистомот греческого πρωταγωνιστής: πρώτος«первый», объединенного с αγωνίζομαι «состязаюсь» и αγωνιστής«борец». То есть первый, главный борец. Это носитель истины, выразитель авторских идей, главный двигатель сюжета. Пётр Гринев – герой «Капитанской дочки» Пушкина, Иван Денисович – герой «Одного дня…» Солженицына, уже упомянутый Пьер Безухов – герой «Войны и мира» Толстого, Холден Колфилд – герой «Над пропастью во ржи» («Ловец во ржи») Сэлинджера.

Антигерой

Однако если главный герой лишен положительных качеств, а наделен наоборот качествами сомнительными и даже откровенно отрицательными, как например, Тайлер Дёрден из «Бойцовского клуба» Чакка Поланика, Алекс из «Заводного апельсина» Энтони Бёрджеса, Родион Раскольников из «Преступления и наказания», его называют антигероем. Это персонаж лишенный героических качеств в общепринятом их понимании, но тем не менее находящийся в центре повествования.

Антагонист.

Протагонисту в произведении (особенно в жанровой литературе) противостоит антагонист- от древнегреческого ἀντί «напротив» αγωνίζομαι «состязаюсь», αγωνιστής «борец», то есть тот, кто борется против, оказывает сопротивление главному герою. Его противник, соперник, в большинстве случаев – злодей. Например, Волондеморт в истории про Гарри Поттера, Миледи как представитель Кардинала в «Трех мушкетерах», Долохов в «Войне и мире» соперник Пьера Безухова. Антагонистом может быть не только персонаж, но и силы природы, например в «Мцыри» Лермонтова, социальные условия и законы общественной жизни (например, в «Шинели» Гоголя)

Второстепенные персонажи

Персонажи, играющие вторую по отношению к главному герою роль, называются второстепенными. Персонажи второстепенной важности – отсюда и название. Не занимающие лидирующие позиции. Подчас бывает сложно отделить второстепенного персонажа от главного. Например, Доктор Ватсон – персонаж второго плана, но он не менее важен и для движения сюжета, и как автор-рассказчик, и как герой, помогающий раскрываться характеру Шерлока Холмса.

Эпизодические персонажи

Персонажи, участвующие в одном или нескольких эпизодах, в одной или нескольких сценах произведения. Они помогают продвигать сюжет, выполняя роль массовки. Эпизодические персонажи могут произносить реплики и даже совершать поступки, которые окажутся важными для действия, но в перед зрителем они появляются редко, а то и вовсе один раз.

Внесценические персонажи

Это персонажи, которые упоминаются в тексте произведения, но не участвующие в действии. То есть про них говорят другие герои, но сами они на условную сцену не выходящие – отсюда и название «внесценические».

Сквозные персонажи

Персонаж, проходящий сквозь несколько произведений, участвующий в прозаическом или поэтическом цикле, но не занимающий центрального положения.

Взаимосвязь характеров

Сюжетные связи между персонажами могут быть очень сложными. По некоторым подсчетам, в «Войне и мире» Л.Н. Толстого — около 600 действующих лиц, а в «Человеческой комедии» О. Бальзака —около 2000 тысяч. Появление этих лиц в большинстве случаев определено сюжетом.Но система персонажей — это еще определенное соотношение характеров. В эстетике большинства направлений европейской литературы характеры важнее сюжета. Обычно главные герои произведений, через которых раскрывается замысел автора, занимают центральное место и в сюжете. Автор сочиняет, выстраивает цепь событий, руководствуясь своей иерархией характеров, в зависимости от избранной темы. То есть сюжет в этом случае занимает второстепенное положение по отношению к характерам персонажей. Так, в некоторых произведениях характеры второстепенных персонажей помогают раскрыть характер главного героя. Мы сталкиваемся с этим в «Преступлении и наказании», где в повествование вводятся двойники и антиподы Раскольникова, в «Обломове», где изображен Захар, слуга-двойник, и Штольц – антипод главного героя.

То есть второстепенные персонажи здесь не столько двигают сюжет, сколько позволяют автору раскрыть характер главного героя и справиться с поставленной художественной задачей. Здесь характеры персонажей помогают автору раскрыть основную идею произведения и реализовать творческую концепцию.

Виды взаимосвязей персонажей

С какой бы целью персонажи не вводились в сюжет, они обязаны действовать. И эти действия можно объединить в несколько групп.
Вот что об этом писал литературовед Б.В. Томашевский в «Поэтике»:

«Действующие лица подвергаются в произведении группировке. Простейший случай — это разделение всех действующих лиц на два лагеря: друзей и врагов главного героя. В более сложных произведениях таких групп может быть несколько, и каждая из этих групп связана различными взаимоотношениями с остальными лицами».

То есть персонажей можно условно разделить на несколько категорий в зависимости от их участия в судьбе главного героя и и влияния на сюжет.

Второстепенные персонажи могут быть друзьями, соратниками главного героя: доктор Ватсон для Шерлока Холмса, три мушкетера для Д’Артаньяна, Гермиона и Рон Уизли для Гарри Поттера, Разумихин и Соня Мармеладова для Раскольникова, Аркадий Кирсанов для Базарова.
Второстепенные персонажи могут быть недругами, врагами главного героя: профессор Мориарти для Шерлока Холмса, Миледи для Д’Артаньяна, Волан-де-Морт для Гарри Поттера, Порфирий Петрович и Лужин для Раскольникова, Швабрин для Петра Гринева, Долохов для Пьера Безухова, Кабаниха для Катерины.

Второстепенные персонажи могут находится в нейтральных взаимоотношениях– быть незнакомыми друг с другом, не вступать в непосредственные взаимоотношения. К таким персонажам можно отнести уже упомянутых многочисленных фигур из «Мертвых душ», персонажей из лирических отступлений «Евгения Онегина», действующих лиц из рассказов Чехова, не влияющих на само действие.

Противостояние персонажей

Самый распространенный вид взаимодействия героев, как утверждает Томашевский – это противостояние двух групп, друзей и врагов главного героя. И действительно, подобную расстановку сил – условную борьбу добра со злом – мы встретим не только в современных голливудских фильмах, но и в классике русской литературы. Разум и герои, выступающие за просвещенье и воспевающие гуманистические ценности (Милон, Правдин, Софья), противопоставлены косным ретроградам (Простакова, Скотинин, Митрофанушка) в комедии Фонвизина «Недоросль»; человек чести Петр Гринев противопоставлен бесчестному, циничному Швабрину в «Капитанской дочке», семьи порядочные противопоставлены семьям безнравственным в «Войне и мире»; ленивый Обломов противопоставлен деятельному Штольцу и т.д.

В произведениях романтического толка можно встретить главного героя, противопоставленного всему миру в целом: начало было положено «Паломничеством Чайльд-Гарольда» Байрона и нашло развитие в байронических образах Чацкого, Онегина, Мцыри, Печорина, Раскольникова, Базарова. Это герои, вступающие в конфронтацию не с определенной группой персонажей, а со всем миром, то есть со всеми героями произведения.

Про управление персонажами

Один из апологетов постмодернизма в литературе Джон Фаулз писал в романе «Любовница французского лейтенанта» (1969):

«Все, о чем я здесь рассказываю, — сплошной вымысел. Герои, которых я создаю, никогда не существовали за пределами моего воображения. Если до сих пор я делал вид, будто мне известны их сокровенные мысли и чувства, то лишь потому, что, усвоив в какой-то мере язык и «голос» эпохи, в которую происходит действие моего повествования, я аналогичным образом придерживаюсь и общепринятой тогда условности: романист стоит на втором месте после Господа Бога…
…Наши герои и события начинают жить только тогда, когда они перестают нам повиноваться. Когда Чарльз оставил Сару на краю утеса, я велел ему идти прямо в Лайм-Риджис. Но он туда не пошел, а ни с того ни с сего повернул и спустился к сыроварне
Мало того, что герой начинает обретать независимость, — если я хочу сделать его живым, я должен с уважением относиться к ней и без всякого уважения к тем квазибожественным планам, которые я для него составил.
Иными словами, чтобы обрести свободу для себя, я должен дать свободу и ему, и Тине, и Саре, и даже отвратительной миссис Поултни».

Джон Фаулз говорит о том, с чем сталкивается, пожалуй, любой начинающий писатель – с обретением персонажами самостоятельности. Но это уже совсем другая история.

Внесценические персонажи в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума»

Сюжет пьесы

Весь сюжет произведения закручен вокруг молодого человека дворянских кровей Александра Чацкого. Он возвращается из трехлетнего путешествия обратно на родину к своей возлюбленной — Софье Фамусовой. Они дружили с самого раннего детства, а в юности полюбили друг друга. Но как выяснилось, Софья была в сильной обиде на Александра из-за того, что тот уехал в Сант-Петербург и не писал ей.

Вернувшись домой, Чацкий первым делом едет в дом Павла Фамусова, отца Софьи, с намерением жениться на девушке. Но София реагирует на его приезд довольно холодно. Сначала Александр не догадывается, что его приезд не к месту. Выясняться, что Софье нет дела до Чацкого, ведь она влюблена в другого и погружена в свои переживания.

Читайте также  Что такое декаданс

Возлюбленным оказывается Алексей Молчанин, который проживает в ее усадьбе и приходится секретарем Павла Афанасьевича. Но Чацкий не знает этого, потому он пытается понять, кто украл сердце его Сони. Алексея он не считает за противника, а видит в нем лишь жалкого человека, который не достоин ни внимания, ни любви девушки. Помимо всего прочего, он презирает его за попытки угодить всем вокруг, особенно тех, кто выше него по статусу. После того как Александр понимает, что именно этот мелкий человек понравился его Софье, он в ней окончательно разочаровался.

С самого начала и до конца комедии Чацкий то и дело читает выразительные монологи, в которых раскрывает всю сущность московского общества. Ярче всего представляет в них это самое общество папа Сони — Павел Фамусов. Однако в этом самом обществе недолюбливают Александра и поговаривают о его сумасшествии. Слухи о том, что у Чацкого не все в порядке с головой, начала распускать Софья, обидевшись, что он как негодяй ее бросил. А люди с радостью их подхватили и разнесли по всей столице. В финальном действии пьесы Чацкий принимает решение покинуть Москву.

В произведении, как и в любой классической пьесе, соблюдены единство места и времени происходящего. События разворачиваются в течение суток в доме Фамусова. В сюжете отражаются две линии: любовная история Чацкого и его противостояние столичному обществу.

Конфликт произведения

Пьеса выделяется среди других произведений тем, что в ней два конфликта: любовный и социальный. Первый строится вокруг любви Чацкого к Соне. Социальное противоречие разворачивается вокруг противостояния «века нынешнего и века минувшего». При этом каждый из двух конфликтов тесно между собой переплетаются.

Пока Чацкий пытается выяснить, что произошло с Соней и в кого она влюблена. Ради этого он общается с ней самой, ее отцом и Молчаниным. Во время этих диалогов он понимает, что его новаторские взгляды расходятся с каждым из героев. Они типичные консервативные дворяне, а Молчанин хотел бы им стать. Эти люди не хотят что-то менять в своей жизни, поэтому их пугает Чацкий и его взгляды. Все 4 действия комедии они спорят между собой об идеалах, семейных ценностях и работе.

Персонажи комедии

В произведении Александра Грибоедова «Горе от ума» есть два типа персонажей:

  • главные герои;
  • второстепенные герои;
  • внесценические персонажи.

Последние — герои, которые ни разу не вышли на сцену, но их имена то и дело упоминались по мере развития сюжета пьесы. Грибоедов безусловно был новатором. Он возложил на этих немых героев задачу дополнить таблицу и помочь раскрыть всю абсурдность «барской» России.

Удивительно, что второстепенные герои, в отличие от них, появляются на сцене, но при этом не играют практически никакой роли в развитии сюжета. Но и они, как и все другие персонажи, отлично характеризуют фамусовское общество, даже несмотря на свои эпизодические роли.

Среди них особенно смогли выделиться Загорецкий и Репетилов. Именно образ первого доказывает читателю, что все дворянство по натуре своей глубоко безнравственно. Хлестова охарактеризовала его как лгуна, картежника и вора, но мастера прислужить. Именно за это умение его всегда рады видеть. Горич же утверждает, что он ко всему прочему еще и стукач, и предостерегает Чацкого говорить о чем-либо серьезном при нем.

Репетилов — своеобразное высмеивание Александра Чацкого. Он наоборот, судит людей, которые искажают главные идеи дворянского мира. И такой персонаж будет вечен, ведь подражатели всегда появлялись на сломе двух эпох. Такие люди, как он, претендуют на звание передовых и прогрессивных. Но в действительности они просто прибежали туда, где шум.

Наиболее интересна в комедии роль Лизы. С самого начала понятно, что она умна, умеет посочувствовать и хорошо разбирается в людях. Лиза — тот самый персонаж, пересекаясь с которым, каждый герой, сбросив маску, показывает свое истинное лицо. Ее образ — двигатель всего сюжета.

Роль внесценических персонажей «Горе от ума» — отобразить полную картину жизни столицы того времени. Этот тип героев не только смог расширить рамки комедии, но и дополнил характеристику основных действующих лиц, помог их лучше понять. И именно за счет введения большого количества персонажей в пьесе Грибоедову удалось высмеять весь город и его жителей. Даже сам автор охарактеризовал свое произведение следующим образом: «Портреты и только портреты входят в состав комедии и трагедии». Используя цитаты и упоминания о них, автор один за другим ввел в комедию этих персонажей.

Максим Петрович

Такой персонаж, как екатерининский вельможа Максим Петрович, занимает особое место в числе образов комедии. Фамусов, говорящей о важности происхождения и чина, ставит его всем в пример. Это его идеал для подражания. Он любит рассказывать о его достижениях, ведь это гордость иметь такого родственника.

Для главы дома важно то, что его дядюшка получал ордена, был богат, имел слуг, а самое главное — жил при князе и прислуживал самой княгине. Сам герой симпатичен другим тем, что он раздает чины, пенсии и его всегда рады видеть при дворе. Но ради достижения таких высот, когда было нужно прогнуться под кого-то, он всегда это делал.

Именно Максим Петрович дает понять, что человек в обществе Фамусова оценивается по занимаемой им должности и его статусу. И это общество всеми силами борется за то, чтобы все оставалось как есть, без изменений. Они стараются всеми силами следовать традициям, доказывать непоколебимость авторитетов и свое превосходство.

Дворянин в Российской империи защищен в первую очередь своим статусом. Но если он еще не нарушает традиции своего класса, то перед ним открываются все возможности. Главное — не быть неудачником, как Репети-Лова. Это еще один второстепенный персонаж, который, несмотря на свой статус, пытался метить на высокую должность, но ничего не вышло.

Фома Фомич

Человек, который, в отличие от Молчанина, сумел добиться высокого положения в обществе. У него уже есть чины и высокий статус. Он был начальником отделения при трех министрах — это главное в нем для Молчанина. В то время как Чацкий описывает его как самого пустого человека из всех бестолковых. Этот закадровый персонаж — полная противоположность Репетилова, который встретил неудачи и в карьере, и в любви.

Француз из Бордо

Француз изначально ехал в Россию, как во что-то страшное, а приехал словно в свою провинцию. Он не встретил ничего русского в этой стране. Чацкий высмеивает желание москвичей поклоняться всему заграничному и общаться между собой на французском. Английский клуб, описанный Грбоедовым, — это одно сплошное подражание. Столичное общество ничем не занимается, но старается создать видимость активной деятельности.

Тугоковский и Горич

Платон Михайлович Горич — статусный мужчина, но находится под властью своей супруги. Его не устраивает то, что Наталья Дмитриевна указывает ему, как что-то делать, словно маленькому ребенку. Тем не менее, он не смеет оспаривать ее мнение. Он отображает еще одно явление, свойственное московскому барству, — всевластие женщин.

Также царят дела и в другой семье, что еще раз это подтверждает. Тугоуховский делает все, что говорит его супруга: приглашает в дом названных ею гостей и идет на поклон.

Эти женщины загнали своих мужчин под каблуки. Свою власть они никому не отдадут и будут защищать до последнего. Что опять же говорит о нежелании общества меняться.

Татьяна Юрьевна

Идеалом для подражания желающего всем угодить Молчанина стала Татьяна Юрьевна. Этого человека он берет себе как пример для восхищения и подражания, ведь она устраивает самые пышные и богатые балы в округе. Татьяна своим примером олицетворяет основные «достоинства» персонажей «Горе от ума»:

  • чинопочитание;
  • знатность;
  • достаток.

Именно по этим критериям они оценивают человека и думают, имеет ли смысл с ним общаться. Когда Молчанину становится известно, что Чацкий знаком с ней, он удивлен. Ведь Александр казался ему сумасшедшим.

Роль помещиков

В произведение также упоминаются и помещики, которые только и делают, что хвастаются своей способностью выменять слуг на борзых щенков.

Есть среди них и те, что любят поиграть на публику. Они устраивают в своих особняках балы для крепостных. Но затем они, нисколько не беспокоясь о людях, продают поодиночке матерей и их детей, несмотря на то, что семья распадется.

Другие герои

Кузьма Петрович, наряду с Максимом Петровичем, отожествляет идеал Фамусова. «Он и сам был богат и на такой же был женат, и знатного рода» — столичный туз, перед которым приклонялась вся Москва.

К веку минувшему также относятся все друзья Репетилова из его подобия тайного общества, что хотело бы стать передовым. К представителям века минувшего также относятся:

  • Отец Молчанина, посоветовавший сыну угождать всем и всегда;
  • Барон фон Клоц и его продажные секретари;
  • Прасковья Федоровна, тетя Сони, любившая собирать сплетни и передавать их дальше;
  • Мадам Розье и танцор Гильоме, которые были любимы лишь благодаря своим иностранным фамилиям и происхождению, так как большинство столичных штучек презирало всю отечественную культуру и восхищалась зарубежной;
  • Князь Григорий и Воркулов Евдоким — любители Англии и итальянской музыки;
  • Хворовы, Скачковы, Нестор Валранский и Дрянские.

Представителей «века нынешнего» в пьесе гораздо меньше. Единомышленник Чацкого и внесценический персонаж — двоюродный брат Скалозуба, который ушел со службы, чтобы наслаждаться деревней и чтением литературы. Также таковым является профессор Педагогического института и племянник княгини Тугоуховский Федор, изучающий химию и ботанику. И основная доля этой категории — это вся молодежь, которую представляет Чацкий в своих отрывках из своих монологов «А судьи кто?», «Пускай теперь один из нас». По его мнению, именно они — люди, за которыми будущее великой страны.

Таким образом, вспомнив список внесценических персонажей «Горе от ума», можно подытожить, что Грибоедову удалось отобразить в своем произведение всю многогранность московского общества. Он выставил на всеобщее обозрение все их недостатки и мнимые достоинства, которыми они так гордятся.

Концепт внесценического персонажа в драматургии Н. В. Гоголя

Могилевская Н. М. (Алматы, Казахстан), профессор Казахского национального университета им. аль-Фараби / 2003

«Смысл внутренний всегда постигается после. И чем живее, чем ярче те образы, в которые он облекся и на которые раздробился, тем более останавливается всеобщее внимание на образах. Только сложивши их вместе, получишь итог и смысл созданья», — писал Н. В. Гоголь в «Театральном разъезде после представления новой комедии» (I, с. 260).

По выразительности и многообразию драматических образов равных Гоголю нет. Для него «тут всякий герой; течение и ход пьесы производит потрясение всей машины: ни одно колесо не должно оставаться как ржавое и не входящее в дело» (I, с. 241). Это правило относится, без сомнения, и к внесценическим персонажам. Одним из первых, кто подробно описал этих персонажей в «Ревизоре», был В. Набоков. Именно он попытался как-то их «рассортировать». Одни у него — «второстепенные существа» (из письма Городничему), другие — » гомункулы» (типа учителя истории), затем следует «нетопырь» (поручик, письмо которого цитирует почтмейстер); второстепенные характеры «сыплются из монолога Хлестакова»: «Ткань их более легкая, почти прозрачная, в соответствии с радужной оболочкой самого Хлестакова. Последние определяются как «фантомы», «потусторонние существа», «позолоченные привидения», они и «влияют на ход пьесы гораздо сильнее, чем идеалистические пируэты мелких персонажей, составляющих фон первого действия» (II, с. 61-64).

Таким образом, можно выделить две составляющие понятийного ряда «внесценического персонажа Гоголя» — фон и участие в развитии действия пьесы. Писателю важно было это постоянное напоминание о мире по ту сторону рампы, в представлении Набокова он и «есть подлинное царство Гоголя. все эти созданья, чья мельтешня создает самую плоть пьесы, не только не мешает тому, что театральные постановщики зовут действием, но явно придают пьесе чрезвычайную привлекательность» (II, с. 66). Кажется, создается своеобразный двойной эффект: с одной стороны, персонажи за сценой всеми силами своими (и приемами автора) пытаются на нее проникнуть, а с другой — сам автор стремится разрушить все виды барьеров, узаконенные театром и драматургическим родом: между сценой и зрителями, сценическими и внесценическими героями и т. д. Так формируется эта особая атмосфера комедий Н. В. Гоголя.

Читайте также  Что такое синтаксический параллелизм

Способы и варианты «подачи внесценического персонажа Гоголем» в пьесах писателя не имеют традиций в русской комедиографии, да и в драматургии в целом. Основная тому причина заключается в том, что он создает свой особый мир, подчиняя его логике и правилам, самим для себя определенным. В этом мире нет места случайности, все включено в общий круговорот той «пошлости жизни», когда жизнь заменена суетой, будь то приезд ревизора или сватовство. В этом мире автор может позволить себе все: «. он тут всюду присутствует — не только в обличии автора, что было бы логично, или под псевдонимом специально, по служебному делу прикомандированного лица, а так, кем придется. » (III, с. 207), правда при одном условии: «Взявши дурное свойство мое, я преследовал его в другом званьи и на другом поприще» (IV).

В большинстве своем внесценические персонажи Гоголя заключают в себе некоторую «нравственную несообразность», которая порождает «благодетельный смех». В основе своей этот смех амбивалентен, он «в какой-то момент возбуждает тоску и ужас, переходит как будто в свое отрицание, в слезы, которые временами, однако, также обладают «противоположным свойством смешить» (III, с. 78).

Внесценические персонажи — полифункциональные, им свойственна особая гоголевская обратимость, что сказывается, прежде всего, в их эмоциональном воздействии: «Впечатление еще сильней оттого, что никто из приведенных лиц не утратил своего человеческого образа: человеческое слышится везде. Оттого еще глубже сердечное содроганье» (I, с. 259). Жизнеподобие персонажей определяется их самобытностью. Впервые именно у Гоголя собираются вместе и предстают в роли главной, отличающей черты запах, мимика, жест, фамилия, место обитания, дата рождения, курение табака, смешливость и т. д. И по этому, «подчас ординарному или второстепенному признаку Гоголь мастер вытаскивать всего человека, который прекрасно, однако обходится этим единственным признаком» (III, 304). Так формируется истинно гоголевская атмосфера, объединяющая сцену и зрительный зал, и «персонаж приглашает нас войти в его положение на правах сотоварища, который оттого и смеется, что проникается состоянием ближнего» (III, с. 92), как, например, в случае с заседателем: запах, исходящий от него «уже невозможно выгнать: он говорит, что в детстве его мамка ушибла, и с тех пор от него отдает немного водкою» (I, с. 12).

В силу специфики своего существования в пьесах внесценические персонажи «не дотягивают до локального символа», но за ними сохраняется право на самое живое и непосредственное участие в созданье мира (города), в котором они живут. Они являются предметом разговора знакомых или родственников, сослуживцев или первых встречных, объединившихся в какой-то момент своей жизни. Все они, «сторож с гусенками», «учитель с „не той рожей“, больные, „походящие на кузнецов“, „дрянная гарниза“, купец, „нанимающий огород на Выборгской стороне под капусту“ или смешливый „мичман Петухов“ и т. п., составляют как в мозаике верную картинку повседневного существования общества. Но они, в большинстве своем, скорее жертвы, чем сценические персонажи. Хотя те и другие порождают вопросы: как такое могло произойти с человеком? Кто виноват в этом?

Некоторые внесценические персонажи наделяются правом голоса: их цитируют (почтмейстер — поручика в „Ревизоре“, Фекла — » трезвого купца» и Арина Пантелеймовна — своего брата в «Женитьбе»). Иным отводится роль примера для подражания (Тряпичкин для Хлестакова и «человек, которому плюнули в лицо» для Кочкарева). Так Тряпичкин «отца родного не пощадит для словца и деньгу тоже любит. Он ведь тоже любит часто переезжать с квартиры и недоплачивать» (I, с. 66-68). А для Кочкарева (если это не произошло с ним самим) — в приведенной им истории главным аргументом оказался финал: «А жалованья, однако же, все-таки прибавили. Так, что из того, что плюнет? Если бы, другое дело, был далеко платок, а то ведь он тут же, в кармане, — взял да вытер» (I, с. 132). В то же время, комментарий главных героев и является тем звеном, которое своеобразно, благодаря внесценическим персонажам, высвечивает темные глубины их же характеристик.

Самые любопытные внесценические персонажи со своей «историей». Чем она необычней или абсурдней, тем естественнее вплетается в ткань комедии. Эти персонажи, надворный советник из «Женитьбы», который «что не скажет слово, то и соврет» (I, 104), Жевакин, рядом с которым «все кажется, что он хочет тебя коленкой сзади ударить» (I, с. 122) или учитель истории из «Ревизора», который «для науки и жизни не пощадит» (I, с. 13), подаются как факт, как действительно имеющие место быть.

Особое место в «Ревизоре» отводится внесценическим персонажам — детям: «пребойкому мальчику» трактирщика Власа, «подающему большие надежды» сыну Добчинского — они «двойным сцеплением. подпирая родителей, стабилизируют композицию. В целом образный строй комедии себя же бессчетно воспроизводит» (III, с. 117).

Так, благодаря внесценическим персонажам, обнаруживается весьма существенный элемент внутренней, идейной связи, при которой «герои. передразнивают и отражают друг друга, размножаются, расподобляются, исчезают» (III, с. 123).

Лица, упомянутые в рекомендациях Городничего, эмпиреях Хлестакова, воспоминаниях Осипа и Жевакина, разговорах Феклы и Арины Пантелеймоновны — зеркало за сценой, оживающее как прием самохарактеристики для героев на сцене.

Вместе с внесценическими персонажами комедий Гоголя на сцену хлынул поток не просто смешных до невероятного героев, фамилий, деталей, «спародированных фантастически уклончивой манерой вести сюжет (с выплесками как будто бы неуместных подробностей)» (II, с. 62). Именно, благодаря внесценическим персонажам, расширяя пространство, Гоголь поворачивает жизнь человеческую той ее стороной, которая до него рассматривалась, как немогущая быть художественно представленной. Писатель указал на те штрихи к портрету рода человеческого, которые, будучи собранными вместе, касались существенных сторон бытия.

I. Гоголь Н. В. Собрание сочинений в 6-ти томах, т. IV, М., 1959.

II. Набоков В. Николай Гоголь // В. Набоков. Лекции по русской литературе. М., 1996.

III. Абрам Терц (Андрей Синявский). В тени Гоголя. М., 2001.

IV. Цитаты по книге: Виноградов И. А. Гоголь — художник и мыслитель: христианские основы миросозерцания. М., с. 283.

Роль внесценических персонажей в «Горе от ума»

«Горе от ума» Грибоедова стало новаторским для своего времени произведением, одним из первых в России, написанных в рамках не только господствовавших тогда на сцене классицизма и романтизма, но и реалистизма. Этому во многом способствовало введение автором многочисленных внесценических персонажей. В комедии они придают дополнительный оттенок характерам и обстоятельствам, а также расширяют конфликт, усложняют картину нравов.
Во-первых, внесценических персонажей намного больше, чем действующих на сцене. Уже это нарушает один из классицистических канонов — принцип единства действия, выводя пьесу на реалистический уровень. Кроме того, внесценические персонажи типизируют основной конфликт произведения -противостояние «века нынешнего» и «века минувшего», разделяясь на сторонников фамусовсокого общества и людей, близких по духу Чацкому, соответственно, являясь отражением изъянов одних и достоинств других.
Не требуется больших усилий, чтобы увидеть — передовых людей, представителей «века нынешнего», тех, кто по одну сторону баррикад с Чацким, намного меньше, чем фамусовцев, всего двое. Это брат Скалозуба, который, получив «выгод тьму по службе», вдруг «набрался каких-то новых правил» и оставил службу, «в деревне книги стал читать». А также князь Федор, племянник Тугоуховской, «упражняющийся» «в расколах и безверьи» в Петербургском институте под руководством не менее опасных профессоров. «Соотношение сил» в комедии красноречиво свидетельствует о ситуации в России начала XIX века. Из кого же состояло фамусовское общество? Во-первых, из московских тузов, таких как Максим Петрович, Кузьма Петрович, «Нестор негодяев знатных». Эти «небожители» олицетворяли пороки общества: первый — угодничество, второй -преклонение перед богатством, третий — приверженность крепостничеству — и являлись идеалами для фамусовцев. «Почтенный камергер» Кузьма Петрович был «с ключом и сыну ключ умел доставить», а Максим Петрович «на золоте едал» и «ездил цугом». Конечно, «упал он больно, встал здорово», зато «в чины выводит. и пенсии дает». ^- „
Следующий тип — дамы-командирши, от которых зависит репутация и продвижение по службе. К Татьяне Юрьевне Молчалин советует съездить Чацкому, ею восхищается Фамусов. Еще более влиятельная особа — Марья Алексеевна. «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!» — восклицает Фамусов в завершении комедии. К этому же типу относится сценический персонаж Хлестова, шпица которой так «любит» Молчалин. Фамусовцы преклоняются не только перед начальницами, но и женами. В обществе царит матриархат, женский деспотизм, в почете «женины пажи». Фамусов предлагает «послать в Сенат» Ирину Васильевну, Лукерью Алексеевну, Татьяну Юрьевну, Пульхерию Андреевну. А Скалозуб отпускает шутку в адрес неудачливой «наездницы» княгини Ласовой, у которой «ребра недостает», и она «для поддержки ищет мужа». Еще один тип — минимые вольнодумцы из круга Репетилова, олицетворяющие пустоту, пошлость, поверхностность интересов фамусовцев. Этот лагерь в какой-то степени является пародией на «век нынешний», как Репетилов — на Чацкого. Здесь «сок умной молодежи», «горячих дюжина голов», и князь Григорий, который так же, как англичане, «сквозь зубы говорит» и «коротко обстрижен для порядка». Упоминается Воркулов Евдоким, поющий сомнительного достоинства оперу, братья Левой и Боренька, о которых и «не знаешь, что сказать». И, конечно, «гений» Удушьев Ипполит Маркелыч, который пишет «нечто» «обо всем».
Важный атрибут фамусовского общества — «клиенты-иностранцы», «учителей полки». Чацкий категорично осуждает «смешенье языков: французского с нижегородским». Он припоминает и танцмейстера Гильоме, «подбитого ветерком», и, конечно, французика из Бордо, который, приехав в Россию, не нашел «ни звука русского, ни русского лица». Преклонение перед иностранщиной — одна из черт фамусовцев.
Есть несколько «невидимых» персонажей, которые являются «провидцами», предвосхищая течение событий. Например, Лиза вспоминает о тетушке Софьи, от которой сбежал француз, и она «забыла волосы чернить и через три дни поседела». На что Софья задумчиво произносит: «Вот так же обо мне потом заговорят», отчасти предвосхищая завершение отношений с Молчалиным. А Лахмотьев Алексей произносит поистине пророческие слова, которые транслирует Репетилов: «Радикальные потребны тут лекарства».
Некоторые внесценические персонажи участвуют в интриге объявления Чацкого сумасшедшим. Например, Дрянские, Хворовы, Варлянские, Скачковы, которые, по словам одной из княжон, давно об этом знают. Пытаясь объяснить произошедшие с Чацким перемены, фамусовцы вспоминают даже покойную мать Чацкого Анну Алексеевну, «сходившую с ума восемь раз»,
В комедии участвует множество внесценических персонажей. Таким образом, они расширяют рамки конфликта, превращая его из локального в общественный, затрагивающий не только Москву, но и Петербург, не только XIX век, но и VIII. Внесценические персонажи по-своему отражают философию комедии, присутствуя даже в последней ее строчке: «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!» — восклицает Фамусов, утверждая, сколько бы умов и сердец ни разбивалось о стену предрассудков, безразличия, лицемерия «века минувшего», большинство будет оглядываться на кого-то или назад.

Внесценические персонажи в комедии «Горе от ума»

Прежде всего, героев комедии “Горе от ума” можно разделить на несколько групп: главные герои, второстепенные герои, герои-маски и внесценические персонажи. Все они, помимо отведенной им в комедии роли, важны и как типы, отражающие те или иные характерные черты русского общества начала XIX века.

Читайте также  Что такое протокол

К главным героям пьесы можно отнести Чацкого, Молчалина, Софью и Фамусова. Сюжет комедии строится на их взаимоотношениях, взаимодействие этих персонажей друг с другом и развивает ход пьесы. Второстепенные герои – Лиза, Скалозуб, Хлестова и другие – тоже участвуют в развитии действия, но прямого отношения к сюжету не имеют. Образы героев-масок максимально обобщены. Автору не интересна их психология, они занимают его лишь как важные “приметы времени” или как вечные человеческие типы. Их роль особая, ибо они создают социально-политический фон для развития сюжета, подчеркивают и разъясняют что-то в главных героях. Это, например, шесть княжон Тугоуховских. Автора не интересует личность каждой из них, они важны в комедии лишь как социальный тип московской барышни. Герои-маски играют роль зеркала, поставленного напротив самого высшего света. И здесь важно подчеркнуть, что одной из главных задач автора было не просто отразить в комедии черты современного общества, но заставит общество себя в зеркале узнать. Задаче этой способствуют внесценические персонажи, то есть те, чьи имена называются, но сами герои на сцене не появляются и участия в действии не принимают. И если основные герои “Горя от ума” не имеют каких-то определенных прототипов (кроме Чацкого), то в образах некоторых второстепенных героев и внесценических персонажей вполне узнаются черты реальных современников автора. Так, Репетилов описывает Чацкому одного из тех, кто “шумит” в английском клубе:

Не надо называть, узнаешь по портрету:
Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,
И крепко на руку нечист .

И не только Чацкий, но и большинство читателей “узнавали по портрету” колоритную фигуру того времени: Федора Толстого – Американца. Сам Толстой, прочитав в списке “Горе от ума”, себя узнал и при встрече с Грибоедовым попросил изменить последнюю строчку следующим образом: “В картишках на руку нечист”. Он собственноручно переправил так строку и приписал пояснение: “Для верности портрета сия поправка необходима, чтоб не подумали, что ворует табакерки со стола”.

В сборнике научных трудов “А.С. Грибоедов. Материалы к биографии” помещена статья Н.В. Гурова “Тот черномазенький…” (“Индийский князь” Визапур в комедии “Горе от ума”). Вспомним, при первой встрече с Софьей Чацкий, стараясь возродить атмосферу былой непринужденности, перебирает давних общих знакомых. В частности, поминает он и некоего “черномазенького”:

А этот, как его, он турок или грек?
Тот черномазенький, на ножках журавлиных,
Не знаю, как его зовут,
Куда ни сунься: тут как тут,
В столовых и гостиных.

Так вот, в заметке Гурова говорится о прототипе этого проходного внесценического персонажа. Оказывается, удалось установить, что был во времена Грибоедова некий Александр Иванович Порюс-Визапурский, вполне подходящий к описанию Чацкого. Зачем потребовалось искать прототип “черномазенького”? Не слишком ли мелкая фигура он для литературоведения? Оказывается – не слишком. Для нас, спустя полтора века после издания “Горя от ума”, безразлично, был ли “черномазенький” или Грибоедов его выдумал. Но современный читатель (и зритель) комедии немедленно понимал о ком идет речь. И тогда исчезала пропасть между сценой и зрительным залом, вымышленные герои говорили о лицах, известных публике, у зрителя и персонажа оказывались “общие знакомые” – и довольно много. Таким образом Грибоедову удалось создать удивительный эффект: он стирал грань между реальной жизнью и сценической действительностью. И что особенно важно, комедия при этом, обретая напряженное публицистическое звучание, ничуть не теряла в художественном отношении.

В том же разговоре Чацкий упоминает и многих других. Все они дают нам ясное понятие о грибоедовском высшем свете. Это крайне безнравственные люди, препятствующие проникновению в Россию образования, науки: “А тот чахоточный, родня вам, книгам враг…” Эти люди озабочены только своим материальным положением, стремящиеся нажить как можно больше, породнится с богатыми семьями по всей Европе. Конечно же, не все люди Москвы являли собой такое печально зрелище. Чацкий не был одинок, были и другие, тянущиеся к просвещению, к науке: “…он химик, он ботаник”. Но они являли собой скорее исключение, чем правило. Такие люди не могли заслужить уважения высшего света. Там ценились такие как Максим Петрович. Именно Максим Петрович “на золоте едал”, у него “сто человек к услугам”, он “весь в орденах”. А чем добился он такого положения? Умом? Нет, он добился этого тем, что забыл о своем человеческом достоинстве. Но, по мнению Фамусова, это проявление его смышлености.

А что еще можно ждать от общества, у которого такие нравственные ценности? От общества, где прежде всего цениться не голос собственной совести, а мнение княгини Марьи Алексевны. Грибоедов мастерски представил нам высший свет своей эпохи. И мы никогда не смогли бы понять, что представляло из себя это общество, если бы не внесценические персонажи. Да и читатели того времени потеряли бы многое, если б им некого было узнавать” в героях Грибоедова.

Система персонажей. Виды персонажей в художественных произведениях

Существует целая система персонажей, которые различаются по своим характеристикам и ролям в художественном произведении.
В этой системе различные виды персонажей могут переплетаться друг с другом самым непредсказуемым образом: все персонажи могут соотноситься с каждым, а каждый – со всеми.

Система персонажей

Типы связей между персонажами:

  • сюжетные. Они могут быть очень сложными, разветвленными и охватывать огромное число персонажей. По некоторым подсчетам, в «Войне и мире» Л.Н. Толстого — около шестисот действующих лиц, а в «Человеческой комедии» О. Бальзака — около двух тысяч. Появление этих лиц в большинстве случаев мотивировано сюжетом;
  • на основе соотношения характеров. «…Люди не сходны, те любят одно, а другие другое», — говорит Гомер устами Одиссея («Одиссея». Песнь 14). Автор выстраивает цепь событий, руководствуясь иерархией характеров, в зависимости от избранной темы. Персонаж выступает носителем стабильных и устойчивых (порой претерпевающих изменения) свойств, черт, качеств. Персонажи характеризуются с помощью совершаемых ими поступков, форм поведения и общения: значимо не только то, что совершает человек, но и то, как он при этом себя ведет; а также черт наружности и близкого окружения (в частности — принадлежащих герою вещей), мыслей, чувств, намерений.

В результате в произведении между персонажами возникает целая система параллелей и противопоставлений.

В системе персонажей есть персонажи:

  • главные, второстепенные, эпизодические и упоминаемые;
  • протагонист и антагонист;
  • вымышленные, исторические, заимствованные. Вымышленные: Гулливер и лилипуты у Дж. Свифта; лишившийся носа майор Ковалев у Н.В. Гоголя. Исторические, реальные, которые автор домыслил: исторические личности, люди, биографически близкие писателю, сам писатель. Заимствованные: итог обработки и достраивания уже известных литературных героев, как Дон Жуан, Фауст;
  • жизнеподобные, условные и фантастические;
  • разные по возрасту, социальному положению, образованию и воспитанию; добрые и злые, прекрасные и безобразные;
  • трагические, комические и трагикомические.

Виды персонажей

Герой произведения/протагонист. Так называют главное действующее лицо литературного произведения, которое является носителем авторских идеалов, мыслей и чувств. Как синоним, сегодня часто используют слово протагонист (в пер. с греч. «первый», «борец») – главный герой, т.е. тоже означает «главное действующее лицо».

Антигерой. Тип литературного героя, который занимает в художественном произведении центральное место, но не пользуется авторскими симпатиями, антипод героя. Да, он не наделен героическими качествами, а иногда и вовсе действует сомнительно, а то и весьма отрицательно, но он тоже может быть именно в центре повествования.

Антагонист – персонаж какого-либо произведения, активно противодействующий протагонисту на пути к достижению его целей. Это яростный противник главного героя, соперник, в большинстве случаев – а иногда и вовсе злодей. Антагонистом может стать не только персонаж, но и силы природы, традиции, законы общественной жизни («Старик и море» Хемингуэя, «Гроза» Островского).

Автор. Образом-персонажем перед читателями может предстать автор (как в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»). Автор также может быть представлен как рассказчик (рассказ «Бежин луг» И.Тургенева) и как нейтральный повествователь (М. Е. Салтыков-Щедрин, сказки).

Роль рассказчика автор может передать персонажу. Так, в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» историю Печорина и Бэлы герою-рассказчику и читателям поведал штабс-капитан Максим Максимыч, а о честных контрабандистах, событиях повести «Княжна Мери», истории Вулича рассказал главный персонаж романа, Григорий Печорин.

Антропоморфные персонажи. Это растения, животные, природные стихии, роботы, фантастические существа, вещи (например, сказочная избушка на курьих ножках). В таких жанрах художественных произведений, как сказка, баллада, басня, научная фантастика, анималистическая литература они вероятны или обязательны.

Собирательные персонажи. Прообраз – хор в античной драме. С 19-20 веков в сюжеты вводятся массовые сцены: например, толпа в «Соборе Парижской богоматери» Виктора Гюго, базар в «Чреве Парижа» Эмиля Золя, рабочая слободка в романе Максима Горького «Мать», «старухи», «соседи», «гости», «пьяницы» в пьесе Л. Андреева «Жизнь человека»; толпа на площади в нескольких сценах «Бориса Годунова» А.С. Пушкина, свидетельствующая о мнении народном и его выражающая.

Внесценические персонажи. Или упоминаемые. Об них подробно говорим здесь:

Есть произведения, где внесценический герой является главным. Так, в пьесе М. Булгакова «Александр Пушкин (Последние дни)» действие происходит после гибели поэта.

По воспоминаниям Е.С. Булгаковой, В.В. Вересаев сначала «был ошеломлен, что М.А. решил писать пьесу без Пушкина (иначе будет вульгарной), но, подумав, согласился».

Символичным может быть ожидание героя или героини, которые так и не появляются (Таньчора в повести В. Распутина «Последний срок»).

Заимствованные персонажи. Как теперь говорят, «раскрученных» персонажей берут из произведений других писателей. Такие герои естественны, если заимствовался сюжет (Федра и Ипполит в трагедиях «Ипполит» Еврипида, «Федра» Сенеки, «Федра» Расина).

В современной массовой литературе распространен жанр римейка: известный читателю герой, имя которого стало нарицательным, вводится в новый ансамбль персонажей, в новый сюжет. Заимствование в таком случае показывает условность искусства и способствует лаконизму текста, т.к. читатель уже знает героев, автору не надо характеризовать их.

Примеры: Молчалин в цикле Салтыкова-Щедрина «В среде умеренности и аккуратности»; Чичиков, Ноздрев и др. герои «Мертвых душ» в «Похождениях Чичикова» Булгакова. В «Евгении Онегине» на именины Татьяны приезжают

С детьми всех возрастов, считая

От тридцати до двух годов…

Мой брат двоюродный, Буянов,

В пуху, в картузе с козырьком.

Как вам, конечно, он знаком…

И становятся понятны строки из письма Татьяны: «Вообрази: я здесь одна, / Никто меня не понимает…». Ее одиночество – одиночество романтической героини, которое помогают понять ожившие герои «Недоросля» и озорной поэмы «Опасный сосед» (литературный «отец» Буянова – В.Л. Пушкин).

Персонажи-двойники. Их фантомное существование порождает раздвоенность сознания героя: традиция имеет глубокие корни в мифологии и религии. Таковы спутник главного героя в «Повести о Савве Грудцыне», тень в «Приключениях Петера Шлемиля» А.Шамиссо, черт Ивана Карамазова у Достоевского, черный монах в одноименном рассказе Чехова. Не менее условен древний мотив превращения, метаморфозы героя («Человек-невидимка» Г. Уэллса, «Клоп» В. Маяковского, «Собачье сердце» М. Булгакова, «Заводной апельсин» Э.Берджеса).

Разнообразие видов персонажей показывает: нечеловеческие персонажи выступают носителями нравственных, т. е. человеческих, качеств; существование собирательных героев выявляет интерес писателей к общему в разных лицах. В центре внимания художественной литературы всегда человек, в первую очередь, как социальная личность.

Переработано. Основная информация — отсюда:

Предлагаю также прочесть:

Если публикация «Система персонажей. Виды персонажей в литературных произведениях» была полезной, делитесь ею в соцсетях с друзьями!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: