Что такое символический интеракционизм

Символический интеракционизм: методология анализа процессов в системе управления Текст научной статьи по специальности « Социологические науки»

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Владимир Вениаминович Кривошеев, Сергей Николаевич Макаров

Проанализирована роль символов в системе социальных взаимодействий. Рассматривается символический интеракционизм как методологическая основа исследования управленческой практики. Основное понятие концепции символического интеракционизма — « символ в процессе взаимодействия» — трактуется как широкий диапазон смыслов, включающий в себя, помимо лингвистических конструкций, детерминанты в виде организационных и групповых факторов. Эффективность процесса управления связывается с совпадением персонифицированных блоков символов субъекта и объекта управленческих взаимодействий. Изучаются вопросы взаимосвязи категорий «управление» и « ситуация ».

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Владимир Вениаминович Кривошеев, Сергей Николаевич Макаров

This article considers the role of symbols in the system of social interactions. Symbolical interactionism is examined as a methodological framework for studying administrative practices. The key notion of the concept of symbolical interactionism — “a symbol in the course of interaction” – is interpreted as a wide range of meanings including, alongside linguistic structures, determinants in the form of cultural, organizational and group factors. The efficiency of management process is associated with concurrence of the personified blocks of symbols of the subject and the object of administrative interactions. The authors address the problem of correlation between the categories of “management” and “ situation ”.

Текст научной работы на тему «Символический интеракционизм: методология анализа процессов в системе управления»

В. В. Кривошеев, С. Н. Макаров

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ: МЕТОДОЛОГИЯ АНАЛИЗА ПРОЦЕССОВ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ

Проанализирована роль символов в системе социальных взаимодействий. Рассматривается символический интеракционизм как методологическая основа исследования управленческой практики. Основное понятие концепции символического интеракционизма — «символ в процессе взаимодействия» — трактуется как широкий диапазон смыслов, включающий в себя, помимо лингвистических конструкций, детерминанты в виде организационных и групповых факторов. Эффективность процесса управления связывается с совпадением персонифицированных блоков символов субъекта и объекта управленческих взаимодействий. Изучаются вопросы взаимосвязи категорий «управление» и «ситуация».

This article considers the role of symbols in the system of social interactions. Symbolical interactionism is examined as a methodological framework for studying administrative practices. The key notion of the concept of symbolical interactionism — «a symbol in the course of interaction» — is interpreted as a wide range of meanings including, alongside linguistic structures, determinants in the form of cultural, organizational and group factors. The efficiency of management process is associated with concurrence of the personified blocks of symbols of the subject and the object of administrative interactions. The authors address the problem of correlation between the categories of «management» and «situation».

Ключевые слова: система управления, символ, ситуация, символический интеракционизм.

Key words: administrative system, symbol, situation, symbolical interactionism.

© Кривошеев В. В., Макаров С. Н., 2014

Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2014. Вып. 12. С. 149 — 152.

В процессе управленческих взаимодействий субъекты находятся в состоянии постоянного обмена символами. Символы при этом понимаются в достаточно широком смысле, включая не только вербальные элементы, но и всю совокупность информационных единиц, детерминированных организационной культурой, групповыми и общими нормами. Использование всего спектра символов дает возможность оптимально осуществлять управленческие взаимодействия, служит основой для повышения эффективности воздействия на объект управления.

Операционализация понятия «символ» в его прикладном значении тесно связана с такой категорией, как «социальное время». Речь идет о том, что значение, смыслы, которые вкладываются в символы, по-разному интерпретируются в разное время. В силу этого в организационной среде время является не только фактором адаптации включающихся новых участников социальных взаимодействий к правилам, процедурам их осуществления, но категорией, исторически обусловливающей символические наборы. Набор символов, необходимых для успешного функционирования в рамках отдельного социального пространства (в нашем случае это управленческая организация), выступает в роли относительно самостоятельного элемента управленческих практик.

В процессе поиска эффективных моделей управленческих взаимодействий особое прикладное значение приобретают именно символы, которые выступают инструментальной составляющей повседневных социальных контактов. Такие наборы зачастую трактуются как стиль, манера поведения и связаны с социально-психологическими характеристиками носителя интеракции.

Таким образом, персональные наборы символов представляют собой факторы, влияющие на эффективность процесса управления. Эти факторы находят свое выражение в регулярном взаимодействии в рамках организации, а индивидуальные характеристики субъектов деятельности проявляются в ходе обмена символами. Символы, как отмечалось выше, могут иметь различную природу (вербальные, невербальные) и должны быть адекватно поняты всеми участниками процесса управления. Речь идет о процессе обмена информацией, без которого управление невозможно. Поэтому при построении методологической основы рассмотрения процесса управления на уровне внутриор-ганизационных контактов необходимо учитывать, что эффективность процесса управления обусловлена совпадением символических регуляторов. Анализ природы оптимальных форм социальных контактов, рассматривающий социальные явления и процессы (процесс управления здесь не является исключением) как продукт повседневного взаимодействия индивидов, предлагает, как известно, концепция символического интеракционизма [6, р. 43].

Эта концепция, в свою очередь, базируется на идеях М. Вебера, подчеркивавшего необходимость глубокого понимания социальной среды индивидами, которые в ней находятся и осуществляют активное взаимодействие [1, с. 108]. Дальнейшее развитие эти взгляды получили

Символический интеракционизм: методология анализа системы управления

в теоретических построениях Дж. Г. Мида [5, р. 90]. Анализируя «внутреннее мышление» индивида, Мид, как известно, разработал концепцию социального бихевиоризма, которая послужила основой для понимания природы взаимодействия как ответной реакции на каждое социальное воздействие. Именно этот момент, органично присущий и процессу управления, позволяет рассматривать любую социальную ситуацию как обмен символами, необходимыми для того, чтобы ситуация учитывала целевые установки всех взаимодействующих акторов, а также была тесно взаимосвязана с самой организацией и ее внешней средой. Очевидно, что такие подходы к выявлению сущности взаимодействия находятся на стыке социологического и социально-психологического знания. Более того, отдельные авторы не всегда обращают внимание на социальную природу взаимодействия, относя его едва ли не всецело к сфере межличностного общения [3, р. 259]. Существует и такая научная позиция, которая рассматривает социальную систему, ее структуру как результат устойчивых процессов межличностного общения, а социальное развитие — как эволюцию коммуникативных форм. Так, Чарльз Хортон Кули полагал, что «даже наиболее сложные и неизменные социальные институты» следует рассматривать как «состоящие из бесчисленных межличностных взаимодействий или актов симпатии, организованных в прочное целое. посредством некоторой системы символов» [2, р. 166]. Понятно, что при исследовании управленческих практик такой подход не позволяет определить основные характеристики акторов взаимодействия, которые, что называется, «нагружены» именно социальными функциями.

Символический интеракционизм, фокусируясь на повседневных взаимодействиях, по сути, игнорирует и такие социальные аспекты, как, например, классовая и тендерная принадлежность [4, р. 122 — 123]. Но подобный «отрыв» от институционального влияния на социальную действительность можно рассматривать, в определенной степени, как некую условность, так как сама природа появления символьных наборов является продуктом действия социальных институтов на материальных носителей конкретных функций, проявляющихся в ситуациях управленческих взаимодействий.

Сказанное позволяет сделать вывод, что символический интерак-ционизм может быть инструментом для анализа частных ситуаций, возникающих в социальной организации, служа лишь тактическим целям при рассмотрении процесса управления на микроуровне. Кроме того, указанную концепцию можно использовать в качестве основы для моделирования ситуаций в рамках управленческих взаимодействий. Но распространенный в настоящее время ситуационный подход к управлению в определенной степени выводит субъект и объект управленческих взаимодействий за рамки активных акторов, что не отвечает задачам управленческого моделирования. Современные социальные технологии (в частности экспертные системы), выступая в качестве дополнительного управленческого ресурса, необходимого для эффек-

тивного воздействия на социальные системы разного уровня, предполагают перевод ситуационного управления в новое состояние. Процесс управления все в большей мере предстает как деятельность по изменению поведения объекта управления при помощи специально организованной ситуации, в которой инициирующим звеном выступает формальный руководитель, должным образом организующий социальную среду, побуждая тем самым объект управления к выполнению определенных действий. При этом объект управления идентифицирует свои действия как реакцию на обстановку, связывая свой отклик на управленческое воздействие только с личным выбором, который коррелирует с ожидаемым им социальным результатом.

Получается, что символический интеракционизм, понимаемый с таких, более широких познавательных позиций, в полной мере учитывающих уплотнение социального времени взаимодействий, возрастающую сложность как субъекта, так и объекта управления, позволяет совершенствовать управленческие практики, а значит, повышать их эффективность.

1. Вебер М. Избранное. Образ общества / пер. с нем. М., 2005.

2. Cooley Ch. Human Nature and the Social Order. N. Y., 1964.

3. Denzin N. Symbolic Interactionism and Ethnomethodology // American Sociological Review. 1999. Vol. 8, № 6.

4. Harrel В. Symbols, Perception and Meaning // Sociological Theory: Inquires and Paradigms. N.Y., 2003.

5. Mead G. H. Mind, Self and Society. Chicago, 2002.

6. Pfnetze P. E. Self, Society, Existence. Human Nature and Dialogue in the Thought of G.H. Mead and M. Buber. N.Y., 2002.

Владимир Вениаминович Кривошеев — д-р социол. наук, проф., Балтийский федеральный университет им. И. Канта, Калининград.

Сергей Николаевич Макаров — канд. социол. наук, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, Москва.

About the authors

Prof Vladimir Krivosheev, I. Kant Baltic Federal University, Kaliningrad.

Dr Sergey Makarov, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Moscow.

Читайте также  Что такое жестикуляция

Интеракционизм как важная парадигма социальной психологии

Народная мудрость гласит: человек – продукт своей среды. А по словам мотивационного оратора Джима Рона, любой человек представляет собой нечто среднее из пяти людей, с которыми он больше и чаще всего общается. Сложно отрицать очевидные вещи, ведь когда мы находимся долго в одной среде, то обязательно вскоре замечаем, что перенимаем из окружения какие-то фразы, идеи, общий настрой и даже убеждения. Поэтому развивающийся человек, который хочет чего-то большего и лучшего для себя, должен тщательно выбирать окружение, так, чтобы оно было «концентратом» вдохновляющих, позитивных, поддерживающих и стимулирующих людей. Эту мысль изучает и развивает интеракционизм, одно из популярных направлений в психологии.

Концепция интеракционизма

Основные идеи данного направления схожи с тем утверждением, что человек является продуктом среды, в которой он постоянно находится. Интеракционизм является смежным направлением с другими науками, но своё начало взял именно в недрах социологии в конце 19 столетия.

Достаточно интересно разобраться с основными понятиями, положениями и фигурами такой социологической парадигмы современной психологии. Название уходит корнями в английский язык к слову «интеракция», что означает социальное взаимодействие человека в коллективе. Фокус наводится именно на сам процесс общения и взаимного влияния впоследствии на личность и поведение. Известные формы общения, например, сотрудничество, конфликты, берут начало из взаимодействия нескольких людей и регулируются ими.

Символический интеракционизм

Интеракционисты задаются вопросами о том, есть ли регуляторы интеракции, и как они вызывают определенные реакции у общающихся людей. Здесь нужно вспомнить о том, что люди общаются не только словами, но и образами, символами и значениями. Имеет значение даже язык телодвижений. В процессе взаимодействия всё тщательно анализируется человеческим подсознанием, а после выстраивается определенная модель поведения с теми, на кого человек ориентируется, пусть даже и неосознанно. В этой связи выделяется новое понятие – символический интеракционизм. Это направление исследует явление интеракции посредством символов и значений, которые создаются ее участниками.

Основатель символического интеракционизма – чикагский социолог Джордж Мид. Он заложил идеи теории, принципы, концепцию. В рамках интеракции человек развивается только в социуме, общаясь с себе подобными. Для построения общения очень важна ориентация на собеседника, иначе процесс коммуникации не выстроишь. Для того чтобы понимать друг друга и воспринимать объекты из позиции другого, появился обмен символами, которые каждый из участников взаимодействия должен интерпретировать и реагировать на них приемлемым образом. Принятие на себя роли другого позволяет лучше взаимодействовать и достигать практических результатов в совместной деятельности.

Самый распространённый символический инструмент, о котором никогда не задумывается человек – язык. Набор символов, которые выражают значение вещей или объектов, передают опыт, является важным регулятором социального поведения. Однако это касается не только слов в привычном понимании, но и языка жестов, телодвижений, мимики, с помощью которых выражается одобрение или негативная обратная связь. Так, в процессе общения передается смысл посредством символов.

Ключевые идеи символического интеракционизма были определены и описаны двумя главными его теоретиками – Джорджем Мидом и Гербертом Блумером. А помимо символического интеракционизма, существуют также ролевая модель и теория референтной группы. Давайте рассмотрим их суть вкратце.

Ролевая теория

Джордж Мид в своих работах, описывая концепцию интеракционизма, использовал понятие «роль». Он говорил о том, что человек в процесс общения принимает роль другого человека на себя. Такая особенность поведения даёт возможность лучше понимать собеседника и то, что он пытается донести. Однако термин «роль» так и не был до конца раскрыт основателем данного направления социологии.

После Мида изучать вопросы роли и ролевого взаимодействия пытались многие исследователи. В результате в ролевой теории появились четкие понятия, такие как «социальная роль», «социальный статус». Например, Ирвинг Гофман предложил «драматургический» подход, суть которого заключается в том, что любое взаимодействие – это своеобразная театральная постановка, в которой каждый участник играет свою роль. Он является режиссером и актером одновременно, но при этом сохраняет свое лицо.

Референтная группа

Теория референтной группы определяет поведение и восприятие индивида в зависимости от того, к какой социальной группе он себя причисляет. У каждой референтной группы есть правила, нормы, ценности и ожидания, которые в ней приняты. Эту тему рассматривали многие учёные – Г. Хайман, Т. Ньюком, М. Шириф, Г. Келли, Р. Мертон и другие.

Интеракционизм сегодня является важным направлением социальной психологии. Мы рассмотрели его основные течения, идеи и основоположников. Вы можете изучить это направление более подробно, если хотите попытаться улучшить коммуникативные навыки. А можете выбрать такой вариант – пройти курс Викиум «Профайлинг». После обучения вы сможете лучше понимать людей, определять их психотип, видеть истинные намерения собеседника, выявлять ложь по мимике, жестам и другим знакам, которые описывал Джордж Мид в своих работах по символическому интеракционизму.

2.2.1. Символический интеракционизм

2.2.1. Символический интеракционизм

Это направление социологической мысли опирается на труды американских социологов Джорджа Мида (1863–1931) и Чарльза Кули (1864–1929), творивших в первой трети XX в. Сам термин «символический интеракционизм» был введен в научный оборот учеником Дж. Мида Гербертом Блумером в 1937 г.

Центральное понятие социологической теории Дж. Мида — межиндивидуальное взаимодействие. Именно совокупность всех взаимодействий и создает общество. Начальной фазой межиндивидуального взаимодействия выступает жест или слово. Если взаимодействующие индивиды уже имеют опыт общения, то жест (или слово) вызывает у всех вступающих во взаимодействие одинаковый отклик, т. е. жест (слово) становится символом.

Символический интеракционизм — это взаимодействие индивидов с помощью символов, это понимание общества как суммы взаимодействий взаимодействующих индвидов.

Ч. Кули взаимодействие людей считал производным от их представлений друг о друге. Общество, состоящее из суммы личных и групповых взаимодействий, будет не социальной реальностью, а как бы совокупностью представлений об этой реальности, т. е. о людях, их связях, предметах реального мира и т. д.

Эти идеи развивал Г. Блумер (1900-?). Он утверждал, что индивид, наделяя окружающих людей и объекты смыслом, таким образом творит мир. Для него мир таков, каким он его себе представляет. Отсюда следует, что социальное действие — это скорее конструирование, чем реакция, отклик на стимулы внешнего мира.

Общество для Г. Блумера не объективная реальная структура, где человеку подобает знать свое место (как у Т. Парсонса, например), а постоянный процесс взаимодействий между конструктивно творящими индивидами. Эти индивиды, взаимодействуя, создают ситуации. От того, как они интерпретируют эти ситуации, и зависят их индивидуальные или коллективные действия (а не от того, что какие-то внешние социальные силы вызывают определенное поведение индивидов).

Как видим, в символическом интерационизме личность не только не теряется, а более того — приобретает самодовлеющие значение. Мир, создаваемый представлениями людей, взаимодействие на основе символов носит субъективный характер. А социальное действие индивида полностью зависит от его представлений о реальном мире, а не от действительного положения вещей.

Среди современных представителей интеракционизма наиболее известны Ч. Моррис, И. Гоффман, М. Бубер.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

3 Символический обмен

3 Символический обмен Символический обмен важен для меня как процесс, стирающий любые привычные нам границы между явлениями, процесс, в пространстве которого все модальности ценности, следовательно, могут функционировать лишь на грани своего рода неразличимости. Термин

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ: МИФ О ПЕРВОНАЧАЛЕ

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ: МИФ О ПЕРВОНАЧАЛЕ Итак, старинная вещь обладает особым статусом. Поскольку ее задача в рамках «среды» – заколдовывать время и переживаться как знак, то она не отличается от любого другого элемента и соотносится с ними всеми[*]. Поскольку же, напротив,

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ОБМЕН И СМЕРТЬ

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ОБМЕН И СМЕРТЬ В современных общественных формациях нет больше символического обмена как организующей формы. Они, конечно, одержимы символическим — как своей смертью. Именно потому, что оно больше не задает форму общества, оно и знакомо им лишь как

Общая политическая экономия / Символический обмен

Общая политическая экономия / Символический обмен Критика общей политической экономии (или критическая теория стоимости) и теория символического обмена — это одно и то же. Это основание революционной антропологии, (отдельные) начала которой были даны марксистским

5. СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЭЛЕМЕНТ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Исторический и символический подход к анализу сказок

Исторический и символический подход к анализу сказок Известный исследователь волшебной сказки В.Я. Пропп, изучавший исторические корни волшебной сказки, проводит взаимосвязи сказки и социального строя, обряда,

Исторический и символический подход к анализу сказок

Исторический и символический подход к анализу сказок Известный исследователь волшебной сказки В.Я. Пропп, изучавший исторические корни волшебной сказки, проводит взаимосвязи сказки и социального строя, обряда,

Символический язык сновидений

Символический язык сновидений Прежде чем продолжить дискуссию о том, каждое ли сновидение искажено, как полагал Фрейд, полезно провести различие между двумя разновидностями символов: универсальными и случайными. Случайный символ не имеет внутренней связи с тем, что

Символический типологизм, или Средневековье внутри нас

Символический типологизм, или Средневековье внутри нас На самом деле замысел книги совсем не прост, что видно с первых строк Введения, напоминающих о том, что углубление в Средневековье означает столкновение с чем-то совершенно иным, непостижимым. Мы утратили

Символический язык сновидений

Символический язык сновидений Прежде чем продолжить дискуссию о том, каждое ли сновидение искажено, как полагал Фрейд, полезно провести различие между двумя разновидностями символов: универсальными и случайными. Случайный символ не имеет внутренней связи с тем, что

Символический интеракционизм

Символический интеракционизм — один из примеров микросоциоло-гических теорий, основное внимание уделявших изучению исходных «клеточек» общества — человека и его взаимодействия с другими людьми. Основы этого подхода были заложены понимающей социологией Макса Вебера, полагавшего, что общество — это продукт совместно действующих людей, «понятых» и «услышанных» друг другом, и что любое социальное явление возникает из взаимодействия индивидов. Предшественники символического интерак-ционизма — американские ученые У. Джеймс (автор гипотезы двойственной природы «Я» человека) и Ч. Кули (теория «зеркального Я»), Основоположник этого направления — американский социолог и психолог Джордж Мид (1863—1931), автор книг «Роль, Я и общество» (1934) и «Исследование человека» (1936).

Читайте также  Что такое филантропия

На первый взгляд, символический интеракционизм близок психологическому, в том числе бихевиористскому, направлению в социологии, также изучающему поведение индивида. Но психологи, и в частности бихевиористы, на вопрос «Что первично в общении людей — субъекты или процесс общения?» отвечают: «Субъекты общения», из чего следует, что психологические и биологические качества людей определяют характер их взаимодействия, первичны по отношению к нему. Представители же интеракционизма утверждали прямо противоположное. Так,

Мид рассматривает личность как социальный продукт, который формируется в процессе ролевого общения. Личность — это «переменная величина», и ее облик определяется взаимодействием с другими людьми. Следовательно, социальные отношения первичны по отношению к сознанию и личности человека, которые просто не могут возникнуть вне социального общения.

Главная идея Мида состоит в том, что взаимодействие, интеракция, всегда опосредовано различными символами, среди которых важнейшими являются язык жестов и речь. Эти символы регулируют поведение людей (в отличие от животных, у которых эту роль выполняют инстинкты), поэтому овладение языком жестов и речью — необходимое условие социализации индивида. Человек усваивает культуру через систему символов и приобщается к тому образу мира, который создается обществом, народом, социальной группой.

В символах отражаются не только знания о мире, но и представления о различных социальных ролях как определенных моделях поведения: «мать», «отец», «хороший», «плохой» и т.п. Мид подчеркивает, что социализация и взросление человека — это, прежде всего, процесс «обретения роли». Начиная с детства все люди учатся исполнению ролей, придуманных человечеством, и благодаря этому приобретают различные социальные качества, способности, умения, привычки. Наша личность — это социальный продукт, который формируется в процессе ролевого поведения, и человек таков, каковы его социальные роли, произвольно выбранные или навязанные ему извне.

Но исполнение роли — это не сольное выступление в пустом зале. Оно всегда предполагает «зрителей» — учителей, родственников, друзей, социальную группу, общество в целом. Воспринимая, оценивая и реагируя на чью-либо хорошую или плохую «игру», «зрители» пассивно или активно участвуют в социальном «спектакле». И именно на их, индивидуальное или групповое, восприятие обычно рассчитано ролевое поведение, которое должно соответствовать ожиданиям «зрителей», хотя и не всегда бывает таковым.

Таким образом, понятие «роль» означает, что поведение человека всегда осуществляется относительно кого-либо и роли выступают не только образцами поведения, но и образцами отношений между людьми. Роли предписывают границы поведения индивида (определяя допустимое и недопустимое в отношении к другим людям) и тем самым обозначают место человека в системе межличностных и общественных связей. Роль формирует образ жизни, уже одобренный социальным опытом и ожидаемый «зрителями», которые, соглашаясь или не соглашаясь с интерпретациями ролей, выступают весьма влиятельной стороной социального взаимодействия.

По мнению Мида, наличие «зрителей» (реально или в сознании индивида) выполняет функцию социального контроля, регулируя принятие решений и различные поступки индивида. Когда же человек пытается «принять роль другого» и мысленно перейти на позиции «требовательных зрителей», то происходит превращение внешнего социального контроля в самоконтроль и формирование человеческого «Я».

Иными словами, согласно Миду, представление человека о себе и своем «Я» начинает складываться на основе представлений других людей. Каждый индивид соотносит мнение о себе с мнениями других людей и становится определенной личностью благодаря реакции на себя своего окружения. Человек становится тем, каким его видят другие.

Аргументируя свои взгляды, представители символического ин-теракционизма часто ссылаются на известный эксперимент, проводившийся в тюрьме. Участниками этого эксперимента были студенты, одни из которых исполняли роль заключенных, а другие — роль надзирателей. «Тотальный институт», как назвал тюрьму один из лидеров интеракционизма И. Гоффман, целиком поглотил испытуемых. Не подозревая, что они — участники ролевой игры, студенты настолько вжились в свои роли, что стали преследовать, избивать и ненавидеть друг друга, полностью перевоплотившись и забыв свои прежние привычки и нормы поведения. Ярость и ненависть «узников» и «надзирателей» была столь велика, что эксперимент пришлось прекратить через неделю.

В эксперименте одни студенты превратились в настоящих надзирателей не потому, что именно этого они и хотели. Они перестали играть в игру и сделались надзирателями «по-настоящему» из-за того, что другая группа студентов смотрела на них как на надзирателей и относилась к ним как к надзирателям.

Таким образом, согласно интеракционизму, личность человека формируется в процессе взаимодействия с другими людьми и является изначально социальным образованием. Человек становится тем, что он есть, потому что таким его делают другие. И если человеку постоянно внушать, что он негодяй, неудачник или плохой гражданин плохой страны, то со временем он вполне может им стать.

Деятельность второго поколения символических интеракциони-стов — Г. Блумера, А. Роуза, Г. Стоуна, А. Стресса и других — была посвящена лингвистической стороне взаимодействия людей, роли языка в формировании сознания, человеческого «Я» и общества. Некоторые их выводы вызвали серьезную критику со стороны ученых. Так, по мнению Блумера, люди относятся к различным явлениям, ориентируясь не на их предметное содержание, а на те значения, которые они (или их окружение) придают этим явлениям. Например, если мать внушила ребенку страх перед собаками или кошками, то, скорее всего, ребенок будет бояться этих животных не потому, что они наносят ему какой-то вред, а в силу устоявшегося в его сознании негативного значения этих «объектов».

Но эти значения постоянно изменяются под влиянием мнений других людей. Следовательно, социальная реальность не столько объективна, сколько субъективна и нестабильна. Социальная реальность — это продукт взаимосогласования различных мнений индивидов, вовлеченных в бесконечный поток оценок, интерпретаций, определений и переопределений различных явлений, лиц и ситуаций. И для самих людей действительно реальными оказываются не столько объективные факты, сколько их субъективные значения (выработанные самостоятельно или же почерпнутые из модных журналов и передач).

Интеракционисты пришли к выводу, что общество не обладает независимой от сознания людей объективной структурой. Общество следует понимать как взаимодействие между миллионами индивидов, каждый их которых несет миру свой смысл, свои намерения и свою интерпретацию событий. Ни человек, ни общество не являются статичными: и одно и другое — зыбкий процесс взаимовлияния сознаний. Индивидуальные же и коллективные действия людей порождаются не какими-либо внешними объективными условиями, а тем, как индивиды интерпретируют ситуацию. Иными словами, основой социальных изменений интеракционизм признает не объективные, а субъективные факторы.

Что такое символический интеракционизм

  • ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
  • 8-800-200-44-65 звонки по России бесплатны
  • Карта сайта Версия для слабовидящих
  • Сведения об образовательной организации

Мжельская А.А.

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ. РОЛЬ СИМВОЛОВ В ОБЩЕСТВЕ.

Символический интеракционизм возник в 20-е годы ХХ века в Чикагской школе. Школа делает акцент на изучении проблем города, при этом применяя количественные методы в исследованиях и строгую методологию анализа данных. Исследователи данной школы рассматривали город как лабораторию по изучению социальных взаимодействий. К самым выдающимся представителем относятся: Эрнст Берджесс, Нелс Андерсон, Франклин Фрэйзир, Родерик Макензи, Джордж Герберт Мид, Роберт Парк, Уильям Томас. В рамках Чикагской школы как раз и выделяется такое самостоятельное направлении как символический интеракционизм, которое строилось на применении идей социальной психологии к исследованию социальных процессов. Основателем данного направления является американский философ, социолог Джордж Герберт Мид. Основой символического интеракционизма он считал взаимодействие (интеракцию) между людьми, которое предполагает обмен символами и жестами. В рамках символического интеракционизма рассматривается значение символов, которые являются необходимым средством взаимодействия между людьми. Значительное внимание уделяется языку как основному символическому средству. Социальные символы, под которыми подразумевается соотнесение действий индивида с определенными образцами поведения и социальными нормами, выступают важнейшим элементом в выполнении социальной роли.

Дж. Мид говорит о том, что только человек способен создавать символы, когда у него есть собеседник, партнер по общению. Он и его последователи исходят из того, что человек общается, развивается на основе того, что выражение лица, отдельные движения могут выражать его состояние. Именно такие действия Дж. Мид и называет «символами» или « значимыми жестами».

Проще говоря, символы выражают состояние человека, значение их стоит искать в реакции человека, которому этот символ адресован. Символическая коммуникация, назовем ее так, является началом человеческой психики, именно это и отличает человека от животного.

Символ является феноменом человеческой культуры и присутствует почти во всех областях деятельности человека. Именно человек имеет возможность создавать качественно новые пути взаимодействия с другими людьми, если смотреть в сравнении с животными. Каждый индивид обретает человеческую природу в процессе коммуникации, с помощью значимых символов и, чтобы существовать, люди должны жить в мире осознанных значений этих символов.

Дж. Мид занимался рассмотрением интеракции, с помощью символов, жестов и знаков, которые служат для интерпретации ситуации и обозначение намерений человека в этой ситуации. Если рассмотреть эти понятия в контексте эмоциональных явлений, то стоит говорить о смысловых символах, вызывающих инстинктивные реакции, они представляют собой простейшие знаки и эмоциональная реакция на эти знаки у людей одинакова, она никак не зависит от социальных отношений. По-другому это рефлекторные эмоциональные отклики. Если говорить о жесте, то здесь иное. Жест действует на индивида в условиях социального взаимодействия как некий раздражитель. Прослеживается непосредственная связь жеста с поступком. Жесты являются шаблонами эмоционального поведения человека, он усваивает их в процессе социализации и в последующем уже не задумывается над их воспроизводством.

Читайте также  Что такое Майдан

Не стоит забывать, что символ может так же выступать как определенный элемент культуры. Прежде всего, это религиозные символы. Чтобы понимать природу любой религии, ее место и роль в жизни общества, огромное значение стоит уделять символам, которые отражают ее сущность. Здесь символы показывают приверженность человека к той или иной вере, прослеживается непосредственная связь символов с человеческим существованием – рождением, смертью, бесконечностью мира и тд. С использованием религиозной символики происходят все религиозные действия, в том числе празднества, обряды, молитвы. Религиозные символы призваны отражать настроения и чувства верующих, это определенный установленный «язык общения» между ними, который все знают.

Существует множество различных определений знака и символа , различные пути понимания процесса символизации. Но все сводится к одному – на символах строится все общество, конструируется жизненный мир, это основной регулятор отношений между людьми, способ выражения эмоций, чувств, мнений. Радикальная значимость символов позволяет рассматривать их в любой области как отдельную категорию жизнедеятельности. Политика, наука, экономика, религия, философия, искусство и другие сферы, все они пронизаны огромной властью символа, который выступает в том или ином значении. Люди способны понимать друг друга только с помощью знаков и символов, любое действие индивида символично в этом и заключается их всеобщая значимость. Символы важны заложенным в них идеальным содержанием, любые явления, вещи и действия символичны, при условии наполнения их смыслом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Горбунова М.Ю. Символический интеракционизм как методологическое основание исследования эмоций в социологии // Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11. Сер. Социология. Политология.
  2. Житкевич В.В. Символический интеракционизм Д. Мида // Вестник Бурятского государственного университета. – 2007. – № 9.
  3. Осипов Г.В. Джордж Мид и символический интеракционизм // История западной социологии. Глава 15.
  4. Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд. – СПб., 2002. – С. 238.
  5. Кармадонов О.А. Откровения и парадоксы символического интеракционизма // Социологические исследования. – 2006. – № 2. – С.2.

Что такое символический интеракционизм

Чурин Владимир Владимирович,

кандидат философских наук, доцент кафедры социальной и педагогической информатики Российского государственного социального университета.

Дворянинова Ирина Сергеевна,

старший преподаватель МАДИ.

В статье рассмотрены основные положения социологической теории символического интеракционизма. Сформулированы отличия между понятиями разум, мышление, символ, интеракция. Представлены основные проблемы, решаемые представителями символического интеракционизма.

Ключевые слова : Символический интеракционизм, разум, мышление, символ, интеракция.

Бихевиористы не различают между собой поведения животных и человека, а символический интеракционизм разводит данные понятия. Новаторство заключается в том, что допускается способность человека мыслить. Дж. Мид отмечал: «Индивиды в человеческом обществе не рассматривались как единицы, мотивируемые неконтролируемыми ими внешними или внутренними силами, или в рамках более или менее упорядоченной структуры. Напротив, они рассматривались как мыслящие или взаимодействующие единицы, составляющие социальное целое» [1] . Мышление позволяет людям вести себя разумно, а не просто подчиняться природным инстинктам. Мыслительные процессы заложены в человеческом разуме и подчиняются законам социализации сознания. Разум отличается от мозга. Разум – это длящийся процесс, а не физическое явление. Разум стал фундаментом для основных понятий символического интеракционизма: действие, взаимодействие, значение, символы и др.

По мнению символических интеракционистов мыслительные процессы должны развиваться в процессе социальной интеракции – социализации. Для них это не просто процесс усвоения индивидом норм и правил, установленных в обществе. Социализация – это динамичный процесс, развивающий мышление, отбирающий информацию в соответствии с индивидуальными потребностями.

Обычно в процессе взаимодействия, акторы формируют свое поведение, ссылаясь на ожидания окружающих. Однако взаимодействие не всегда предполагает мышление. В связи с этим выделяется два типа интеракции: несимволическая и символическая. Первая предполагает разговор жестов, вторая в свою очередь включение разума.

Важность мышления для символических интеракционистов отражается в их воззрениях на объекты:

1) физические объекты (кровать, апельсин, дом);

2) социальные объекты (подруга, дочь, преподаватель);

3) абстрактные объекты (патриотизм, религия, доброта).

Акторы индивидуально воспринимают объекты, т.е. один и тот же объект может иметь для них разные значения. Герберт Блумер отмечает, что «человек, его организм взаимодействует с окружающим миром посредством механизма формирования значений. Именно этот механизм включен в интерпретацию действий других. Интерпретировать действие другого — это определить для себя, что действие имеет то или иное значение, тот или иной характер» [2] .

Свойством социальной интеракции является причинная значимость, т.е. значение происходит именно от интеракции, а не от мыслительных процессов. Главный вопрос символического интеракционизма состоит не в понимании того, как люди создают значения и символы, а в том, как они распознают их в процессе взаимодействия.

Часто в литературе путают понятия «символ» и «знак». Однако это не синонимы, каждое из понятий имеет свое, лишь ему свойственное определение, свой особый смысл. Знак – это изображение, имеющее только одно, лишь ему свойственное, узко специальное значение. Знак должен как можно лаконичнее и точнее передавать конкретную информацию: разрешение, запрещение, предупреждение. Символ же есть социальный объект, используемый для определения того, что, согласно договоренности людей, они будут представлять. Символ — это ключ, позволяющий проникнуть в область большую, чем он сам.

Для лучшего понимания приведем пример. Деньги – символ или знак? Когда имеем в виду деньги как понятие, тогда это символ (символ богатства, власти и т.д.), когда мы берем деньги в руки, чтобы заплатить за что-то,- это знак, имеющий определенное значение.

В символическом интеракционизме язык становится обширной системой символов. Слова служат для обозначения вещей и потому являются символами. Символы позволяют человеку быть творцом реальности, а не просто откликаться на стимулы из внешней среды. Принято выделять следующие функции символов и в частности языка:

1) возможность взаимодействовать с окружающим миром путем классификации и запоминанием акторами объектов, с которыми они сталкиваются. Язык позволяет индивидам запоминать значительно эффективнее;

2) дают возможность сравнивать степень воздействия на акторов разных элементов среды;

3) улучшаю мыслительные способности акторов;

4) повышают возможность рационального решения поставленных проблем. В то время как животные используют метод проб и ошибок, люди могут предвидеть возможные исходы развития событий.

5) акторы символически могут выходить за пределы своей собственной личности и представить мир с точки зрения другого человека. Это хорошо известная в символическом интеракциоиизме концепция принятия роли другого.

Следующий вопрос, волнующий символических интеракционистов, это, прежде всего, влияние символов и значений на протекание действий и взаимодействий. Обратимся к мидовскому делению поведения на явное и скрытое. Скрытое поведение включает в себя символы и значения. Явное – реально происходящее поведение. Обычно человеческие действия включают в себя обе разновидности поведения.

Можно привести следующий пример, все мы учились в школе и сталкивались с таким явлением, как самостоятельная работа в конце урока (предмет не имеет значения). И в каждом классе был ученик, который за 15 минут до конца урока старался засыпать учителя вопросами по изученной теме, тем самым оттягивая начало самостоятельной работы. Обычно данная уловка срабатывала, и учителю приходилось переносить проверочную работу. Данный пример иллюстрирует и явное (диалог между преподавателем и учеником) и скрытое (отсрочка самостоятельной работы) поведение.

Но для символического интеракционизма наибольший интерес представляет скрытое поведение. Значения и символы придают определенную окраску, как социальному действию, так и взаимодействию. В случае социального действия, в этом процессе участвует один человек, как бы мысленно взаимодействуя с другими, предполагая оценку своего влияния на них. Говоря о социальном взаимодействии, люди сообщают друг другу значения с помощью символов. Другие интерпретируют символы и строят ответные действия, опираясь на свою интерпретацию. Как правило, в данном процессе принимают участие двое. Иначе говоря, в процессе социального взаимодействия акторы вовлечены в процесс взаимного влияния.

Из всего вышесказанного мы можем выделить основные аспекты символического интеракционизма. Человек отличается от животного способностью мыслить. Мышление формируется под влиянием социального взаимодействия. Социальное взаимодействие позволяет людям усваивать значения и символы. Индивиды способны изменять символы и значения в соответствии со своей собственной интерпретацией.

1. Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты / Под ред. Т. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, Л. А. Петровской. — М.: Изд-во МГУ, 1984. — С. 173—179.

2. Мид Дж. Г. Избранное: сб. переводов / Дж. Г. Мид; сост. и пер. В. Г. Николаев; отв. ред. Д. В. Ефременко. – М., 2009. – 290 с.

Поступила в редакцию 31.03.2016 г.

[1] Мид, Дж. Г. Избранное: сб. переводов / Дж. Г. Мид ; сост. и пер. В. Г. Николаев ; отв. ред. Д. В. Ефременко. – М., 2009. С. 158.

[2] Блумер, Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты / Под ред. Т. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, Л. А. Петровской. — М.: Изд-во МГУ, 1984. — С. 173—179.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: