Что такое национализм и какие его формы известны

Национализм

Что такое национализм

Национализм — это идеология национального превосходства, которая превозносит одну нацию над всеми другими; согласно ей преданность индивида национальному государству превосходит интересы всех других индивидов, других наций.

Основной упор делается на продвижении национальной культуры и часто сопровождается ненавистью и нетерпимостью к другим нациям.

  • во времена колониальной экспансии европейских стран европейцы пытались навязать свои идеологии другим нациям;
  • экономический национализм — предпочтение местных товаров и услуг иностранным (например: если человек думает, что товары, произведённые в России, превосходят по качеству те, что были произведены в Китае; для защиты своей экономики правительства ограничивают количество импорта и инвестиций из других стран);
  • политика Дональда Трампа «Америка прежде всего» (англ. «America First») считается формой национализма, т. к. навязывались американские идеалы и исключались определённые (другие) культуры.

Интернационализм — антоним национализма.

Национализм, как идеология, появился относительно недавно, он зародился во Франции конца ХVIII века. В самом начале он выполнял политические задачи, прежде всего для дестабилизации «устаревшей» монархии и для узаконения нового общественного строя. Тогда эта идеология смотрела в будущее, была расчётливой и разумной.

Кто такие националисты?

Националисты — это люди, поддерживающие идеологию национализма, которые твёрдо убеждены в том, что их нация лучше других. Иногда националистами также называют людей, которые хотят, чтобы их страна была политически независимой.

  • Адольф Гитлер (1889–1945),
  • Бенито Муссолини (1883–1945),
  • Саддам Хусейн (1937–2006),
  • Жан-Мари Ле Пен (год рожд. 1928),
  • Слободан Милошевич (1941–2006),
  • Ясир Арафат (1929–2004),
  • Милош Обренович (1780–1860),
  • Михаил Григорьевич Черняев (1828–1898).

Виды национализма

Самые распространённые типы: этнический (или этнонационализм), гражданский, цивилизационный, расизм и нативизм.

Этнический национализм

Это безоговорочное превосходство одной этнической группы над другими.

Гражданский национализм

Конституционно-политическое единство граждан одной нации, когда игнорируется расовое или этническое происхождение. Считается менее агрессивной формой национализма.

Цивилизационный национализм

Эта идеология утверждает, что всё человечество поделено на некие автономные единицы, которые отличаются «культурным кодом». Здесь выходит на первый план именно культурное превосходство нации.

Расизм

Идеология предполагающая превосходство одной расы над другими.

Нативизм

Теория о том, что те, кто родился какой-то в стране, превосходят тех, кто туда иммигрировал.

Национализм и патриотизм

Патриоты любят свою страну, они горды за неё и всегда готовы её защищать. Националистам же нужно показывать своё превосходство либо доминировать над другими странами. Эта националистическая потребность быть лучшей нацией и доминировать над другими иногда приводит к военной агрессии.

Например, Французская революция, когда Наполеон Бонапарт силой пытался распространить идеалы Франции по всей Европе.

Нацизм и национализм

Националисты настаивают на независимости своей страны (политической, экономической и пр.). Нацизм — это намного более радикальная форма национализма, где нацисты, настаивая на превосходстве своей расы и нации, ненавидят всех остальных.

Нацизм — это форма фашизма (германский фашизм); националистическая диктатура, где проявляется:

  • расизм (превосходство одной расы над другими);
  • антисемитизм (ненависть к семитским народам, в частности к евреям).

Шовинизм и национализм

Шовинизм — это самая радикальная форма национализма, это дискриминация по национальному признаку и враждебность к представителям других наций. Шовинисты допускают угнетение и эксплуатацию других наций во благо своей.

Проблема национализма

На протяжении истории человечества национализм нанёс огромный ущерб многим народам мира, когда был совмещён с расизмом, фашизмом или нацизмом.

Именно национализм зачастую винят в нанесении ущерба или разрушении таких империй, как:

  • Российская,
  • Османская,
  • Британская (колониальная империя),
  • Австро-Венгрия.

Также национализм использовался диктаторскими режимами таких стран, как:

  • Германия.
  • Италия,
  • Испания,
  • Португалия.

Национализм и основные формы его проявления

Национализм — это идеология и политика, для которых характерны идеи превосходства и ис­ключительности «своей» нации, стремление к национальной замкнутости и преследование только собственных интересов. Противопостав­ляя «свою» «образцовую» нацию другим, националисты сеют недоверие и враждебность к «инородцам», подчас объявляя их виновниками кризисных явлений в своей стране и своих собствен­ных неудач. Национализм особенно «расцвел» в процессе образо­вания наций и проявляется в двух главных формах. Условно их можно обозначить как «воинствующий» и «защитный» нацио­нализм.

* Воинствующий национализм, или шовинизм (в Великобритании — джингоизм 2 ), — крайняя, агрессивная форма национализма. Для нее типичны пренебрежение к интересам других наций, призыв к насилию против них, разжигание нацио­нальной вражды и ненависти. Подобный национализм может проявляться по-разному и прежде всего в виде политики колониализма— господства «великих» держав (например, Ве­ликобритании, Германии, Португалии, СССР, США, Франции) над слабыми, «неполноценными» нациями. Не случайно в историчес­ких оценках колониальной эпохи (XVI в. — середина XX в.) наци­оналистическая идеология и политика такого рода получили осо­бое название — великодержавный шовинизм.

Близки по духу к шовинизму и такие человеконенавистничес­кие идеологии, как расизм(разделяющий людей на «высшие» и «низшие» расы); апартеид(политика расовой сегрегации и дискриминации, проводившаяся до начала 1990-х гг. в Южно-Аф­риканской республике); антисемитизм(враждебное отношение к евреям и их преследование со стороны людей, страдающих юдофобией). Наиболее чудовищным проявлением последнего явился гитлеровский геноцид’ по отношению к еврейскому насе­лению во время Второй мировой войны (1939-1945) — так назы­ваемый холокост.

* Защитный национализм характерен для угнетен­ных наций, которые, испытав на себе внешние притеснения, на­строились на сверхпатриотизм, недоверие к другим нациям и не­конструктивное стремление к национальной обособленности. Этот национализм, хотя и вызывает понимание и сочувствие, но тоже таит в себе большие опасности, ибо на его волне могут рваться налаженные связи между этносами-соседями, возникать экономи­ческие трудности и даже конфликты.

Подобный национализм проявляется, в частности, у народов стран (Венгрии, Чехии, Польши, Латвии, Эстонии и др.), пострадавших от коммунистического империализма, исходившего от бывшегоСССР. И он более чем естествен. Еще бы! «Досоветская» независимая Литва, к примеру, в конце 1920-х гг. по ряду позиций опережала Финлян­дию. Насильственное же присоединение этойстраны к СССР (1940) и полвека «строительства социализма» отбросили ее далеко назад. К моменту закономерного крушения СССР (1991) Литва (как и осталь­ные советские республики) оказалась просто нищенкой на фоне процветающей Финляндии.

Сегодня бывшие советские колонии и полуколонии в Европе стремятся с помощью НАТО’ и других международных организаций обезопасить себя на случай возвращения коммунистов к власти в России. И это понятно. Однако все ли в этих странах осознают, что опасность нового империализма исходит не от России вообще (и тем более не от еенарода), а от коммунистов ифашистов (причем не только российских!), которые, как показала практика ХХ в., по­всюду одержимы стремлением подавить свободу людей и заставить их жить по своей указке?

Некоторые социальные аналитики относят к защитному нацио­нализму и сионизм общемировое политическое движение евреев в защиту своих прав как единого народа. Оно возникло в концеXIX в., когда у этой нации еще не было своего государства, и со­здание такого государства было главной целью участников сиониз­ма. После образования по решению ООН еврейского государства Израиль (в 1948) сионисты сосредоточились на защите евреев все­го мира от антисемитизма и собирании их в едином израиль­ском государстве.

Национализм и его разновидности

Распространённость национализма в современном мире, многообразие форм его проявления, его мобилизующий потенциал объясняют пристальный интерес общественных наук к этому явлению, множественность подходов и оценок и полемический характер исследований.

В советской науке национализм рассматривался как враждебная идеям интернационализма и советскому строю «идеология и политика буржуазии, направленная на разжигание национальной розни между трудящимися различных наций, на укрепление господства одной нации над другими». Фактически к национализму могло быть приравнено любое проявление национальных чувств, любые действия, направленные на сохранение и защиту национальной культуры.

С середины 1980-х гг. оценка национализма в отечественной науке сначала теряет обвинительный характер, а затем он становится объектом серьёзного научного анализа. Однако массовое сознание не так быстро расстаётся со своими убеждениями и стереотипами, и влияние прежних взглядов на национализм по-прежнему ощутимо.

Что мы сегодня знаем о национализме? Прежде всего то, что он многолик Это одновременно и политика, и идеология, и психология.

Психология присутствует во всех видах и формах национализма. По мнению социального антрополога Э. Геллнера, главной областью, где обретает плоть националистическое чувство, является частная жизнь. Люди становятся националистами, когда убеждаются, что их этническая принадлежность влияет на отношение окружающих, которые испытывают к ним либо симпатию, либо ненависть и презрение.

Избежать унижения и дискриминации можно, встав либо на путь ассимиляции, либо на путь национализма. Культурные и этнические различия сами по себе вызывают чувства отчуждения и недоверия. Усиленные экономическим неравенством и дискриминацией, они превращаются во вражду и ненависть.

Близок к этому выводу другой теоретик — британский историк-марксист, занимавшийся теорией национализма Э. Хобсбаум (род. 1917), когда говорит о том, что национализм — это обычная ксенофобия, которая в условиях упадка общества, социально-экономической неопределенности и кризиса человеческих отношений и ценностей становится массовой идеологией. Куда это может привести, говорит пример Германии 1930-х гг.

Современная отечественная исследовательница З. В. Сикевич определяет национализм как гипертрофированное, деформированное национальное самосознание и национальное чувство. Хотя национализм и выступает под маской патриотизма, здесь налицо смещение акцентов. Если патриотизм подразумевает любовь к своему народу, то национализм — это прежде всего неприятие других, «чужаков».

Национализм неизбежен в условиях урбанизации и индустриализации, которые сопровождаются ростом конфессиональной индифферентности и возникновением духовного вакуума. Здесь национализм способен в определённой степени заменить религию.

Огромный потенциал национализма содержит в себе проблема национального самоопределения. Когда изначально мирные и справедливые требования народов игнорируются, они начинают активную борьбу за свои права. По мнению Г. В. Старовойтовой (1946—1998), «возникающее в результате насилие порождено не движением за самоопределение, а блокированием этого движения. Именно отрицание само определения, а не стремление к нему ведёт к конфликту».

Это положение демонстрирует зыбкость грани между либеральным, оборонительным, защитным и радикальным типами национализма: справедливая борьба за интересы народа может перерасти в агрессивный национализм, сопровождаемый военным насилием и этническими чистками.

Читайте также  Что такое клининговая компания

Сегодня общепринятым является выдвинутое Э. Геллнером положение о том, что национализм надо рассматривать в качестве политического принципа, согласно которому национальные и государственные границы должны совпадать. Во внешней политике национализм выражается в первенстве национальных интересов и их превосходстве над интересами других народов. В экономической политике он реализуется в установлении неравных отношений с другими народами.

Считается, что в максимальной степени указанные черты проявляются в этническом национализме, прежде всего в его политической форме. В этнократических государствах управление всеми жизненно важными процессами осуществляется с позиций приоритета интересов доминирующей этнической группы в ущерб представителям других групп.

Выделяют и другую форму — культурный этнонационализм. Он выступает за удовлетворение культурных (например, языковых) запросов этнических групп и за обеспечение государственной поддержки этих запросов. Но крайности могут возникать и здесь. Во-первых, это происходит тогда, когда этническая группа начинает выступать с позиции своей «этнической исключительности» и приоритета своих требований. В других случаях стремление к сохранению своей культуры и языка может обернуться самоизоляцией и архаизацией культуры.

Национализм может стать основополагающим принципом национальной политики даже в тех случаях, когда официально провозглашаются идеи интернационализма, сотрудничества и гражданской нации.

Один из известных западных исследователей национализма Э. Смит, говоря о гражданском национализме, отмечает: «. с точки зрения затрагиваемых меньшинств этот вид национализма отнюдь не столь толерантен и беспристрастен. На деле он может быть столь же жестоким и бескомпромиссным, как и этнический национализм. Ибо гражданский национализм требует в качестве цены за получение гражданства и его преимуществ капитуляции этнической общности и индивидуальности, перемещения этнической религии в приватную сферу, маргинализации этнической культуры.

Не только этнический, но и гражданский национализм может требовать искоренения культуры меньшинств и общностей. История западных демократий оказывается столь же требовательной и жёсткой — и на практике этнически односторонней, — как и в незападных авторитарных государствах-нациях, поскольку предполагает ассимиляцию этнических меньшинств. посредством усвоения этнической культуры этнического большинства». Идеология гражданского национализма делегитимирует и девальвирует этнические культуры коренных меньшинств и иммигрантов и «делает это сознательно и преднамеренно».

Идеология национализма выступает как средство формирования политики и как орудие пропаганды и агитации. Непременной частью этой идеологии является этнополитическая мифология, обладающая мощным консолидирующим потенциалом. Ключевые сюжеты этой мифологии — события, связанные с обретением родины, формированием и существованием своей государственности, культуртрегерской и цивилизаторской ролью народа в прошлом, его военными победами. В любой этнополитической мифологии присутствует явный или неявный, конкретный или абстрактный «образ врага».

Особая роль в разработке идеологии национализма принадлежит этническим элитам, которые оформляют в идеи, концепции и программы те смутные стихийные чувства и представления, которые циркулируют в обыденном сознании. Этим определяются массовость национальных движений и консолидация этнических групп для достижения поставленных целей.

Английский учёный Дж. Бройи свёл свою доктрину национализма к трём пунктам:

  1. существует такая общность, как нация, имеющая свои особые качества;
  2. интересы и ценности этой нации обладают приоритетом перед другими интересами и ценностями;
  3. нация должна быть как можно более независимой.

В этих пунктах сформулированы суть национализма и одновременно ответ на вопрос, можно ли его избежать. Ответ неутешителен. Как бы мы ни относились к национализму, преодолеть его, исключить из жизни общества, по-видимому, невозможно, пока человечество разделено по этническому признаку, пока в мире существуют национальные культуры и национальные интересы.

Типологии национализма

Э. Геллнер выделяет три типа национализма. Первый — это национализм мигрантов, которые, не имея доступа к власти, лишены и полноценного доступа к образованию и культуре, традициям принимающего социума. Этот тип с присущими ему с националистическими предрассудками характерен также для малых этнических групп, попадающих в разряд ущемлённого меньшинства и сталкивающихся с проблемами ассимиляции.

Второй тип — это национализм народов Запада и Востока, возникающий на основе неравенства в мировых экономических, культурных и политических процессах. Сюда включается национализм народов Восточной Европы, возникший в XX в. как протеса против насильственного удержания в коммунистическом блоке.

Третий тип — национализм диаспоры, народов, которые «всегда были более процветающими и способными лучше понять производительные экономические системы современной Европы», чем окружающее их сообщество.

Э. Хаас выделяет (1924—2003) следующие типы национализма:

  1. либеральный, рассматривающий нацию как общность, имеющую целью реализацию прав и свобод индивидов и содействующую тем самым обеспечению счастья для всех; он тесно связан с идеями духовного и материального прогресса;
  2. якобинский, который отличается от либерального тем, что предписывает общности распространять либеральный национализм среди других народов;
  3. традиционный, создающий или воскрешающий миф о древнем золотом веке солидарности, идеализирующий традиционные обычаи и ценности и стремящийся использовать их для мобилизации масс;
  4. синкретический, который, как и традиционный, стремится защитить общность от чуждых идей, но перенимает то новое, что считает подходящим для своих целей;
  5. интегральный, который жёстко подчиняет благо граждан выживанию общности, воспринимаемой как монолитная и органическая целостность.

Дж. Бройи различает сепаратистский национализм, реформаторский, направленный на придание существующему государству более чётко выраженного национального характера, и ирредентистский, целью которого является объединение нескольких государств или присоединение части одного государства к другому.

Типологии национализма, построенные на отечественном материале, приводятся в книгах «Распад Советского Союза: этнополитический анализ» С. В. Чешко и «Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов» (авторский коллектив; Л. М. Дробижева, А. Р. Аклаев, В. В. Коротеева, Г. У. Солдатова).

Виды национализма в СССР, по С. В. Чешко, соответствовали положению того или иного парода в советской государственной системе. Национализм титульных наций союзных республик был направлен на обретение большей самостоятельности по отношению к союзной власти, а внутри республик — на усиление привилегированного положения своей национальности. Особенностями национализма статусных народов автономий были его оборонительный характер и лояльность к центральной власти, поскольку последняя рассматривалась как возможный защитник от экспансии наций союзных республик. Такими же чертами обладал национализм бесстатусных народов (этнических меньшинств), у которых возможностей для защиты было ещё меньше.

Авторы книги «Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов» выделяют

  1. национализм классический, выражающий стремление к полной независимости (в СССР — республики Прибалтики, Грузия, Украина, Армения, Молдавия, в России — республика Ичкерия);
  2. национализм паритетный с ярко выраженным стремлением к полному суверенитету, который в силу внешних и внутренних причин ограничен за счёт передачи части полномочий центру (в СССР — Азербайджан, Казахстан, республики Средней Азии, которые стремились к конфедеративному устройству, а полную самостоятельность получили в результате распада СССР, в России — Татарстан, Башкортостан, Тува);
  3. экономический национализм, при котором доминирующим принципом в декларациях и действиях является самостоятельность в экономической сфере и эта самостоятельность рассматривается элитой как путь к возможно полному суверенитету (Саха (Якутия), на отдельных этапах — Татарстан);
  4. защитный национализм, при котором доминируют идеи защиты культуры, языка, территории, демографического воспроизводства и т. д. (осетинский, ингушский национализм, этнокультурный национализм в Карелии, Коми).

Этноконфликтология

Национализм как социально-политический феномен

1. Национализм как социально-политический феномен

Понятие «национализм», его основные разновидности. Национализм – это совокупность идеологий и политических практик, использующая в качестве базового понятия понятие «нация». Выделяются два основных идеальных типа национализма: гражданский и этнический. В литературе сложилось деление национализма на два основных типа – государственный, или «гражданский», и «этнический» (или этнокультурный).

В первом случае это совокупность идеологий и политических практик, направленная на создание и сохранение гражданской нации. Во втором случае – совокупность идеологий и политических практик, направленных на создание и сохранение этнической нации.

Эта классификация, однако, весьма условна. Во-первых, она предполагает нормативную дихотомию – противопоставление «хорошего» гражданского национализма «плохому» этническому. Во-вторых, эта классификация непродуктивна для анализа реальных националистических движений и идеологий. Последние несут в себе множество составляющих, в силу чего отнести их к одному из двух типов затруднительно. Наконец, в-третьих, существование собственно «гражданского» национализма, в котором полностью бы отсутствовало представление о культурной или культурно-исторической основе нации, невозможно представить. Даже в Северной Америке националисты исходят из представления о нации как целостности, формируемой общностью происхождения. Стало быть, их нужно отнести к сторонникам «этнического» национализма.

Зарубежные исследователи о национализме. Исследования национализма начинаются в 1920-х – 1930-х гг. (хотя отдельные работы, напр., Э. Ренана, относятся к концу XIX в.). Особенно активно проблемы национализма исследуются последние полвека.

Первыми исследователями национализма в 1920-е – 1950-е гг. были К. Хайес, Х. Кон, К. Дойч[1]. В их работах уже проявился ряд достоинств и недостатков последующего «национализмоведения»: выделение множественных типологий национализма, иногда по совершенно различным основаниям, а также преимущественное внимание к процессам модернизации. Будучи увлеченным модной тогда кибернетикой, К. Дойч попытался включить исследование национализма в универсальную «теорию коммуникации». Предприятие оказалось не слишком успешным.

Видное место среди исследователей национализма занимает Э. Геллнер. Ему принадлежит определение национализма как требования о совпадении политических (государственных) и национальных (культурных) границ (хотя подчас это просто невозможно). «Старый мир, отличающийся огромным культурным разнообразием, множеством нюансов и полутонов, никак не связанных с политическими границами, — мир этот начинается восприниматься как политический пережиток, анахронизм. На смену ему должен прийти новый мир, где каждая культура станет развиваться под собственной крышей, а государство и правительство будут считаться законными только в том случае, если они представляют конкретную культуру, охраняют ее и заботятся о ее процветании».[2] Национализм, по мнению Э. Геллнера, представляет собой идеологию, соединяющую поэтизацию деревенской культуры и деревенского образа жизни («деревня против Версаля»), с энергичным физическим самоутверждением, дисциплиной, иерархией и жестокостью[3].

Начиная с 1970-х гг., к теориям национализма начинают проявлять интерес неомарксисты и конструктивисты. Можно точно назвать год, с которого началась новая эпоха в области изучения национализма. Это 1983 г ., когда почти одновременно вышли в свет работа Э. Геллнера «Нации и национализм», книга Бенедикта Андерсона «Воображаемые сообщества»[4] и сборник статей под редакцией Эрика Хобсбаума и Теренса Рэйнджера «Изобретение традиции». Эти работы радикально изменили исследовательскую ситуацию. После них стало невозможно писать о национализме так, как о нем писали раньше. Без явной или скрытой отсылки к этим авторам (в виде развития их идей или отталкивания от них) сегодня не обходится ни одно серьезное сочинение о национализме. В течение 1980-х – 1990-х гг. формируется междисциплинарное национализмоведение, вклад в которое вносят социология, политология, социальная и культурная антропология, политическая экономия, история культуры и сравнительное литературоведение. При этом самих исследователей редко удается отнести к одной из этих дисциплин: большинство из них сознательно строят свою работу как междисциплинарную. Роджерс Брубейкер, Этьен Балибар, Хоми Бхабха, Иммануил Валлерстайн, Катрин Вердери, Фредерик Джеймисон, Майкл Манн, Парта Чаттерджи, Томас Эриксен — вот лишь несколько представителей разных областей знания, работы которых оставили заметный след в изучении национализма в последние два десятилетия.

Читайте также  Что такое моделирование одежды

Один из самых известных современных авторов, анализировавших национализм с марксистских позиций – британец Том Нэйрн. Ему принадлежит последовательное развитие мысли, согласно которой появление национализма обусловлено наложением экономического неравенства на культурные различия. Когда угнетаемые ощущают, что угнетатели отличны от них в этническом или культурном (расовом, языковом, конфессиональном) отношении, их реакцией неизбежно становится национализм. Однако если бы содержание исследования Т. Нэйрна сводилось к этому, оно умещалось бы в концепцию «внутреннего колониализма». Между тем это неверно.

Исходный постулат Т. Нэйрна – неравномерное развитие – вполне созвучен основному тезису теории капиталистической миросистемы И. Валлерстайна. По Нэйрну, так же как и по Валлерстайну, «истоки националистических движений следует искать в механизмах действия мировой политической экономии[5].

Национализм, согласно Нэйрну, возникает не только как реакция запаздывающих обществ на экономическое и политическое угнетение со стороны более развитых, но и как сопротивление передовых обществ силам, тянущим их назад. Нередко взлеты национализма связывались с теми регионами, которые отставали в развитии и были «внутренними колониями» для экономически и политически более развитых государств. Ход мысли Т. Нэйрна более сложен: он имеет в виду не только отстающие регионы, но и регионы с «относительным сверхразвитием» (франкофонная часть Голландии, ставшая после 1830 г. Бельгией, Богемия в Австро-Венгрии, Шотландия в Великобритании, Баскония и Каталония в Испании и др.). Экономический успех этих регионов, по мнению Нэйрна, тормозится центральной властью государств, частью которых они являются. Поднимающиеся средние классы и интеллигенция, стремясь освободиться от навязанного им господства, пытаются опереться на народ. Выражением этого стремления становится национализм. Но отсутствие достаточных политических ресурсов не дает им возможности обрести государственность. В редких случаях, когда тому благоприятствуют международные условия, им удается выйти из состава более крупного государства, как это случилось в 1830 г . с образованием Бельгии или с отделением от СССР трех прибалтийских республик в 1990 г . За пределами Европы также имели место националистические восстания, вызванные «сверхразвитием» (в качестве примеров Т. Нэйрн называет курдов в Ираке и народ ибо в Нигерии, на территориях которых была обнаружена нефть), но они подавлялись[6].

Вместе с тем стоит заметить, что современные тенденции политического развития – по крайней мере, в Европе – делают этнически мотивированный сепаратизм менее привлекательным. Шотландия и Уэльс с приходом к власти лейбористов получили собственную законодательную и исполнительную власть, а степень автономии Страны Басков настолько велика, что этот регион имеет собственного представителя в Европарламенте.

Для Нэйрна как для марксиста принципиальное значение имеет вопрос, почему в западных странах не наблюдается роста классовой солидарности. Размышляя над этим вопросом применительно к Великобритании, он приходит к выводу, что здесь имеет место сочетание двух факторов. Это, во-первых, удачное приспособление политики правящих элит к требованиям рабочего класса и, во-вторых, долгосрочный консервативно-либеральный консенсус, в который кооптированы и потенциально радикальные интеллектуалы. Вот почему некогда революционно настроенные популистские движения выродились в «умеренный», «толерантный» и «конституционный» национализм. В то же время за пределами Соединенного Королевства – в Индии, Пакистане и других бывших частях Британской империи – налицо рост национализма. Последний вызван тем, что к радикальным требованиям масс периферии и полупериферии не удается приспособиться с помощью «конституционных» преобразований[7].

Согласно Б. Андерсону, национализм – новый принцип органи­зации социальной реальности, пришедший на смену религиоз­ному и династическому принципам. Идея нации в Новое время стала играть ту же роль, какую в Средние века играла христианская вера: она позволяла людям объединяться в культурно-политические сообщества.

Нация – разновидность человеческих сообществ. Как и всякое сообщество, превышающее эмпирически фиксируемые границы (их можно зафиксировать раэве что в случае семьи, малой группы или сельской общины), нация представляет собой воображаемое сообщество. Это, разумеется, ни в коей мере не означает ее нереальности, фиктивности, существования «лишь в головах». В этом пункте Б. Андерсон рассуждает принципиально иначе, чем Э. Геллнер. Для Э. Геллнера фиктивность наций означает их нереальность, а их изобретение – фабрикацию. Воображаемость нации указывает исключительно на то обстоятельство, что каждый из составляющих ее индивидов лично не знает и никогда не узнает всех остальных ее чле­нов, что не мешает ему мысленно с ними соотноситься. Решающим фактором, приведшим к вытеснению конфессионального типа воображаемой общности национальной общностью, Б. Андерсон считает «печатный капитализм» (распространение книгопечатания)[8].

Концепцию Б. Андерсона выгодно отличает от концепции Геллнера то, что она преодолевает схематизм геллнеровского подхода. Подход Андерсона принципиально открыт для исследования исторических обстоятельств, приведших к возникновению той или иной разновидности национализма. Остановимся на типологии национализма, предлагаемой британским ученым.

Исторически первой (и, заметим, методологически первоочередной) формой этой идеологии Б. Андерсон считает «креольский» национализм, получивший распространение в Латинской Америке конца XVIII — начала XIX в. Его носителями выступили местные политические элиты, которые, с одной стороны, были отличны от аборигенного населения в культурном и этническом отношении, а с другой стороны, страдали от непризнания элитами метрополии[9].

Второй тип национализма Б. Андерсон называет «лингвистическим». В основании этого типа национализма лежит убеждение в том, что сущность нации — в уникальном своеобразии ее языка. Он характерен для стран Центральной и Восточной Европы, где развитие идет не от государства к нации, т. е. не от политического единства к единству языка и культуры, а, напротив, от нации – к государству, т. е. от культурной, прежде всего языковой, общности к политическому единству. Если в Западной Европе складывание наций шло постепенно и во многом стихийно, то в этих регионах нация – сознательный проект. Энтузиасты, вдохновленные идеями национализма, стремятся к воплощению уже существующего образца[10].

Наконец, третий тип национализма, вычленяемый Б. Андерсоном – «официальный». Это национализм имперского государства, пытающегося превратить многонациональное население империи в единую нацию. Классические примеры «официального» национализма дают три последних империи Европы, разрушенные Первой мировой войной – Россия, Турция и Австро-Венгрия[11].

В 1990-е гг. интерес к проблемам национализма сохранялся. В это время выходят работы Э. Смита, стремящиеся в той или иной мере реабилитировать понятие этнического национализма[12].

Национализм и политические идеологии. Соотношение национализма и трех основных политических идеологий – консерватизма, либерализма и социализма – отражено в таблице:

НАЦИОНАЛИЗМ

НАЦИОНАЛИЗМ — политические идеология и практика, основанные на представлении о нации и её интересах как высших ценностях.

В за­ви­си­мо­сти от по­ни­ма­ния, что та­кое на­ция, национализм име­ет две основные фор­мы — гра­ж­дан­ский, или го­су­дар­ст­вен­ный, и эт­ни­че­ский. Гражданский национализм воз­ник в эпо­ху бур­жу­аз­ных ре­во­лю­ций и ста­нов­ле­ния современных го­су­дарств, ос­но­ван­ных на пред­став­ле­нии о на­ции и о на­ро­де как со­гра­ж­дан­ст­ве с об­щи­ми са­мо­соз­на­ни­ем и ис­то­ри­ко-куль­тур­ным на­сле­ди­ем. Эта фор­ма национализма на­прав­ле­на на обос­но­ва­ние ле­ги­тим­но­сти го­су­дар­ст­ва, на кон­со­ли­да­цию гражданской на­ции, но за­час­тую со­дер­жит в се­бе ус­та­нов­ки на дис­кри­ми­на­цию и ас­си­ми­ля­цию мень­шинств, а так­же на государственную экс­пан­сию (мес­сио­низм) или, на­обо­рот, на изо­ля­цио­низм. Этот вид национализма ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся го­су­дар­ст­ва­ми че­рез официальную сим­во­ли­ку и идео­ло­гические ин­сти­ту­ты (об­ра­зо­ва­ние, со­ци­аль­ные нау­ки, СМИ и пр.) с це­лью ут­вер­жде­ния об­ще­гра­ж­дан­ской ло­яль­но­сти («слу­же­ние и лю­бовь к Ро­ди­не», «ува­же­ние к стра­не и про­шло­му» и пр.) и рас­про­стра­не­ния об­ще­го­су­дарственных пра­во­вых норм и мо­раль­но-куль­тур­ных цен­но­стей.

Сте­пень рас­про­стра­не­ния государственного национализма в раз­ных стра­нах за­ви­сит от со­ста­ва на­се­ле­ния, ис­то­рической тра­ди­ции, фор­мы прав­ле­ния, ста­ту­са и по­ли­тического по­ло­же­ния стра­ны. Го­су­дар­ст­ва со слож­ным со­ста­вом на­се­ле­ния ста­ра­ют­ся ут­вер­ждать раз­ные фор­мы государственного (об­ще­гра­ж­дан­ско­го) национализма, да­же ес­ли это эко­но­ми­че­ски раз­ви­тые с де­мокра­тической фор­мой прав­ле­ния об­ще­ст­ва (например, США, Ис­па­ния, Ка­на­да). В стра­нах с не­раз­ви­той эко­но­ми­кой и де­мо­кра­ти­ей, с боль­шим эт­ническим раз­но­об­ра­зи­ем и на­ли­чи­ем се­па­ра­ти­ст­ских дви­же­ний государственный национализм слу­жит од­ним из средств обес­пе­че­ния вла­сти цен­тра, об­ще­ст­вен­ной кон­со­ли­да­ции и со­хра­не­ния це­ло­ст­но­сти го­су­дар­ст­ва (например, Ин­дия, Ин­до­не­зия, Ки­тай, не­ко­то­рые арабские стра­ны).

Государственный национализм (или пат­рио­тизм) об­ре­та­ет осо­бый раз­мах и край­ние фор­мы шо­ви­низ­ма и экс­пан­сио­низ­ма в ус­ло­ви­ях меж­го­су­дарственных войн и внутренних кри­зи­сов. Государственный национализм осо­бо за­ме­тен во вновь об­ра­зо­вав­ших­ся стра­нах, где он вы­пол­ня­ет функ­ции дис­тан­ци­ро­ва­ния от преж­них го­су­дарств, по­ли­тической мо­би­ли­за­ции и но­во­го «на­цие­строи­тель­ст­ва». Это име­ет ме­сто в пост­со­вет­ских го­су­дар­ст­вах, но в спе­ци­фической фор­ме сим­био­за с эт­ни­че­ским национализмом. Вме­сте со ста­нов­ле­ни­ем гражданских на­ций, объ­яв­лен­ных ис­точ­ни­ком су­ве­рен­ной вла­сти (французская Дек­ла­ра­ция прав че­ло­ве­ка и гра­ж­да­ни­на 1789 года), ран­ний национализм ут­вер­ждал пра­во на­ций на са­мо­оп­ре­де­ле­ние (смотрите Са­мо­оп­ре­де­ле­ние на­ро­дов) и про­воз­гла­шал ра­вен­ст­во всех гра­ж­дан пе­ред за­ко­ном. В эко­но­мической об­лас­ти национализм про­во­дил по­ли­ти­ку про­тек­цио­низ­ма, а сво­им идеа­лом ви­дел ав­тар­кию (эко­но­мический национализм). На­ко­нец, един­ст­во и спло­чён­ность на­ции ут­вер­жда­лись об­щи­ми язы­ком (смотрите На­цио­наль­ный язык) и куль­ту­рой, а так­же вер­си­ей об­щей ис­то­рии.

Эт­ни­че­ский национализм (ча­ще про­сто национализм или эт­но­на­цио­на­лизм) пред­по­ла­га­ет, что на­ция яв­ля­ет­ся выс­шей фор­мой эт­но­со­ци­аль­но­го ор­га­низ­ма и яв­ля­ет­ся соз­да­те­лем «на­цио­наль­но­го го­су­дар­ст­ва» и его куль­тур­ной сис­те­мы, имеет ис­клю­чительное пра­во на об­ла­да­ние его ре­сур­са­ми и ин­сти­ту­та­ми, вклю­чая власть. Эт­нический национализм ос­но­вы­ва­ет­ся на био­ло­ги­че­ских и ра­со­вых ар­гу­мен­тах и сло­жил­ся в эпо­ху гос­под­ства эво­лю­цио­низ­ма и эт­но­ра­со­вых тео­рий (смотрите Расизм) во второй половине XIX века. Он мо­жет быть как эт­но­на­цио­на­лиз­мом от име­ни эт­нического боль­шин­ст­ва (сход­ное с ним яв­ле­ние — шо­ви­низм), так и эт­но­на­цио­на­лиз­мом от име­ни мень­шинств (сход­ное с ним яв­ле­ние — се­па­ра­тизм).

Читайте также  Что такое хост

Эт­нический национализм по­лу­чил ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние во всех ре­гио­нах ми­ра по ме­ре со­ци­аль­ной и по­ли­тической мо­дер­ни­за­ции го­су­дарств и раз­ви­тия ло­каль­ных куль­тур и эт­но­по­ли­тических ор­га­ни­за­ций. В Рос­сии эт­нический национализм воз­ник в рам­ках поч­вен­ни­че­ско­го ва­ри­ан­та сла­вя­но­филь­ст­ва в про­ти­во­по­став­ле­нии ли­бе­раль­но­му за­пад­ни­че­ст­ву, а так­же в сре­де эт­нической пе­ри­фе­рии как дви­же­ние за по­вы­ше­ние ста­ту­са «ино­род­цев» или за об­ла­да­ние соб­ст­вен­ной го­су­дар­ст­вен­но­стью не­рус­ски­ми на­ро­да­ми, на­хо­див­ши­ми­ся под вла­стью российской ко­ро­ны. В конце XX века эт­но­на­цио­на­лизм уси­лил­ся в стра­нах ком­му­ни­стического бло­ка, осо­бен­но в СССР, где под­дер­жи­ва­лось раз­ви­тие эт­нических куль­тур, а эт­но­на­цио­на­лизм был ча­стью официальной идео­ло­гии и ос­но­вой т. н. со­циа­ли­стического фе­де­ра­лиз­ма. В си­туа­ции кри­зи­са ком­му­ни­стической идео­ло­гии и по­ли­тической сис­те­мы эт­но­на­цио­на­лизм сыг­рал важ­ную роль в рас­па­де мно­го­эт­нич­ных го­су­дарств (СССР, Юго­сла­вии, Че­хо­сло­ва­кии).

В за­ви­си­мо­сти от це­лей и форм про­яв­ле­ния эт­нический национализм име­ет куль­тур­ный или по­ли­тический ха­рак­тер. В пер­вом слу­чае речь идёт о со­хра­не­нии це­ло­ст­но­сти и са­мо­быт­но­сти эт­нической общ­но­сти (на­ро­да), раз­ви­тии язы­ка и об­ра­зо­ва­ния, про­па­ган­де ис­то­рического на­сле­дия и тра­ди­ций. Та­кой национализм иг­ра­ет по­ло­жи­тель­ную роль, ес­ли не со­дер­жит ан­ти­мо­дер­ни­за­ци­он­ных ус­та­но­вок и не­га­тив­ной на­прав­лен­но­сти про­тив куль­тур и пред­ста­ви­те­лей др. на­ро­дов. Во вто­ром слу­чае эт­нический национализм по­ли­ти­че­ски на­прав­лен на дос­ти­же­ние пре­иму­ществ для пред­ста­ви­те­лей од­ной на­цио­наль­но­сти в сфе­ре вла­сти и дос­ту­па к ре­сур­сам (край­няя фор­ма этой раз­но­вид­но­сти эт­нического национализма — на­цио­нал-со­циа­лизм).

В лю­бом слу­чае эт­нический национализм ос­но­вы­ва­ет­ся на уп­ро­щён­ных трак­тов­ках ис­то­рии, узур­па­ции куль­тур­но­го на­сле­дия в поль­зу од­ной груп­пы, на кон­фликт­ных тер­ри­то­ри­аль­ных ин­тер­пре­та­ци­ях («эт­ни­че­ская тер­ри­то­рия», «ис­кон­ные зем­ли», «ис­то­ри­че­ская ро­ди­на» и т. п.). Он за­клю­ча­ет в се­бе не­га­тив­ные сте­рео­ти­пы в от­но­ше­нии др. на­ро­дов и ан­ти­эта­ти­ст­ские ус­та­нов­ки. По­ли­тический эт­но­на­цио­на­лизм со сто­ро­ны до­ми­ни­рую­щих групп но­сит дис­кри­ми­на­ци­он­ный ха­рак­тер по от­но­ше­нию к мень­шин­ст­вам и ми­гран­там. Ра­ди­каль­ный эт­но­на­цио­на­лизм мень­шинств мо­жет об­ре­тать се­па­ра­ти­ст­ский ха­рак­тер с тре­бо­ва­ни­ем из­ме­не­ния внутренних гра­ниц или соз­да­ния от­дель­но­го «на­цио­наль­но­го го­су­дар­ст­ва». Он ста­но­вит­ся при­чи­ной за­тяж­ных и раз­ру­шительных эт­ни­че­ских кон­флик­тов (Северная Ир­лан­дия, Би­аф­ра, Ка­тан­га, Ка­ра­бах, Эрит­рея, Шри-Лан­ка, Чеч­ня и др.).

Вслед­ст­вие это­го роль национализма не­од­но­знач­на. С од­ной сто­ро­ны, от­каз от се­мей­но-ди­на­стического уст­рой­ст­ва вла­сти, дос­ти­же­ние народного су­ве­ре­ни­те­та и по­яв­ле­ние на­цио­наль­ных го­су­дарств, ос­но­ван­ных на гражданском рав­но­пра­вии, соз­да­ва­ли ос­но­вы для рас­кре­по­ще­ния соз­на­ния и по­ве­де­ния лю­дей и да­ва­ли сти­мул раз­ви­тию об­ще­ст­ва; с дру­гой — стрем­ле­ние к куль­тур­ной го­мо­ге­ни­за­ции, ас­си­ми­ля­ци­он­ные ус­та­нов­ки, дис­кри­ми­на­ция и эт­нической чи­ст­ки (вплоть до ге­но­ци­да) ве­ли к кро­во­про­лит­ным кон­флик­там. В отдельных слу­ча­ях по­бе­да национализма в его край­них фор­мах ве­дёт к ав­то­ри­тар­но­му ре­жи­му и за­си­лью ре­лигиозного фун­да­мен­та­лиз­ма.

Су­ще­ст­ву­ет дли­тель­ная тра­ди­ция изу­че­ния национализма. В ос­но­ве ис­то­ри­че­ско­го (ве­бе­ри­ан­ско­го) под­хо­да ле­жа­ло пред­став­ле­ние о национализме как дол­го­временном ис­то­рическом яв­ле­нии-ор­га­низ­ме со свои­ми кор­ня­ми, ста­дия­ми рос­та и основными чер­та­ми, ко­то­рое по­ро­ж­да­ет­ся на­ция­ми (Дж. Арм­ст­ронг, Л. Грин­фельд, Э. Смит, Э. Хоб­сба­ум, М. Хрох). Этот под­ход вос­при­ни­ма­ет на­цию как кол­лек­тив­ное те­ло, об­ла­даю­щее свой­ст­ва­ми отдельной лич­но­сти, вклю­чая ме­сто­жи­тель­ст­во (тер­ри­то­рию), судь­бу (ис­то­рию) и ха­рак­тер (куль­ту­ру). Из это­го сле­ду­ет, что у ка­ж­дой на­ции име­ет­ся своё ис­то­рическое пред­на­зна­че­ние, ко­то­рое она долж­на реа­ли­зо­вать. По­это­му на­ции не долж­ны сме­ши­вать­ся, а го­су­дар­ст­ва, ох­ва­ты­ваю­щие бо­лее од­ной на­ции, яв­ля­ют­ся «не­ес­те­ст­вен­ны­ми» и не­жиз­не­спо­соб­ны­ми. В край­нем ви­де на­ция пред­став­ля­ет­ся по­сто­ян­ным не­ис­то­ри­че­ским («при­мор­ди­аль­ным») един­ст­вом (смотрите При­мор­диа­лизм). В по­след­ние два де­ся­ти­ле­тия име­ет ме­сто апо­ло­гия эт­но­на­цио­на­лиз­ма как «ли­бе­раль­но­го национализма» или как фор­ма национального воз­ро­ж­де­ния и са­мо­оп­ре­де­ле­ния (У. Кон­нор, М. Линд, Ю. Та­мир и др.).

Некоторые ис­сле­до­ва­те­ли свя­зы­ва­ют яв­ле­ние национализма с про­цес­сом мо­дер­ни­за­ции и трак­ту­ют его как ус­ло­вие мо­дер­ни­за­ции (Э. Гелл­нер). К это­му на­прав­ле­нию при­мы­ка­ет кон­ст­рук­ти­ви­ст­ский под­ход, трак­тую­щий национализм как ме­ха­низм ре­кон­цеп­туа­ли­за­ции по­ли­тической общ­но­сти, ко­то­рая до это­го мог­ла ка­те­го­ри­зо­вать­ся как им­пе­рия, ко­ло­ни­аль­ная ад­ми­ни­ст­ра­ция или пле­мен­ное об­ра­зо­ва­ние (Б. Ан­дер­сон). Оп­по­нен­та­ми это­го под­хо­да вы­сту­па­ют учё­ные стран Азии и Аф­ри­ки, ко­то­рые про­сле­жи­ва­ют «ин­ди­ген­ный национализм» в сво­их стра­нах до воз­ник­но­ве­ния современных на­ций и гражданского ационализма ти­па ин­дий­ско­го Дж. Не­ру и И. Ган­ди (П. Ча­ттерд­жи). В западной нау­ке под воз­дей­ст­ви­ем пост­со­вет­ских транс­фор­ма­ций из­ме­не­ния в трак­тов­ке национализма про­изош­ли в поль­зу по­ли­ти­зи­ро­ван­ной кон­цеп­ции «рас­па­да им­пе­рии» и «три­ум­фа на­ций» (Э. Кар­рер д’Анкосс).

В российском об­ще­ст­воз­на­нии про­дол­жа­ет гос­под­ство­вать тра­ди­ция изу­че­ния национализма как идео­ло­гии пре­вос­ход­ст­ва од­ной на­ции над дру­гой и как про­по­ве­ди национальной ис­клю­чи­тель­но­сти или же рас­про­стра­ня­ют­ся со­чи­не­ния па­ра­на­уч­но­го и ра­си­ст­ско­го ха­рак­те­ра, ав­то­ра­ми ко­то­рых вы­сту­па­ют пред­ста­ви­те­ли т. н. национальных элит, вклю­чая пред­ста­ви­те­лей т. н. русского на­цио­на­лиз­ма. В це­лом по­ня­тие национализм от­но­сит­ся к сво­его ро­да элит­но­му по­ли­тическому про­ек­ту, и национализм мож­но рас­смат­ри­вать как ме­та­ка­те­го­рию «бы­то­во­го» по­ли­тического и на­учного мыш­ле­ния, как дис­кур­сив­ную прак­ти­ку в сис­те­ме от­но­ше­ний вла­сти в современных го­су­дар­ст­вах и в сис­те­ме от­но­ше­ний вла­сти и зна­ния.

Дополнительная литература:

Гелл­нер Э. На­ции и на­цио­на­лизм. М., 1991

На­цио­на­лизм: (взгляд из-за ру­бе­жа). М., 1995

Де­мо­кра­ти­за­ция и об­ра­зы на­цио­на­лиз­ма в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции 90-х гг. М., 1996

Тиш­ков В. А. О на­ции и на­цио­на­лиз­ме // Сво­бод­ная мысль. 1996. № 3; он же. Очер­ки тео­рии и по­ли­ти­ки эт­нич­но­сти в Рос­сии. М., 1997

Лейп­харт А. Де­мо­кра­тия в мно­го­со­став­ных об­ще­ст­вах. М., 1997

Хоб­сба­ум Э. На­ции и на­цио­на­лизм по­сле 1870 г. СПб., 1998

Ко­ро­тее­ва В. В. Тео­рии на­цио­на­лиз­ма в за­ру­беж­ных со­ци­аль­ных нау­ках. М., 1999; она же. Эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы и на­цио­на­лизм. М., 2001

Аль­тер­матт У. Эт­но­на­цио­на­лизм в Ев­ро­пе. М., 2000

Ма­ли­но­ва О. Ю. Ли­бе­раль­ный на­цио­на­лизм: (се­ре­ди­на XIX – на­ча­ло XX в.). М., 2000

Ан­дер­сон Б. Во­об­ра­жае­мые со­об­ще­ст­ва: раз­мыш­ле­ния об ис­то­ках и рас­про­стра­не­нии на­цио­на­лиз­ма. М., 2001

Ба­ли­бар Э., Вал­лер­стайн И. Ра­са, на­ция, класс: дву­смыс­лен­ные иден­тич­но­сти. М., 2003

Му­ха­мет­ши­на Н. С. Транс­фор­ма­ции на­цио­на­лиз­ма и «сим­воль­ная эли­та»: рос­сий­ский опыт. Са­ма­ра, 2003

Смит Э. Д. На­цио­на­лизм и мо­дер­низм: кри­ти­че­ский об­зор со­вре­мен­ных тео­рий на­ций и на­цио­на­лиз­ма. М., 2004

Кал­хун К. На­цио­на­лизм. М., 2006

На­цио­на­лизм в ми­ро­вой ис­то­рии / Под ред. В. А. Тиш­ко­ва, В. А. Шни­рель­ма­на. М., 2007

Грин­фельд Л. На­цио­на­лизм. М., 2008

Ке­ду­ри Э. На­цио­на­лизм. 4-е изд. СПб., 2010.

Что такое национализм простыми словами

В чем суть национализма

Национализм часто путают с нацизмом и ультраправым радикализмом, что в корне неверно. Эти течения базируются на разной идеологии, имеют специфическую атмосферу, витающую в воздухе.

Эта идеология охватывает широкие массы, небезразличные к своей нации, стране и территории.

Корни национализма – в патриотизме. Его адепты пропагандируют безусловную любовь к своей стране и ее титульной нации.

По сути, их цель – воспитание уважения к самобытности своего народа и его прошлому. Чаще всего националисты отстаивают интересы определенного этноса, когда есть признаки ущемления по языковому и этническому признаку.

Националисты, в широком смысле – люди, ставящие на первое место благополучие страны и процветание определенного этноса. Но они стремятся этого достичь разными методами, иногда шокирующими.

Поэтому в среде националистов выделяют свои разновидности:

  • умеренных;
  • радикальных;
  • крайне правых (граничащих с нацизмом), отличающихся нетерпимостью к другим этническим группам.

Данная политическая идеология находит своих приверженцев не только среди «пассионарных» (возгревающих свои идеи) граждан.

Часто в этом явлении нет ничего опасного, хотя журналисты любят делать на этом свои «сенсации», отвлекая широкие массы от насущных проблем.

Причины возникновения национализма

В сложные исторические периоды к группам и партиям националистов примыкают толпы относительно «холодных» людей, если видят среди них харизматичного, способного к объединению масс, лидера.

Нередко чей-то «подвиг» вдохновляет представителей определенного этноса на отказ от собственных интересов ради великой (как им кажется) идеи, вплоть до самопожертвования.

Во времена, когда гражданское самосознание достигает определенной кульминации, но не происходит никаких улучшений, возвращаются к национализму, от которого отказались в предыдущую эпоху.

Иногда не остается другого способа для объединения населения, чтобы стремиться к достижению общих целей, несмотря на различие интересов и расслоение общества.

Людей, возводящих общее наследие, национальные традиции и традиционные ценности в ранг поклонения, часто называют националистами или даже нацистами.

Нередко в отдельно взятой стране подобная политика нагнетается пропагандой в СМИ. Но бывает, что это «видят со стороны» (из другой страны), разжигая неприязнь и конфликты между народами.

Но сами массы не усматривают в собственном патриотизме ничего крайне националистического.

Люди, работающие на разжигание конфликтов, часто не могут найти другой причины, чтобы наращивать враждебное настроение к гражданам соседних стран или в отношении какого-то этноса внутри государства.

Поэтому поиски крайне правых националистов, выдаваемых на «нацистов», становятся их целью.

Справедливости ради стоит заметить, что «раскапывание старых скелетов в шкафу» может действительно спровоцировать подобные настроения.

Внешняя пропаганда может создать настоящую платформу для формирования самосознания определенного этноса на почве национализма и забытых идолов прежних времен.

Что общего между нацизмом и национализмом

В Российской империи, в отечественной философской среде, в свое время увлекались идеями национализма. Философ И. А. Ильин именовал гражданский патриотизм «русским национализмом», усматривая в этом явлении большой потенциал и «волю к расцвету… грядущей России».

Но он соглашался и тем, что есть крайние или «больные» формы патриотизма, нетерпимые к другим народностям, презирающие их культуру и идентичность.

Негативная окраска понятий «националист» существует не только в России. Словом «нацист» часто называют именно активных патриотов из других стран.

Считается, что националист любит свою родину и народа, а нацист ненавидит другие страны и народы. Как известно, именно под знаменами нацизма и с идеями расового превосходства начинался нацизм в Германии, объединившись вокруг Адольфа Гитлера и его идеологов.

В РФ сегодня официально зарегистрировано 53 националистических, нацистских и ультраправых организаций. Нет ничего плохого в объединении масс вокруг своей страны, народа и его этнической культуры, отстаивании приоритетов титульной нации.

Но мир смотрит с опаской на крайне правые проявления национализма, расовой и этнической нетерпимости.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: