Что такое нация

НАЦИЯ

НАЦИЯ — распространённое в науке и общественном сознании понятие с различным смысловым содержанием.

В современной нау­ке и пра­ве под нацией по­ни­ма­ют­ся два ти­па че­ло­ве­чес­ких со­об­ществ: со­во­куп­ность гра­ж­дан од­но­го го­су­дар­ст­ва (по­ли­тическая, или гра­ж­дан­ская нация) и эт­ни­че­ская общ­ность (эт­ническая нация, эт­но­на­ция, куль­тур­ная нация).

В латинских цер­ков­ных тек­стах ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья сло­во «нация» слу­жи­ло си­но­ни­мом греческого &psili_and_oxia;εϑνος , обо­зна­чав­ше­го языч­ни­ков. Позд­нее нация ча­ще по­ни­ма­лась как уни­вер­си­тет­ское зем­ля­че­ст­во. Уни­вер­си­тет­ские нации объ­е­ди­ня­лись по мес­ту про­ис­хо­ж­де­ния, язы­ку и сис­те­ме пра­вил, по ко­то­рым они жи­ли вне сво­их стран. Нации мог­ли об­ра­зо­вы­вать вы­ход­цы из од­но­го го­ро­да. Ку­пе­че­ст­во и цер­ков­ные со­бо­ры так­же де­ли­лись на нации по прин­ци­пу про­ис­хо­ж­де­ния. Название «нация» рас­про­стра­ня­лось на выс­шие со­сло­вия феодальных го­су­дарств Ев­ро­пы. В Рос­сии уже в XVIII веке тер­мин «наци» ис­поль­зо­вал­ся при­ме­ни­тель­но к дво­рян­ст­ву, а Пётр I меч­тал сде­лать Рос­сию «ре­гу­ляр­ной по­лити­че­ской на­ци­ей» по при­ме­ру ев­ро­пей­ских.

По­ня­тие нация ши­ро­ко упот­реб­ля­лось в эпо­ху фор­ми­ро­ва­ния современных го­су­дарств вме­сто фео­даль­ных ди­на­стических и ре­лигиозных об­ра­зо­ва­ний. В го­су­дар­ст­вах Но­во­го вре­ме­ни с ут­вер­жде­ни­ем еди­ных управ­ле­ния, эко­но­мического рын­ка и мас­со­во­го об­ра­зо­ва­ния рас­про­стра­ня­лись куль­тур­но-язы­ко­вое еди­но­об­ра­зие вме­сто ло­каль­но­го свое­об­ра­зия или на­ря­ду с ним, общие­ гра­ж­дан­ские и пра­во­вые нор­мы, а так­же и об­щая иден­тич­ность. Так воз­ник­ли гра­ж­дан­ские нации в Ев­ро­пе и в ре­гио­нах пе­ре­се­лен­че­ских ко­ло­ний (Северная Аме­ри­ка, Ав­ст­ра­лия, Но­вая Зе­лан­дия), а так­же в Латинской Аме­ри­ке на ба­зе ко­ло­ний Ис­па­нии и Пор­ту­га­лии. В Азии и Аф­ри­ке по­ня­тие нация бы­ло за­им­ст­во­ва­но из Ев­ро­пы, осо­бен­но в хо­де де­ко­ло­ни­за­ции и об­ра­зо­ва­ния су­ве­рен­ных го­су­дарств в XX веке.

Ны­не по­ня­тие гра­ж­дан­ской нации как со­об­ще­ст­ва под еди­ной су­ве­рен­ной вла­стью от­ра­же­но в по­ня­ти­ях на­цио­наль­ное го­су­дар­ст­во, «здо­ро­вье нации», «ли­дер нации», «национальная эко­но­ми­ка», «национальные ин­те­ре­сы» и пр. В по­ли­тическом язы­ке нацией ино­гда на­зы­ва­ют про­сто го­су­дар­ст­во (от­сю­да название Ор­га­ни­за­ция Объ­е­ди­нён­ных На­ций и др.). По­ни­ма­ние нации как гра­ж­дан­ско-по­ли­тической общ­но­сти, об­ра­зую­щей су­ве­рен­ное го­су­дар­ст­во, с 1990-х годов ут­вер­жда­ет­ся так­же в Рос­сии и в др. стра­нах бывшего СССР. Чле­ны по­ли­тической нации от­ли­ча­ют­ся об­ще­гра­ж­дан­ским са­мо­соз­на­ни­ем, или национальной иден­тич­но­стью, вы­ра­жаю­щей­ся в со­от­не­се­нии гра­ж­да­ни­на со сво­ей стра­ной, что от­ра­жа­ет­ся пре­ж­де все­го в на­зва­нии её жи­те­лей (например, аме­ри­кан­цы, бри­тан­цы, ин­дий­цы, ис­пан­цы, ки­тай­цы, мек­си­кан­цы, рос­сия­не, фран­цу­зы). Чле­нов нации от­ли­ча­ет чув­ст­во об­щих ис­то­рических судь­б и куль­тур­но­го на­сле­дия (осо­бен­но вы­со­кой професиональной куль­ту­ры).

В от­ли­чие от пред­ше­ст­вую­щих эпох, ко­гда пре­об­ла­да­ла ус­та­нов­ка на куль­тур­ную го­мо­ген­ностьнации че­рез ме­ха­низ­мы ас­си­ми­ля­ции, в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия за счёт ин­тен­сив­ной ми­гра­ции, рос­та ло­каль­ных иден­тич­но­стей и груп­по­во­го (эт­ни­че­ско­го) са­мо­соз­на­ния уве­ли­чи­лись куль­тур­ная ге­те­ро­ген­ность и эт­но­ра­со­вое мно­го­об­ра­зие ев­ро­пей­ских и дру­гих наций. Вме­сто идеи «пла­виль­но­го кот­ла» сим­во­лической фор­му­лой современной нации ча­ще яв­ля­ет­ся фор­му­ла «един­ст­во в мно­го­обра­зии» (смотрите Муль­ти­куль­ту­ра­лизм). В то же вре­мя современные го­су­дар­ст­ва пред­при­ни­ма­ют уси­лия по фор­ми­ро­ва­нию об­ще­гра­ж­дан­ской иден­тич­но­сти и со­хра­не­нию це­ло­ст­но­сти нации че­рез ут­вер­жде­ние пат­рио­тиз­ма, об­щих цен­но­стей и сим­во­лов, а так­же че­рез по­ли­ти­ку под­держ­ки эт­но­куль­тур­но­го раз­но­об­ра­зия и внутренней фор­мы са­мо­оп­ре­де­ле­ния (ре­гио­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ная и на­цио­наль­но-куль­тур­ная ав­то­но­мия). Со­глас­но национальным за­ко­но­да­тель­ст­вам и ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вым нор­мам, в боль­шин­ст­ве стран ми­ра пред­ста­ви­те­ли мень­шинств (ес­ли это не им­ми­гран­ты без гра­ж­дан­ст­ва) яв­ля­ют­ся рав­но­прав­ны­ми чле­на­ми нации; они и счи­та­ют се­бя та­ко­вы­ми (ин­дей­ские на­ро­ды и на­ту­ра­ли­зо­ван­ные им­ми­грант­ские груп­пы в стра­нах Аме­ри­ки; кор­си­кан­цы и бре­тон­цы сре­ди фран­цу­зов; шот­ланд­цы, ир­ланд­цы, уэльс­цы сре­ди бри­тан­цев; фран­ко­фо­ны, ин­дей­цы, эс­ки­мо­сы, дав­ние им­ми­грант­ские груп­пы сре­ди ка­над­цев; не­хань­ские на­ро­ды сре­ди ки­тай­цев; шве­ды сре­ди фин­нов; саа­мы сре­ди нор­веж­цев).

По­ни­ма­ние нации как эт­нической общ­но­сти име­ет ис­то­ки в идео­ло­гии ав­ст­ро­мар­к­сиз­ма и восточноев­ропейской со­ци­ал-де­мо­кра­тии, у ко­то­рых оно бы­ло за­им­ст­во­ва­но советским об­ще­ст­во­ве­де­ни­ем, где сло­жи­лась кон­цеп­ция нации как «выс­ше­го ти­па» эт­нической общ­но­сти. По­сле Первой ми­ро­вой вой­ны на ос­но­ве док­три­ны «на­цио­наль­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния» в мно­го­эт­нич­ных го­су­дар­ст­вах Восточной Ев­ро­пы, воз­ник­ших при рас­па­де Ав­ст­ро-Вен­гер­ской и От­то­ман­ской им­пе­рий, а за­тем так­же в СССР и в зо­не его влия­ния (Ки­тай и др.) про­во­ди­лась «национальная по­ли­ти­ка» по со­ци­аль­но­му кон­ст­руи­ро­ва­нию эт­нических наций на ос­но­ве административно-государственных об­ра­зо­ва­ний и за счёт уп­разд­не­ния или ос­лаб­ле­ния ло­каль­ных раз­ли­чий. Так, в СССР из мно­го­пле­мен­но­го на­се­ле­ния воз­ник­ли авар­ская, ал­тай­ская, азер­бай­джан­ская, гру­зин­ская, ка­зах­ская, кир­гиз­ская, тад­жик­ская, турк­мен­ская, уз­бек­ская и др. «со­циа­ли­сти­че­ские нации». При этом су­ще­ст­во­ва­ли об­ще­со­вет­ская иден­тич­ность (сфор­ми­ро­вав­шая­ся на ос­но­ве преж­ней, об­ще­рос­сий­ской) и ис­то­ри­ко-по­ли­тическая общ­ность (советский на­род). Идео­ло­гия советского пат­рио­тиз­ма и док­три­на «еди­но­го советского на­ро­да» за­ме­ня­ли док­три­ну гра­ж­дан­ской на­ции.

Эт­ни­че­ский на­цио­на­лизм, осо­бен­но в его край­ней фор­ме се­па­ра­тиз­ма, стал од­ной из при­чин рас­па­да СССР, и он же пред­став­ля­ет со­бой серь­ёз­ный вы­зов гражданскому на­цие­строи­тель­ст­ву в пост­со­вет­ских го­су­дар­ст­вах. Тем не ме­нее в Рос­сии эт­ническое по­ни­ма­ние нации со­хра­ня­ет своё влия­ние, и это от­ра­жа­ет­ся в по­ли­тической и на­учной лек­си­ке, а так­же в мас­со­вом со­зна­нии. По этой при­чи­не часть экс­пер­тов, по­ли­ти­ков и об­ще­ственных ак­ти­ви­стов от­ри­ца­ют по­ни­ма­ние российского на­ро­да как со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской и ис­то­ри­ко-куль­тур­ной це­ло­ст­но­сти в фор­ме гражданской нации, на­стаи­вая на ис­клю­чительном ис­поль­зо­ва­нии по­ня­тия нация в от­но­ше­нии эт­нических общ­но­стей (рус­ских, та­тар, баш­кир, че­чен­цев и т. д.). Од­на­ко все ав­то­ри­тет­ные оп­ро­сы на­се­ле­ния стра­ны по­ка­зы­ва­ют, что российская иден­тич­ность («мы — рос­сия­не») сто­ит на пер­вом мес­те сре­ди всех др. форм кол­лек­тив­ной иден­тич­но­сти.

Мно­го­знач­ное ис­поль­зо­ва­ние по­ня­тия нация со­хра­ня­ет­ся в современном об­ще­ст­вен­но-по­ли­тическом язы­ке, хо­тя его эт­нический смысл не при­зна­ёт­ся ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вы­ми нор­ма­ми и нор­ма­ми боль­шин­ст­ва го­су­дарств ми­ра. На­учное со­дер­жа­ние тер­ми­на «нация» раз­ра­ба­ты­ва­лось как фи­ло­со­фа­ми про­шло­го (И. Г. Гер­дер, О. Бау­эр, К. Ка­ут­ский, М. Ве­бер, П. А. Со­ро­кин, Н. А. Бер­дя­ев, И. А. Иль­ин), так и современным об­ще­ст­воз­на­ни­ем (Дж. Арм­ст­ронг, Б. Ан­дер­сон, Э. А. Баг­ра­мов, Ю. В. Бром­лей, Э. Гелл­нер, Л. Н. Гу­ми­лёв, А. Г. Здра­во­мы­слов, Ю. И. Се­мё­нов, У. Кон­нор, Э. Смит, Э. Хоб­сба­ум, М. Хрох, П. Чат­терд­жи). В ми­ро­вой нау­ке не су­ще­ст­ву­ет об­ще­при­знан­ной де­фи­ни­ции нации. До не­дав­не­го вре­ме­ни в об­ще­ст­воз­на­нии бы­ло рас­про­стра­не­но по­ни­ма­ние нации как ре­аль­ной общ­но­сти и да­же как со­ци­аль­но­го ор­га­низ­ма (суб­стан­ции). Суб­стан­цио­на­ли­ст­ская (или при­мор­диа­ли­ст­ская) трак­тов­ка нации при­сут­ст­ву­ет и на уров­не мас­со­во­го соз­на­ния. Та­кой взгляд на нацию раз­де­ля­ют и не­ко­то­рые сто­рон­ни­ки мо­дер­ни­ст­ских и кон­ст­рук­ти­ви­ст­ских под­хо­дов, ко­то­рые рас­смат­ри­ва­ют нацию как ре­зуль­тат ин­ду­ст­риа­ли­за­ции и рас­про­стра­не­ния «пе­чат­но­го ка­пи­та­лиз­ма» (Гелл­нер), рос­та ком­му­ни­кационных и транс­порт­ных се­тей и, на­ко­нец, ин­тег­ри­рую­ще­го воз­дей­ст­вия го­су­дар­ст­ва (т. е. не нация соз­да­ёт го­су­дар­ст­во, а го­су­дар­ст­во со­зда­ёт нацию). Этот под­ход ха­рак­те­рен и для тех, кто под­чёр­ки­ва­ет субъ­ек­тив­ные фак­то­ры, как, например, об­щий миф, ис­то­рическая па­мять или са­мо­соз­на­ние. В этом слу­чае нация по­ни­ма­ет­ся как со­ци­аль­но скон­ст­руи­ро­ван­ная, но всё же ре­аль­но су­ще­ст­вую­щая груп­па.

В по­след­нее де­ся­ти­ле­тие об­щественные тео­рии от­хо­дят от трак­тов­ки со­ци­аль­ных коа­ли­ций (групп со­ци­аль­ных) как ре­аль­ных, суб­стан­цио­наль­ных общ­но­стей. Это — пе­ре­ход от струк­ту­ра­ли­ст­ских взгля­дов, при ко­то­рых груп­па рас­смат­ри­ва­ет­ся как ис­ход­ный ком­по­нент со­циаль­ной струк­ту­ры, к кон­ст­рук­ти­ви­ст­ским под­хо­дам, де­лаю­щим упор на ин­ди­ви­ду­аль­ные стра­те­гии и «груп­по­вость» (groupness) как на кон­ст­руи­руе­мый, кон­тек­ст­ный и под­виж­ный фе­но­мен, как фор­ма слож­ной и не­взаи­мо­ис­клю­чаю­щей иден­тич­но­сти (и кас­ти­лец, и ис­па­нец; и кор­си­ка­нец, и фран­цуз; и рус­ский, и рос­сий­ский). С этих по­зи­ций кри­ти­ку­ет­ся пре­вра­ще­ние ка­те­го­рии нации как ин­тел­лек­ту­аль­ной прак­ти­ки в ре­зуль­тат ре­аль­но­го со­ци­аль­но­го про­цес­са и её вос­при­ятие как ста­ти­сти­че­ско­го и да­же био­ло­гического (эт­но­ге­не­тического) мно­же­ст­ва (Ф. Барт, Р. Бру­бей­кер, Р. Су­ни, П. Холл, Г. Р. Уи­кер, Т. Х. Эрик­сен, Л. М. Дро­би­же­ва, В. С. Ма­ла­хов, С. В. Со­ко­лов­ский, В. А. Тиш­ков). Этот под­ход к нации да­ёт воз­мож­ность рас­смат­ри­вать её как се­ман­ти­ко-ме­та­фо­рическую ка­те­го­рию, ко­то­рая об­ре­ла в современной ис­то­рии эмо­цио­наль­ную и по­ли­тическую ле­ги­тим­ность, но не ста­ла и не мо­жет быть на­учной де­фи­ни­ци­ей. В свою оче­редь, на­цио­наль­ное как кол­лек­тив­но раз­де­ляе­мый об­раз и на­цио­на­лизм как по­ли­тическая док­три­на и прак­ти­ка мо­гут су­ще­ст­во­вать и без при­зна­ния нации как ре­аль­но су­ще­ст­вую­щей общ­но­сти.

Дополнительная литература:

Armstrong J. A. Nations before nationa­lism. Chapel Hill, 1982

Giddens A. Nation- state and violence. Camb. (Mass.); L., 1985

Chatterjee P. Nationalist thought and the co­lonial world. L., 1986

Smith A. D. The ethnic origins of nations. Oxf., 1986

Гелл­нер Э. На­ции и на­цио­на­лизм. М., 1991

На­цио­на­лизм и фор­ми­ро­ва­ние на­ций: тео­рии – мо­де­ли – кон­цеп­ции. М., 1994

Brubaker R. Nationa­lism reframed. Nationhood and the national ques­tion in the New Europe. Camb., 1996

Лейп­харт А. Де­мо­кра­тия в мно­го­со­став­ных об­ще­ст­вах. М., 1997

Хоб­сба­ум Э. На­ции и на­цио­на­лизм по­сле 1870 г. СПб., 1998

Тиш­ков В. А. О на­ции и на­цио­на­лиз­ме // Сво­бод­ная мысль. 1996. № 3; он же. За­быть о на­ции (по­ст­на­цио­на­ли­сти­че­ское по­ни­ма­ние на­цио­на­лиз­ма) // Во­про­сы фи­ло­со­фии. 1998. № 9; он же. Рос­сий­ский на­род. М., 2010

Ан­дер­сон Б. Во­об­ра­жае­мые со­об­ще­ст­ва. Раз­мыш­ле­ния об ис­то­ках и рас­про­стра­не­нии на­цио­на­лиз­ма. М., 2001

Хюб­нер К. На­ция. От заб­ве­ния к воз­ро­ж­де­нию. М., 2001

Ба­ли­бар Э., Вал­лер­стайн И. Ра­са, на­ция, класс: дву­смыс­лен­ные иден­тич­но­сти. М., 2003

Данн О. На­ции и на­цио­на­лизм в Гер­ма­нии, 1770–1990. СПб., 2003

Смит Э. На­цио­на­лизм и мо­дер­низм: кри­ти­че­ский об­зор со­вре­мен­ных тео­рий на­ций и на­цио­на­лиз­ма. М., 2004

Аб­ду­ла­ти­пов Р. Рос­сий­ская на­ция. Эт­но­на­цио­наль­ная и гра­ж­дан­ская иден­тич­ность рос­си­ян в со­вре­мен­ных ус­ло­ви­ях. М., 2005.

Пустые слова: краткая история термина «нация»

Danil Burygin

Политические термины не являются идеологически нейтральными, но, напротив, чаще всего являются инструментом актуальной политической борьбы или выражением существующей в обществе системы властных отношений. T&P сделали обзор работ крупнейших современных исследователей политической истории, выяснив, что те или иные термины означали в разное время и что за ними стоит сейчас.

Предполагается, что избиратели и граждане страны в точности понимают язык, на котором с ними разговаривает политик или государственный деятель, и таким образом могут понять, что их ожидает в будущем или что они уже имеют в настоящем. От политических терминов, в таком случае, требуется объективность и ясность, принимая во внимание, что политический язык является, помимо прочего, важным инструментом политической социализации и образования. Однако при ближайшем изучении выясняется, что одни и те же слова означали разные, часто противоположные вещи в зависимости о того, кто и в какое время их употреблял.

Читайте также  Что такое гвардия

Нация

В классическом римском употреблении, которое проходит через все средневековье вплоть до Нового времени, natio, в противоположность civitas, означает объединение людей на основе общего происхождения, не имеющего поначалу политического измерения.

Историк Алексей Миллер указывает, что вначале XVIII века слово «нация» появляется в различных российских документах как заимствованное — чаще всего в значении этнической общности и государственной принадлежности. Великая французская революция внесла ясное политическое содержание в понятие нации, что было позже перенесено и в русскоязычное употребление. Слово «нация» вызывала устойчивые ассоциации с национальным суверенитетом и национального представительства, образовавшимися после Французской революции, поэтому Уваров в своей знаменитой триаде («Православие, Самодержавие, Народность») употребил семантически пересекающееся с ним понятие «народность», связав последнее с принципом консерватизма и лояльности власти. В 1840-х годах Белинский писал о соотношении понятий нации и народа, что народ обозначает только низший слой государства, в то время как нация — это «совокупность всех сословий».

Эрнест Геллнер является одним из первых исследователей нации, который применил модернистский подход к изучению этого понятия. До индустриализации человечество жило в замкнутых сообществах, массы занимались ручным трудом, в процессе работы общались в одном и том же кругу. В агрописьменном обществе культура является выражением внутренней дифференцированной статусной системы со своими сложными, переплетающимися властными отношениями. Культурные отличия каждой социальной группы служат дезинтеграции в таком обществе. В индустриальном обществе уже появляется потребность в универсальном работнике с его способностью к перемещению. Набирает силу образование, письменная культура, национальный язык, объединяющий множество отдельных сообществ внутри государства. Индустриальное общество предполагает новые способы коммуникации, которые не зависят от повседневного общения внутри замкнутых локальных сообществ. Труд перестает быть физическим и становится семантическим. Таким образом, появляются более универсальные массовые информационные каналы, через которые передаются стандартизированные, независимые от местного контекста сообщения. Это и есть новая, стандартизированная культура, объединяющая людей.

«Аристократия представляла своеобразную “нацию” перед лицом двора, то есть, по сути, являлась единственным представителем той ранней формы нации, доступ к которой еще не был получен широкими массами населения».

Роль по стандартизации культуры на тот момент могло взять на себя только государство, поэтому каждая отдельная культура стремилась обрести государственность. Геллнер считает, что нации начали возникать в XIX веке. Уже к 1848 году культурно-лингвистические границы стали коррелировать с политическими, а легитимность политической власти стала определяться соотнесенностью с понятием «нация». В новом индустриальном обществе становится важным постоянный экономический рост, который, в свою очередь, зависит от эффективности каждого работника. В такой ситуации невозможна старая социальная структура, в которой положение индивида устанавливалась не по его эффективности как работника, а по происхождению.

По мнению Юргена Хабермаса, успех национальных государств в XIX веке обусловлен тем, что тандем бюрократии и капитализма (государству нужны налоги, капиталу нужны юридические гарантии) оказался наиболее эффективным средством для социальной модернизации. Феодальное общество основывалась на системе привилегий, дарованных монархом, нуждающимся в налогах и регулярной армии. Аристократия представляла своеобразную «нацию» перед лицом двора, то есть, по сути, являлась единственным представителем той ранней формы нации, доступ к которой еще не был получен широкими массами населения. Впоследствии именно национальное сознание оказалось мощным стимулом к росту политической активности масс, приведшей к демократическому преобразованию общества. С другой стороны, в процессе подготовленного мыслителями Просвещения отделения церкви от государства появилась необходимость новой легитимации власти.

В донациональном государстве принадлежность гражданина определялась только лишь подчинением монархической власти. Теперь же быть гражданином означало не быть подданным монарха, а прежде всего, принадлежать сообществу равноправных граждан. В индустриальную эпоху появились новые, несословные принципы социальных связей. Для того чтобы подтолкнуть население страны к поддержанию новых социальных связей во имя абстрактных прав и свобод после утверждения нового типа государственного устройства, ознаменовавшегося Американской и Французской революциями, послужила идея нации, обладающей единой культурой и историей. Интеллектуалы — философы, литераторы, художники — начинают тщательно конструировать романтические мифы и традиции, соответствующие «духу нации».

В своей работе «The invention of tradition» Эрик Хобсбаум убедительно показывает, как потребность в национальном мифе удовлетворялась с помощью изобретения традиций. Традиция дает любому изменению санкцию прецедента в прошлом, выражая, прежде всего, соотношение сил в настоящем (как, например, претензия на территорию, исторически якобы принадлежащую предкам). Благодаря традиции эти притязания становятся бессрочными, поэтому от традиции требуется инвариантность (что отличает ее от более гибких и изменчивых обычаев). Как только те или иные практики теряют свою практическую функцию, они превращаются в традицию. Традиция создается в процессе ритуализации и формализации с помощью многократного повторения и отсылки к прошлому. Современные символы Шотландии — килт и «национальная» музыка, исполняемая на волынке, которые, по идее, должны указывать на древнее, на самом деле, являются продуктом современности. Распространение шотландских килтов и клановых тартанов произошло уже после союза с Англией 1707 года, а до этого, в еще крайне неразвитой форме, считались у большинства шотландцев выражением грубости и отсталости кельтских горцев (хотя, даже горцы не находили в них ничего особенно древнего и отличительного для их культуры).

«Андерсон рассматривает появление нации как глубинное изменение в картине мира, в восприятии времени и пространства. Нация становится новой формой религиозного сознания».

До конца XVII века вообще, в сущности, не существовало горцев как культурной общности. Западная часть Шотландии была крайне близка, культурно и экономически, Ирландии и являлась, по сути, ее колонией. В веках происходит отторжение ирландской культуры и конструирование единой шотландской нации, в том числе, при помощи искусственного создания горской традиции. Народный эпос шотландских кельтов создается на основе ирландских баллад, для чего специально Джемсом Макферсоном в середине XVIII придумывается «кельтский Гомер» Оссиан (по его задумке, народный эпос кельтов был украден ирландцами в позднее Средневековье). Распространившиеся в Германии, Франции и США в XIX веке национальные символы — флаги, памятные даты, публичные церемонии, памятники — являются частью той «социальной инженерии», которая, изобретая традицию, создает нацию.

Бенедикт Андерсон утверждает, что нация — это такое «воображаемое сообщество», ограниченное и суверенное, которое возникает по мере убывания власти церкви и династий. Воображаемо оно потому, что все члены сообщества никогда не смогут узнать друг друга, как, например, жители одной деревни. Образ общности принадлежит именно области воображения, не имея никакого конкретного, материального выражения. Нация рождается с разрушением трех ключевых представлений: во-первых, о сакральности особого письменного языка, который дает доступ к онтологической истине, во-вторых, о естественности организации общества вокруг центров (монархов, власть которых имеет божественное происхождение) и, в-третьих, представление о времени, в котором космология неразрывно связана с историей, а происхождение людей и происхождение мира идентичны. Решающую роль в формировании нации сыграло, по мнению Андерсона, то, что он называет «печатным капитализмом», когда благодаря рыночному буму произошло широкое распространение печатной литературы на национальных языках. Именно капитализм, считает Андерсон, как ничто другое способствовал собиранию родственных диалектов в унифицированные письменные языки.

Андерсон рассматривает появление нации как глубинное изменение в картине мира, в восприятии времени и пространства. Нация становится новой формой религиозного сознания, имея историческую протяженность, в которой индивид, причисляя себя к нации, обретает воображаемое бессмертие. Нация мыслится как , не имеющее начала и конца, но пребывающее в вечности. Язык же соединяет прошлое с настоящим, придает нации видимость «естественности».

Пример современного употребления:

«Благодаря объединяющей роли русского народа, многовековому межкультурному и межэтническому взаимодействию на исторической территории российского государства сформировалась уникальная цивилизационная общность — многонародная российская нация, представители которой считают Россию своей Родиной. Россия создавалась как единение народов, как государство, системообразующим ядром которого исторически выступает русский народ. Цивилизационная идентичность России и российской нации основана на сохранении русской культуры и языка, историко-культурного наследия всех народов России». Стратегия национальной политики РФ до 2025 года.

Список литературы:

Э. Геллнер. Нации и национализм

А. Миллер. Империя Романовых и национализм

Ю. Хабермас. Политические работы

Э. Хобсбаум. The invention of tradition

Б. Андерсон. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма.

Этнос, народ, нация, национальность. Разница понятий и опасность их смешения

Этнос, народ, нация, национальность. Разница понятий, опасность их смешения. Народ как основа евразийской интеграции

Огромное разнообразие этнического состава населения делает нашу страну уникальной. В России, по данным Росстата, проживают представители более 180 этнических групп. Как правило, каждая группа обладает собственным языком, сохраняет определенные традиции, несет в себе самобытную мифологию, миропонимание, систему ценностей… В этом многообразии, безусловно, заключается богатство России. Каждый язык, каждый миф, каждая традиция делает нашу общую российскую культуру шире и многограннее.

В то же время очевидно, что полиэтничность, при осуществлении неосторожной политики, может стать ахиллесовой пятой Российского государства. Такие пользующиеся влиянием в США геополитики, как Г. Киссинджер и З. Бжезинский, неоднократно озвучивали в своих работах идею о разделении «Хартленда» (сначала СССР, а затем и России) на несколько подконтрольных национальных государств. Реализовать данный сценарий наши геополитические противники могли бы разжигая межэтнические противоречия в России, внедряя подконтрольных людей в российское внутриполитическое поле, используя новейшие социальные технологии, масс-медиа. Поэтому в сфере регулирования российских межэтнических отношений необходим взвешенный, тщательно продуманный подход, проработанная стратегия. Задача такой стратегии – сделать наше общество устойчивым, исключить возможность его раскола по причине межэтнической розни.

Невозможно обсуждать различные варианты стратегии национальной политики и предлагать что-то новое, не определившись с базовыми этносоциологическими понятиями. Эксперты в области социологии, в том числе А.Г.Дугин, отмечают, что в понимании этносоциологических терминов даже в научной среде существует определенная путаница. Цель данного доклада – попытаться четко разграничить такие фундаментальные понятия для социологии, как этнос, народ, нация и национальность, а затем вкратце озвучить тот курс в регулировании межэтнических отношений, который предлагают представители консервативного евразийского движения.

Читайте также  Что такое нуклоны

Первое важное понятие, которое я хотел бы рассмотреть в рамках доклада, это понятие этноса. Сергей Широкогоров и Макс Вебер определяли этнос, как группу людей, говорящих на одном языке, имеющих общее происхождение и традиции.

Язык является чрезвычайно важным фактором в жизни этноса. Как говорил немецкий философ Мартин Хайдеггер, язык – это дом бытия. Именно язык объединяет местность, на которой проживает этнос. Например, русскими могут считаться все думающие и говорящие по-русски, в каком бы государстве они ни проживали.

В большинстве случаев, в истоках происхождения этноса лежит вера в общего предка. Поскольку наличие общего предка очень сложно доказать или, наоборот, опровергнуть, то в этнос исторически мог вступить любой человек, который верил в миф о своем общем происхождение с членами этноса.

Также, можно отметить, что этнос является неделимой, базовой социологической единицей. Любая попытка вторгаться в культуру этноса, расчленить его, нарушить естественный ход его существования, уничтожает этнос. В этносе нет строгой стратификации, для него характерны отношения, подобные семейным, то есть авторитетом, как правило, пользуются старшие члены сообщества. Этнос – статическая, консервативная единица, способная в течение длительного времени существовать практически в неизменном состоянии, сохранять язык и культуру.

Народ также является базовым этносоциологическим понятием. В ходе исторического процесса этносы вступают во взаимодействие между собой, утрачивают статическое состояние, и постепенно вместе формируют народы. Возможен и другой вариант, когда уже сформировавшийся активный народ, поглощает, в том числе и военным путем, проживающие поблизости этносы.

Народ можно определить, как объединение этносов, которое вступает в историю, становится игроком на политической арене. Притом социум приобретает высокую степень дифференциации. Образовав единый народ, этнические группы могут создать государство, религию и цивилизацию.

Наглядным примером возникновения народа из этноса на пути к нации можно считать еврейский народ: «Евреи существовали как этнос, вступили в историю в состоянии рассеяния, которое длилось более двух тысяч лет, и при этом они сохранились, став народом, а затем, создали своё национальное государство-нацию Израиль». Так же, понятие народ присуще русским, которые сложились из множества этносов.

Народ – уникальное и глубокое русское понятие, не имеющее аналогов в других языках. На английский «народ» можно перевести, как «people», на испанский – как «el pueblo» т.е. люди, в немецком языке «народ» — «das Volk», по произношению, близкое к русскому слову «полк». Так или иначе, ни в одном другом языке не встречается настолько же ёмкое понятие, как русское «народ», которое могло бы обозначить огромную массу этнически разнородного населения, соединенного общими целями, общей историей.

Нация – общественная единица, которая выражает политическое единство именно индивидов, проживающих в одном государстве. Латинское слово «natio» обозначает массу людей, имеющую общее территориальное происхождение. При образовании нации, стираются культурные различия между этносами и народами, образовавшими государство. Нация – ничто иное, как «плавильный котел», который уничтожает традиционные формы идентичности (этническую, культурную, даже религиозную) и создает искусственное образование в рамках государства. При создании нации, как правило, полностью ликвидируется языковое различие между этническими группами, и язык одного наиболее многочисленного этноса навязывается в государстве, как единственно возможный для использования.

В Государстве-Нации, по-французски «Etat-Nation», по определению может быть только одна нация. Нация определяется прежде всего по формальному признаку – гражданство. Национальная принадлежность и гражданство – тождественные, синонимичные понятия. Нациями можно считать, например, население Франции и США. В данных государствах целенаправленно в течение веков проводится политика стирания этнических различий. Строго охраняется только идентичность гражданина, как индивида, другие формы идентичности приносятся в жертву политическим интересам правящих кругов.

Национальность – термин, введенный австрийским марксистом О. Бауэром, который понимал под данным словом народ, переходящий в состояние нации. В нашей стране, под национальностью в советскую эпоху подразумевалась этничность, что не соответствует принятому в мировой научной среде определению данного термина. Назвать этнос, входящий в государство, национальностью – все равно, что призвать к сепаратизму. Согласно конституции, мы – многонациональный народ России. Если народ многонациональный – значит обреченный к распаду на несколько государств-наций, в то же время, если полиэтнический – значит единый в рамках государства, но состоящий из различных по происхождению и культуре групп населения.

Будущее России: единый народ или нация? Почему нация, с точки зрения представителей евразийского движения, не является оптимальным вариантом для России? Как уже упоминалось, образование нации – это ничто иное, как обезличивание народа, ликвидация всех форм идентичности, кроме индивидуальной. Когда уничтожается культурный код этноса, пропадает система смыслов и ценностей, которая помогала членам сообщества существовать и «бороться за место под Солнцем». Если убрать этнические различия между гражданами государства и навязать всем общий либеральный «суррогат культуры», то исторически сложившиеся традиционные смыслы исчезнут. Народ, насильно превращенный в нацию, может лишиться стимулов к развитию и к защите своей территории. Результатом может стать полное угасание такой нации и исчезновение с исторической арены.

Иным вариантом развития российского общества может стать постепенное образование единого, но полиэтнического, народа. Который смог бы при своем разнообразии объединиться на основании общего исторического пути, общих ценностей и общей народной идеи. Многие социологи, понимают под «империей» сочетание стратегического единства с полиэтничностью. Возможно, наиболее оптимальный или даже единственно возможный вариант существования российского общества – это как раз империя. Исторический опыт построения этнически разношерстных империй Россия имеет. Причем этот опыт можно считать удачным при всех военных, экономических и культурных достижениях единого российского народа, начиная от полиэтнического Русского царства, заканчивая коммунистической империей СССР.

Что такое национальность и чем она отличается от этноса или нации?

Разбираем, что такое национальное государство, национальность и этнос, и как генетики определяют происхождение человека

Национальность для современного человека всё ещё остаётся одним из ключевых понятий для идентификации себя как личности. Но далеко не все задумываются о том, что это за понятие и как оно возникло. Является ли этот признак чем-то врождённым и безусловным, или же это социальный конструкт или культурологическое понятие? И чем национальность отличается от нации или этноса?

№ 1 Что такое этнос?

Наиболее чёткая формулировка звучит так: этнос – это группа людей, объединённых общими признаками: культурой (в том числе языком), историей и географией.

При этом в научном мире нет единой позиции о природе этноса. Есть множество теорий, которые порой противоречат друг другу.

Одни учёные считают, что этнос – это некая данность, связанная с биологическими особенностями. Другие, что этнос – социальное явление. Есть также теория, по которой этнос – это конструкт, созданный культурными, интеллектуальными и политическими элитами.

№ 2 Что такое нация?

Согласно европейской научной традиции, в отличие от этноса, нация – это чисто политический конструкт.

Понятие зародилось в начале XVI века в Западной Европе и связано с появившимся позже термином “национальное государство”. До этого времени на западноевропейской территории проживало большое число народностей, которые с зарождением капитализма стали объединяться в государства и образовывать нацию.

Идея национального государства, то есть государства, в основе которого лежит нация и её историческая территория, стала повсеместной из-за глобальной вестернизации к началу ХХ века .

№ 3 Что такое национальность?

Если в постсоветском пространстве зачастую считают, что национальность и этнос – это одно и то же, то на Западе национальность (nationality) означает гражданство.

Но и тут существуют разночтения: в США, например, под национальностью подразумевают и этнос.

Во Франции nationalité – это и гражданство, и национальность одновременно. Мигрант во Франции может получить национальность этой страны, став её гражданином.

№ 4 Что такое «сталинская теория нации»?

В постсоветском пространстве важную роль в формировании понятий «национальность» и «нация» сыграл марксизм, в том числе, «сталинская теория нации».

В сталинском научном труде «Марксизм и национальный вопрос» определение нации было такое: «Исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры».

Про национальность Сталин писал так: «Национальная общность немыслима без общего языка, в то время как для государства общий язык необязателен».

То есть признаком национальности определён язык, и национальности противопоставлена государственность, то есть гражданство.

№ 5 Почему сталинскую теорию оспаривают?

Сталинская теория нации впоследствии подвергалась критике ряда учёных. К примеру, профессор истории Василий Филиппов в своём очерке «Советская теория этноса» пишет, что с научной точки зрения сталинская теория несостоятельна.

Учёный считает, что Сталин сделал слишком большой упор на труды немецкого марксисткого теоретика Карла Каутского, который, по его мнению, исказил понятие нации, спутав его с этносом.

№ 6 Что за тесты ДНК на определение национальности?

ДНК-тесты на определение национальности довольно популярны. Различные лаборатории предлагают провести такой тест за сумму от 150 долларов. Более корректное их название – генеалогические ДНК-тесты. Обычно обещают, что вы сможете определить своё генеалогическое древо на три-четыре поколения назад.

Как правило, такой анализ проводится по слюне, волосам, ногтям, ушной сере или иным образцам.

№ 7 Почему по ДНК-тесту нельзя судить о национальности?

Генеалогический ДНК-тест позволяет узнать многое о происхождении человека, но не определяют его принадлежность к современному этносу или национальности.

Читайте также  Что такое светосила

ДНК-тесты позволяют определить лишь генетические варианты человека, которые были унаследованы им от существовавших некогда протопопуляций.

К примеру, считать по результатам ДНК-теста, что человек на 35% англичанин, неверно. Результат означает, что у человека 35% от генетических вариантов некой протопопуляции, генетические варианты которой в большей степени сохранены у современных англичан.

Но эту протопопуляцию нельзя отождествлять с англичанами: это всего лишь одна из нескольких биологических цепочек происхождения англичан.

№ 8 Почему людям важна их национальная идентичность?

Людям свойственно объединяться в так называемые ин-группы: в социологии это группы, с которыми человек может себя идентифицировать. Несколько столетий национальная принадлежность помогала людям создавать общества.

Некоторые учёные считают, что при отсутствии национальной идентичности наступает кризис политических институтов.

Когда слабеет национальная идентичность, укрепляются другие: клановые, семейные, религиозные и так далее. Как следствие, увеличивается коррупция, местные элиты стремятся к автономности.

Поэтому социологи считают, что отсутствие национальной идентичности приводит к ослаблению государственности.

Благодарим за помощь в сборе материала для статьи заведующего лабораторией генетики человека Национального центра биотехнологии, кандидата биологических наук Максата Жабагина.

Социальные отношения. Этнос и нация.

Автор статьи — репетитор-профессионал Елена Викторовна Калужская

Этническая общность – исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая совокупность людей, обладающих общими чертами и стабильными особенностями культуры, языка, психического склада, самосознанием, исторической памятью, осознанием своих интересов и целей, достоинства, отличия от других подобных образований.

К этническим общностям, как правило, относят род, племя, народность, нацию.
Исторически первыми сложились род и племя.

Род – группа кровных родственников, ведущих свое происхождение по одной линии (материнской или отцовской).
Племя – совокупность родов, связанных между собой общими чертами культуры, осознанием общего происхождения, общностью диалекта, единством религиозных представлений, обрядов.
Такие общности характерны для первобытнообщинных систем.

С углубляющимся разделением труда и усложнением социальных связей начинают складываться новые формы общности людей – народности и народы.

Народность – исторически сложившаяся общность людей, объединяемая общей территорией, языком, психическим складом, культурой.

С развитием капиталистических отношений (XVI-XVII вв.) возникают новые формы межэтнической консолидации – нации.

Однако нет единой трактовки понятия нация. Существует, по крайней мере, две интерпретации этого понятия.
Первая. Нация – это исторически сложившаяся общность людей на основе общности территории, экономического уклада, системы политических связей, языка, культуры и психологического склада, проявляющегося в общегражданском сознании и самосознании.

Вторая. Нация – это исторически сложившаяся общность людей, характеризующаяся общностью происхождения, языка, территории, экономического уклада, психологического склада и культуры, проявляющихся в этническом сознании и самосознании.

В первом случае нация понимается как согражданство, основанное на индустриально развитой социально ориентированной демократии. Такое понимание принято в западной социологии.
В другой интерпретации нация означает этнос.

Национальность – принадлежность человека к определенному этносу или согражданству в зависимости от самоидентификации.

Национальный менталитет – образ мышления, духовная настроенность, свойственная данной конкретной этнической общности. Это, своего рода, память о прошлом, обусловливающая поведение людей, сохраняющих исторически сложившиеся традиции.

Этнические группы в современном мире.
Современное человечество насчитывает от 3 до 5 тыс. этносов. Процесс складывания этносов (этногенез) происходит довольно интенсивно.

Факторы этногенеза:
1) Демографический. Если в начале XX века численность населения Земли составляла около 2 миллиардов человек, то в начале XXI она перевалила за 7 миллиардов;
2) Географический. Выделяют народы Европы, народы Азии, народы Африки, народы Америки, народы Австралии и Океании;
3) Языковой. Существуют различные классификации языка. Выделяют обычно языковые семьи, такие как, например, индоевропейская, китайско-тибетская, алтайская, семито-хамитская и другие.
4) Антропологический. Основан на принципе деления народов по расам. Принято различать четыре расы: европеоиды, монголоиды, негроиды, австралоиды. Однако процесс расогенеза идет непрерывно. Это связано с постоянным смешиванием рас. Например, в последнее время стали выделять бразильскую расу из смешения индейцев, африканцев и европейцев.

В России проживает 10 малых рас, более 130 наций, народностей и этнических групп.

Россия — страна многонациональная. Поэтому знание таких понятий как «этнос», «нация», «национальность», «национальный менталитет» помогут разобраться в этническом многообразии нашей страны.

Ты нашел то, что искал? Поделись с друзьями!

Разница между нацией и национальностью

Понятия нации и национальности — очень близки, но не всегда тождественны. Что они означают?

  • Что такое нация?
  • Что такое национальность?
  • Сравнение
  • Таблица

Что такое нация?

Под нацией принято понимать политическую общность людей, чаще всего выражающуюся в государственности. Как правило, в ее составе присутствуют самые разные народности и этносы. Например, российская нация представлена примерно двумя сотнями различных народов, каждый из которых имеет свой язык и культуру.

Существует несколько основных механизмов формирования наций, или генезиса.

Во-первых, соответствующая политическая общность может складываться вследствие объединительных механизмов вокруг государствообразующего этноса — когда к одной лидирующей народности или группе таковых присоединяются другие этносы, лояльные к ней либо близкие ей по языку и культуре, а то и вовсе единокровные. Так образовывалась российская нация. Еще во времена Киевской Руси территорию страны населяли самые разные народы — и это были далеко не только славяне. После того как новым политическим центром русского государства стала Москва, нация продолжила формироваться на полиэтнических началах.

Примером образования нации на основе объединительных процессов с участием близких по культуре и языку народностей можно назвать Германию. До середины 19 века существовало несколько независимых германоязычных государств. С приходом к власти Бисмарка в Пруссии они начали объединяться и со временем сформировали Германскую Империю, населенную единой нацией — немцами.

Во-вторых, рассматриваемая политическая общность может складываться на идеологической основе. Так появилась американская нация — как результат объединения совершенно разных народов на базе идей демократии, республиканизма, свободы слова и убеждений.

В-третьих, формирование нации зачастую осуществляется и вследствие обратной тенденции — стремления одного народа или группы таковых стать независимыми от изначально единой политической общности. Так появилась значительная часть наций, представленных государствами бывшего СССР. Изначально они были частью нации Российской Империи, позже — Советского Союза, но после его распада стали самостоятельными политическими общностями.

Есть и моноэтнические нации, представленные преимущественно одним народом. Примером государств, образованных ими, можно назвать Польшу, Японию, Южную Корею и КНДР, Албанию. Генезис этих наций происходил в рамках еще одного механизма — объединения единокровных народностей, имеющих общую культуру и язык. Но в случае с Южной Кореей и КНДР имеет место также и идеологический аспект генезиса нации — один и тот же этнос оказался разделен в силу приверженности к совершенно противоположным идеям: строительства коммунизма (в КНДР) и развития в рамках капиталистического строя, приближенного к западной модели (в Южной Корее).

Что такое национальность?

Термин «национальность» — очень неоднозначный. В английском языке он звучит как nationality и практически соответствует понятию нации. В русском языке он, скорее, будет тождественным понятию «этноса», то есть общности людей с одинаковой культурой и языком.

Вместе с тем национальность в России далеко не всегда совпадает с этнической принадлежностью человека. Чаще всего это связано с его восприятием собственной идентичности. Человек, представляющий одну из малых народностей России, вполне способен считать себя русским по национальности. Или же именоваться русским, к примеру, армянского происхождения.

В этом смысле можно пронаблюдать двойственность понятия «русский»: с одной стороны, как обозначающего этническую принадлежность человека, с другой — как обозначающего принадлежность к государствообразующему народу и позволяющего представителям других этносов идентифицировать себя как его часть.

Бывает и обратная ситуация — когда гражданин РФ, являющийся русским по национальности, отождествляет себя с представителями одного из малых российских народов. Это возможно, если он очень долго живет в одной из национальных республик РФ, выучивает местный язык, перенимает локальную культуру и традиции, заводит семью, женившись на девушке, представляющей титульную нацию республики.

Но даже в этом случае человек, как правило, не перестает считать себя принадлежащим российской нации — так же как и коренной житель той или иной республики. Несмотря на то, что по национальности русским никто из них себя не считает.

Сравнение

Главное отличие нации от национальности в том, что первый термин в русском языке чаще всего обозначает политическую общность людей, а второй — их этническую принадлежность. Как правило, в России человек определяет свою идентичность по обоим признакам.

Если гражданин РФ более или менее однозначно относит себя к определенной нации — российской, то по вопросу национальности все сложнее. Бывает так, что человек, принадлежащий к малому народу, идентифицирует себя с другим, который является государствообразующим в рамках нации. Может происходить и наоборот — если ему комфортнее ощущать себя представителем малой народности.

В английском и многих европейских языках оба термина — практически синонимы. Бывает, что жителю той или иной англоязычной страны, общающемуся с туристом из РФ, который является коренным жителем Якутии или Ингушетии, непонятно, почему собеседник именует себя не русским, а как-то по-другому — хотя приехал он из России.

Следует отметить, что в моноэтнических государствах понятие национальности в отношении населения — в русской трактовке — иногда не употребляется в принципе, поскольку нация представлена в них преимущественно одним народом, который нет смысла отделять от других. Люди, проживающие в данных странах, могут попросту не понять, как это — идентифицировать себя иначе, чем принадлежащими к государственной нации.

Определив, в чем разница между нацией и национальностью, зафиксируем ее ключевые критерии в таблице.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: